Елена Камбурова: «На первом месте — его величество Смысл»

07.07.2015

Денис БОЧАРОВ

Недавно на сцене Театра музыки и поэзии, руководимого Еленой Камбуровой, состоялась премьера спектакля «Победа. Реквием»... Мужчины ушли. Женщины остались. Все, что было до войны, вспоминается как далекая невозвратная юность. Впереди борьба, боль, отчаяние, плач о тех, кто никогда не вернется. Но, вместе с тем, — вера, ожидание, надежда на радостную встречу. 

Выходящие на сцену женщины — певицы, актрисы, музыканты — исполняют довоенные, военные и послевоенные песни «Вечер на рейде», «Катюша», «Эх, дороги», «Так случилось, мужчины ушли», «До свидания, мальчики», «Соловьи», «На всю оставшуюся жизнь» — в новых, специально созданных для постановки аранжировках. 

После премьеры корреспондент «Культуры» пообщался с художественным руководителем театра, народной артисткой России Еленой Камбуровой. 11 июля она отмечает юбилей.

культура: Вашему театру без малого четверть века. В чем его особенность?  
Камбурова: В так называемой студийной атмосфере. Почти все театры в нашей стране начинались с небольших студий, где не было места зависти и ревности, коими сегодняшний театральный мир перенасыщен. В понятие «студийность» я вкладываю отсутствие какого бы то ни было стремления к наживе. Мы, будучи небогатым театром, не в состоянии платить крупные гонорары. Хотя, конечно, хотелось бы. Но артисты, выступающие на нашей сцене, приходят сюда за гонораром иного рода. Ведь многие из них работают в больших театрах — «Ленкоме», «Моссовете», «Современнике». Но у нас они буквально растворяются в душевной атмосфере, прикипают к ней всем сердцем. Очень трогательно. И мне бы хотелось, чтобы такой уникальный климат сохранился в театре на долгие годы. 

культура: Премьера спектакля «Победа. Реквием» была приурочена к очередной годовщине со дня начала Великой Отечественной. А что сподвигло Вас на создание постановки такого рода? 
Камбурова: Очень важно, чтобы наше общество сохраняло память, пестовало ее. Дабы впредь не повторялись «рукотворные катастрофы». Ведь, если вдуматься, любая победа, во все времена, в каждой стране и при каких бы то ни было режимах, зиждется на большой трагедии. За этим всегда огромное число тех — как правило, молодых, — которые уходят и никогда не возвращаются. Фундамент победы неизбежно стоит на костях. И эта горькая составляющая Победы для меня и многих людей из моего окружения очень важна. 

культура: Именно поэтому в рамках спектакля решили сосредоточиться на женской теме?
Камбурова: Да. Ведь на войну уходят прежде всего мужчины. А дома остаются матери, бабушки, жены, невесты, сестры, дочери. И именно для того, чтобы подчеркнуть «маскулинность» баталий, мне казалось важным вывести на передний план образ женщины — переживающей и плачущей, преисполненной жгучей трагичности. Это очень важный аспект. Несмотря на то, что были и воюющие женщины (им, в частности, посвящена песня «Баллада о военных летчицах», звучащая в нашем спектакле), которые выполняли, по сути, мужскую работу, все же образ прекрасного пола в войне наиболее правдиво и надрывно раскрывается через тему ожидания. 

«Победа. Реквием»

культура: Какие основные задачи стоят сегодня перед вашим театром?
Камбурова: Нельзя сказать, что душевно-духовная составляющая в стране сегодня на высоте, правда? Поэтому каждый наш спектакль — попытка вдохнуть в зрителей ощущение прекрасного, светлого... Словно молитва, проповедь, если угодно. По крайней мере, мы стремимся к этому. Мне кажется, наши спектакли очень человечные. Ведь показать себя — одно. А дать зрителю понять, во имя чего все это вообще делается — совсем другое. Важно увидеть и почувствовать, какие плоды в душе у человека остаются после общения с нами. Основная задача — попытаться сделать его хоть чуточку добрее. 

Главное, вне зависимости от того, какую именно форму подачи вы исповедуете — будь то пантомима, комедия, музыкальная драма или танцевальное шоу, избежать пошлости и грубости. Бездумно идти на поводу у современных веяний опасно. А то ведь как порой рассуждают иные нынешние «творцы»: мол, вот пьеса Чехова, замечательно. А мы возьмем за основу авторский текст, но переиначим все так, что следов Антона Павловича никто в постановке днем с огнем не найдет. И здесь я присоединяюсь к огромному числу людей, которые такой подход не понимают и не принимают. Само собой, можно по-разному интерпретировать произведения, снабжать их какими-то нюансами, режиссерскими и актерскими находками, но полностью искажать смысл недопустимо. Знаете, что: чем глумиться над наследием классиков, пишите лучше свои пьесы. Если сумеете, конечно. 

Я всю жизнь занималась поэтической песней. И для меня всегда было крайне важно, какой смысл вкладывается в слова. В этом плане были прекрасные учителя и вдохновители — от классических поэтов XIX века до лучших представителей французской песни (к которой питаю особую слабость) второй половины ХХ столетия. Всех их объединяет одно: на первом месте — его величество смысл. 

«Победа. Реквием»

культура: А что же с ним стало в последнее время? Куда он подевался?
Камбурова: Об этом надо спросить у телевизионных начальников, да и вообще у людей, которые своими действиями (или бездействием) культивируют в обществе бессмысленное восприятие искусства — псевдоискусства, в котором нет интонаций, мыслей, чувств. И все это активно финансируется и агрессивно рекламируется. Многие сегодня говорят о свободе творчества, фыркают в сторону цензуры, надзора. Но, позвольте: надзор может быть разным. Когда ты видишь, что нечто, предлагаемое тебе с экрана, со сцены или по радио, пошло и грубо и не несет в себе никакого позитивного заряда, — цензура просто необходима. Получилось как у Булгакова в повести «Роковые яйца»: поначалу их было немного, а потом они распространились повсюду. Вот так и попса заняла огромную территорию культуры, незаметно и постепенно завладев сознанием. За исключением, возможно, некоторых представителей классической музыки. Хотя и здесь не все гладко, ведь новых Чайковских, Рахманиновых и Свиридовых сегодня найти трудно. Потому что их глушат и задвигают. Им четко дают понять: они — неформат. Ну, напишут нечто стоящее, но дальше дело не двинется. 

Сегодня, на мой взгляд, нужна, в хорошем, высоком смысле этого понятия, культурная революция. Причем на всех уровнях. Посмотрите: еще два-три десятилетия назад юное поколение пело прекрасные детские песни, а сегодня оно нахально выходит на сцену, кривляется и ничего не стесняется. 

культура: Кстати, о детских произведениях... Далеко не каждому известно, что в фильме «Приключения Электроника» песни Сыроежкина («Мы маленькие дети», «До чего дошел прогресс», «Это что же такое») исполняете Вы. И уж точно многим невдомек, что «Мальчишки и девчонки, а также их родители» из «Ералаша» — это тоже Ваш голос. Откуда такое задорное вокальное мальчишество?  
Камбурова: Когда только начинала петь, мне сразу сказали: ой, да ты травести. И сегодня могу мальчика голосом изобразить. Кстати, насчет «Ералаша». Помню, когда записывали эту самую песенку, я присутствовала в студии. Ее пели детишки, но у них почему-то не получалось. Тогда редактор обратился ко мне: мол, покажи им, как надо. Спела. 

Вообще, я характерная актриса, правда, об этом мало кто знает. Верю в предлагаемые обстоятельства.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть