Хор с видом на жительство

28.03.2014

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

В Год культуры знаменитый Московский камерный хор под управлением Владимира Минина по-прежнему остается бездомным. Как это получилось, попыталась разобраться «Культура».

Детский танцевальный класс площадью в 60 кв. м и с потолками в два с половиной — сегодня здесь репетирует всемирно известный хор. Чтобы полсотни артистов не задохнулись, каждые четверть часа проветривают помещение. О нормальной акустике и говорить не стоит — перед выступлениями приходится как минимум час настраиваться на звучание нормальных залов. Однако в танцевальной студии Театрального центра на Дубровке хор ютится вовсе не от того, что нет собственного помещения. Оно-то как раз есть, да еще какое...

В 2002 году правительство Москвы «за особые заслуги в развитии и сохранении отечественного хорового искусства» выделило коллективу свыше тысячи метров в особняке Веры Холодной — памятнике культурного наследия. Только вот уже 12 лет хор не может туда въехать.

Сначала четыре с половиной года ждали, пока старинное здание на Новой Басманной освободит кожно-венерологический диспансер. Затем почти пять лет понадобились на историко-архивные исследования, утверждение проекта в департаменте культуры Москвы... После этого столичными властями был организован конкурс на проведение ремонтно-реставрационных работ, который выиграла петербургская компания «Стройотделсервис». Жизнь стала налаживаться. Оставалось дождаться 31 января 2012 года — времени окончания контракта с питерским ООО, потом въехать в заветный особняк и отпраздновать новоселье.

Не въехали и не отпраздновали. В ходе работ были обнаружены дополнительные элементы декора, о которых никто раньше не подозревал. Такое в реставрации не редкость, поэтому контракт продлили еще на четыре месяца, а хор добился дополнительного финансирования. Теперь музыканты ждали 31 мая 2012-го — времени окончания работ.

Но ООО из северной столицы в сроки не уложилось. Более того, «Стройотделсервис» нанял субподрядчика — ООО «Золото», которое отправило в старинный особняк рабочих из Средней Азии. Те отнеслись к делу со всей ответственностью. Для начала вселились в здание, обжились и принялись готовить плов. Вероятно, начали и «реставрировать» — хотя сами об этом вряд ли догадывались.

При этом на конкурс, что в свое время проводили московские власти, «Стройотделсервис» представил данные о профессиональных реставраторах из Санкт-Петербурга, сотрудничающих с компанией. «Я еще тогда, наивная, удивилась и спросила: что же, специалисты все время из Питера в Москву будут ездить? — говорит первый заместитель художественного руководителя хора Алла Дубильер. — На меня посмотрели, как на сумасшедшую».

Как нетрудно догадаться, из Питера в Москву никто не ездил. А результаты работы может оценить даже человек, далекий от реставрации: «убитый» паркет позапрошлого века, к которому никто и не думал прикасаться, осыпающийся фасад, потолок в трещинах, разбитая лестница, вентиляционные отверстия в виде зияющих дыр, батареи из снесенных пятиэтажек. Шпингалеты — и те пострадали: их попросту украли, антиквариат все-таки. А еще у балкона наклон такой, что дождевая вода течет в помещение. Список можно продолжать.

Оценив масштабы бедствия, хор подал в суд, чтобы расторгнуть контракт с компанией из Северной Пальмиры. К тому времени «Стройотделсервис» уже получил 50 с лишним миллионов рублей из московского бюджета — компания предоставила акт о выполнении работ на эту сумму, подписанный техническим заказчиком, авторским надзором и госзаказчиком (то есть хором). Вторую часть платежа — 46 с лишним миллионов — питерское ООО должно было получить после окончания реставрации. Но по итогам проделанной «работы» подписывать новый акт отказались все стороны — и техзаказчик, и надзор, и хор. Только «Стройотделсервис» считает, что выполнил свое дело блестяще и требует отдать бюджетные деньги.

Обращение хора Минина о расторжении контракта суд рассматривал десять месяцев. И решил не удовлетворять иск, аргументируя тем, что «на день рассмотрения спора срок действия контракта истек». Хор подал апелляцию. Выиграл. Но и оппоненты не растерялись — подали кассацию. И тот же судья, что удовлетворил иск хора, теперь вынес противоположное решение... .

Судебная тяжба длится почти два года, и конца ей не видно. В мае состоится очередное заседание суда — о финансовом споре. А пока Алле Дубильер не понять, почему отстаиванием бюджетных средств занимается она, и только она: «Я бьюсь за сохранение денег, принадлежащих не мне — Москве».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть