Столица продышалась

28.06.2018

Августин СЕВЕРИН

Еще десять лет назад экологи били тревогу: если количество машин в Москве увеличится, а промышленные предприятия не будут выведены за ее пределы, то город начнет буквально погибать от смога. Но со временем воздух, наоборот, стал чище. О том, как этого удалось добиться, «Культуре» рассказал руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды города Антон Кульбачевский.

культура: Программа «Миллион деревьев» началась пять лет назад. Департамент и столичное руководство часто говорят о том, каких успехов удалось достичь. Но зачем нужно было разрабатывать целый проект, неужели нельзя просто сажать деревья?
Кульбачевский: До момента, когда акция стартовала в 2013 году по инициативе мэра Москвы Сергея Собянина, процедура высадки деревьев была сильно забюрократизирована, несмотря на то, что соответствующий социальный запрос был: жители города регулярно высказывали такие пожелания, выступали с инициативами. Для того чтобы высадить новое дерево, приходилось преодолевать множество препон: нужно было составить проект на каждое растение, самостоятельно получить в Мосгоргеотресте документ, подтверждающий, что под местом предполагаемой посадки не проходят коммуникации. Поэтому первое, что мы сделали, — упростили порядок подачи заявки и принятия решения до двух недель. При этом горожанам не надо обивать пороги многочисленных инстанций: достаточно просто высказать пожелание, прислать план двора с отметками, какие его части они хотели бы озеленить. Кроме того, с 2014 года заявку можно подавать не выходя из дома, через портал «Активный гражданин». Наши специалисты аккумулируют информацию и направляют на согласование в Мосгоргеотрест, который предоставляет данные о местонахождении коммуникаций, так что в случае чего можем внести коррективы в план, составленный местными жителями. Благодаря такому упрощению мы уже озеленили треть московских дворов, посадили в них более 90 тысяч деревьев и более двух миллионов кустарников. То есть акция широко шагает, мы получаем очень неплохой резонанс. Ситуация, когда власть и горожане вместе озеленяют дворовые территории, меня, конечно, радует. Москвичи, которые принимают участие в посадке растений в своих дворах, ответственнее относятся к их сохранению, поэтому деревья, посаженные в рамках программы, очень хорошо приживаются. Хищения зеленых насаждений, вандализм, конечно, бывают, но это, скорее, отдельные случаи. Акция проходит во всех районах и округах успешно и не вызывает нареканий ни у нас, ни у горожан.

культура: Какие деревья и кустарники вы сажаете?
Кульбачевский: Это выбирают сами жители: нужно просто скачать буклет, который находится на сайте департамента природопользования, и выбрать из восьмидесяти наименований деревьев и кустарников. Конечно, баобабов и пальм там нет, в каталоге — растения, характерные для Московского региона и в целом для Центральной России. Безусловный лидер — это сирень, среди деревьев за первое место борются липы, каштаны, березы...

Антон Кульбачевский на акции «Миллион деревьев»культура: Есть еще одна «зеленая» инициатива столичного правительства, которая называется «Лунка в лунку». О чем идет речь?
Кульбачевский: Это подпрограмма акции «Миллион деревьев». Мы начали с озеленения дворов, на следующем этапе занимались объектами социальной сферы: детскими садами, школами, медицинскими учреждениями, домами престарелых и т.д. Затем мы пошли дальше — на бульвары, в скверы. Существует много причин, по которым деревья могут засохнуть или упасть, — ураганы, возраст дерева, высадка над коммуникациями. Именно для таких случаев и запущена программа «Лунка в лунку», позволяющая высаживать по упрощенному порядку новые растения на том же месте, где дерево было утеряно. Например, на Ленинском проспекте есть красивая аллейка, но там засохло два дерева, образовались проплешины. Если устранять недостаток в обычном порядке — нужно будет выделить деньги, провести конкурс, подготовить документацию, на все это понадобится 2–3 года. В рамках программы все происходит намного быстрее. Именно наше ведомство выдает порубочные билеты, поэтому мы четко знаем, где пропали деревья, и принимаем решение об их замене. Отсюда и название — новое растение высаживается в ту же лунку, где было старое.

культура: Зелеными могут быть не только дворы и парки, но и крыши домов. Такая практика есть во многих странах мира, в Москве лет 10 назад была предпринята попытка, к сожалению, неудачная. Речь идет о стилобате здания, в котором расположен ваш департамент, одной из первых «книжек» Нового Арбата: сначала хотели посадить деревья, потом хотя бы кустики, но ограничились газоном. Сейчас подобные проекты не рассматриваются?
Кульбачевский: Газон на стилобате сохранился, деревьев нет, и пока они не планируются. Если говорить в целом о Москве, то нужно отметить, что у нас не так много зданий, которые бы подходили для таких экспериментов. Тем не менее применение технологий вертикального, горизонтального, крышного, стилобатного озеленения, создание различных рокариев, альпинариев — это уже реальность нашего мегаполиса. Появляются частные инвестиционные проекты, в рамках которых люди повышают капитализацию своих построек за счет создания зеленых крыш, внутри зданий обустраиваются зимние сады. Это, с одной стороны, привлекает арендаторов, с другой — позволяет владельцам поднять арендную плату. Город планирует применять технологии стилобатного озеленения при реализации программы реновации жилья. Это вполне возможно, нужно просто немного подождать. Не исключено, что уже в следующем году, когда пойдут пилотные проекты по программе, в Москве появятся новые дома с озелененными крышами.

Фото: пресс-служба комплекса городского хозяйствакультура: В 60-е годы, когда люди самостоятельно стихийно сажали деревья, нередко отдавали предпочтение тополям, поэтому теперь в период их цветения в отдельных районах города практически не продохнуть от пуха.
Кульбачевский: То, что тополя высаживались стихийно, — распространенное заблуждение: это была городская программа. Дело в том, что тополь — самый эффективный фильтр: он поглощает вредные вещества, выделяет кислород. Его биомасса, то есть листва, очень обильная, поэтому отказываться от тополя мы не собираемся, он обязательно и впредь будет составной частью системы озеленения Москвы. Сегодня у нас есть несколько пород этого дерева, не выделяющих пух. Участникам акции «Миллион деревьев» мы предлагаем сажать тополя, которые не пушат. Поэтому думаю, что пройдет лет пять – десять, и об аллергии можно будет забыть.

культура: Транспорта год от года все больше, и, по логике, воздух должен становиться грязнее. Это так?
Кульбачевский: Нет. В 2010 году выбросы от автотранспорта, а это 90 процентов всех загрязнений в Москве, составлял приблизительно миллион тонн, при том что на учете находилось 3,5 миллиона машин. В 2012–2013 годах нам удалось ситуацию стабилизировать, добиться того, чтобы выбросов не становилось больше. А затем уровень загрязнения стал снижаться. Сейчас у нас около 5 миллионов машин, а количество вредных веществ в воздухе уменьшилось на 140 тысяч тонн. Считаю, что это большой успех для мегаполиса — 14 процентов за три-четыре года, добиться такого снижения выбросов вредных веществ очень непросто.

Перечислю меры, которые привели к этому достижению. Первое — это замена автопарка. Если в 2010 году автомобилей с классом двигателя под стандарт Евро-4 и Евро-5 было около 20 процентов, то в прошлом году их было уже 60 процентов. Меняли машины и сами москвичи, менял и город. Второе — моторное топливо: Москва раньше всех субъектов Российской Федерации запретила продажу дизеля и бензина классов ниже Евро-5, это тоже сослужило свою службу. Ну и грамотная политика городского правительства  — развитие электротранспорта, усиление роли трамвая, строительство дорог, многоуровневых развязок, продление существующих и прокладка новых линий метро, запуск Московского центрального кольца. Не берусь сказать, какая именно мера сыграла наибольшую роль, но суммарный эффект, к которому они привели, очевиден. Тем не менее останавливаться пока рано: наша Экологическая стратегия рассчитана до 2030 года, к этому времени мы хотим отвоевать еще 160 тысяч тонн, то есть снизить количество выбросов на 30 процентов по сравнению с 2010 годом.

культура: Но автомобили — не единственный источник загрязнения, есть еще и промышленные предприятия.
Кульбачевский: Их выбросы можно разделить на две категории: вещества, которые доставляют дискомфорт, но опасны для здоровья только при очень больших концентрациях, как сероводород, и те, которые не пахнут, но при этом наносят наибольший вред организму, это, к примеру, угарный газ. Горожане в первую очередь реагируют на неприятные запахи. Много жалоб было в районе Капотни, где расположен Московский нефтеперерабатывающий завод. А также в окрестностях крупнейших в Европе Курьяновских и Люберецких очистных сооружений. В ближайшее время заканчивается их реконструкция, и уже сейчас можно констатировать, что неприятных испарений стало меньше. Резюмируя можно сказать, что московские промпредприятия становятся экологически чистыми, в том числе и Московский НПЗ, который до 2020 года потратит 250 миллиардов рублей на реконструкцию. Уже сейчас очевидно, что условия жизни в Капотне разительно отличаются от ситуации 2011 года. Об этом можно судить не только по результатам мониторинга состояния воздуха, но и по количеству жалоб, которых стало меньше. И дело не только в реконструкции: все наши предприятия придерживаются политики открытости, и МНПЗ, и очистные сооружения Мосводоканала устраивают экскурсии для горожан, чтобы они могли своими глазами увидеть, как работает предприятие. Нефтеперерабатывающий завод в районе Капотни, ко всему прочему, повесил табло, на которое в режиме реального времени передается информация с датчиков, установленных на всех трубах. Кстати, еще одно свидетельство того, что ситуация на территории МНПЗ нормализуется, — белые лебеди, поселившиеся на заводском пруду. Буквально на днях семейство обзавелось потомством.

Фото: Александр Авилов/mskagency.ruкультура: Состояние Москвы-реки меняется?
Кульбачевский: Все природные среды связаны, поэтому мы работаем комплексно, и последние изменения, произошедшие с воздухом, зелеными насаждениями, которых стало больше, не могли не сказаться на качестве воды. В последние 8 лет мы отмечаем постоянное снижение количества в воде нефтепродуктов, биогенных веществ, органики, которая может быть в сбросах очистных сооружений, тяжелых металлов. Например, достигнуто снижение уровня загрязнения аммонийным азотом на 28 процентов в нижнем течении Москвы-реки в черте города. Причина — эффективность Курьяновских очистных сооружений. В центральной части города благодаря мероприятиям по благоустройству и улучшению санитарного состояния территорий, внедрению вакуумной техники для уборки городских улиц, а также усилению экологического контроля (в том числе при использовании противогололедных реагентов) снизилось содержание металлов и взвешенных веществ, в среднем на 5–8 процентов, нефтепродуктов — на 23 процента. А купаться лучше в специально отведенных местах, утвержденных Роспотребнадзором. Пока количество зон колеблется от 10 до 12, в зависимости от года. Но, думаю, пройдет 2–3 года, и мест для купания станет больше.

культура: После того как леса Новой Москвы стали территорией мегаполиса, возникли определенные юридические коллизии. Например, в столице охотиться нельзя, но ранее на территориях Троицкого и Новомосковского округов до совсем недавнего времени было можно. Это создавало трудности не только для охотников, но и для экологов. Сейчас эти проблемы разрешены?
Кульбачевский: В населенных пунктах охотиться действительно нельзя, применение огнестрельного оружия допустимо лишь в специально оговоренных случаях. Нашей основной задачей на первых порах была борьба с браконьерами, думаю, ее мы решили. Первые три года было тяжеловато, но затем люди нас услышали, и сейчас таких преступлений практически нет. Определенную роль сыграла система фото- и видеофиксации, организованная на территории крупных лесных массивов. Были случаи, когда фотографии людей с ружьями мы передавали в местные СМИ. Воспользоваться ими они не успели, и предъявить им нечего, но зато можно рассказать в газете, что эти граждане были замечены с оружием в том месте, где охота запрещена. Такая практика возымела действие: сейчас на камеры попадаются почти исключительно лесные звери — лоси, кабаны, лисы.

При этом инфраструктура охотхозяйств на территории Троицкого и Новомосковского округов осталась, и сейчас она простаивает. Я думаю, что можно охоту заменить фотоохотой — тот же самый азарт, тот же самый поиск, но животные останутся живы. Любители могли бы сменить обычные ружья на фоторужья и заниматься полезным делом. Вот уже два года мы ищем партнеров, которые могли бы организовать и возглавить это дело: нам, экологам, такой род деятельности несвойственен.

Фото: Александр Авилов/mskagency.ruкультура: У Москвы есть своя «Красная книга». С присоединением Троицкого и Новомосковского административных округов флора и фауна столицы стала намного разнообразнее. Планируется ли переиздание списка редких и находящихся под угрозой исчезновения животных и растений?
Кульбачевский: Да, к сегодняшнему дню мы собрали все необходимые для этого сведения, а в следующем году выпустим обновленное издание «Красной книги Москвы».

культура: Город продолжает заниматься экологическим просвещением?
Кульбачевский: Ежегодно специалисты нашего департамента организуют и участвуют во всероссийских и даже всемирных экологических акциях, таких как «Час Земли», «День Земли», «День без автомобиля». С 2014 года мы организуем ежегодную общегородскую акцию по раздельному сбору отходов, которая охватывает все округа, — «Разделяй и используй!». В этом году участники акции собрали 37 тонн отходов. Кроме того, в Москве много особо охраняемых природных территорий, сегодня их площадь составляет 17,5 тысячи гектар. Помимо того, что это зеленые легкие мегаполиса, выполняющие средозащитную функцию, поглощающие шум, пыль, очищающие воздух, это и большая научно-образовательная база. Там обучаются дошколята, школьники, студенты, приходят даже люди пожилого возраста, которые интересуются природой. В наших образовательных центрах проводятся теоретические занятия, после них дети отправляются на экологические тропы, где могут применить полученные знания на практике. Специалисты подведомственной департаменту Мосприроды ведут эту работу очень активно, кружки переполнены. Недавно в День эколога мы награждали победителей экологических олимпиад, конкурсов, и нас приятно удивило, как много детей и молодежи интересуются защитой окружающей среды, насколько глубоки их знания.


Фото на анонсе: пресс-служба комплекса городского хозяйства


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть