Мы знаем, парку — цвесть

21.09.2017

Августин СЕВЕРИН

Фото: Максим Григорьев/ТАССГлавным культурным событием московской осени стало открытие парка «Зарядье». Последний раз подобное в центре Первопрестольной происходило почти 200 лет назад: в 1820-м у кремлевской стены был разбит Александровский сад.

«Зарядья» ждали действительно долго: больше 10 лет москвичи и гости города лицезрели в самом центре столицы большой пустырь, обнесенный глухим забором. Поэтому, когда парк наконец распахнул свои двери, от посетителей не было отбоя. То, что они увидели, было похоже на сказочный городок с домами-холмами, каждый из которых на поверку оказался многофункциональным павильоном. На поверхности — экологическая экспозиция, представляющая четыре характерные для России климатические зоны: лес, тундра, степь и заливные луга. Один из холмов — «Медиацентр». Сейчас здесь работают аттракционы «Полет» и «Машина времени». Первый представляет собой кинозал с полусферическим экраном, подвижной платформой, на которой закреплены 39 комфортных кресел. Пока можно «полетать» над Москвой: зрителям показывают, как выглядят с высоты старые и новые достопримечательности столицы, а в следующем году гости павильона смогут совершить «Полет над Россией». В медиакомплексе «Машина времени» гости могут познакомиться с историей столицы всего за несколько минут.

Глядя на панорамный экран высотой пять и диаметром более 15 метров, зрители становятся непосредственными участниками далеких и близких событий.

В холме неподалеку разместилось «Заповедное посольство», пока оно работает не в полную силу: специалисты не наморозили «Ледяную пещеру». Это тоже «природный» аттракцион с лабиринтом, колоннами и арками. В холодное время года днем температура в пещере не опускается ниже минус двух градусов, вечером — ниже минус пяти, а летом, чтобы посетители не замерзли, будут выдаваться пледы. Сейчас здесь уже функционирует научно-познавательный центр с классами, лекторием и лабораторией, а также «Флорариум». Оригинальная оранжерея представляет собой прозрачную колонну, в которой размещены стеллажи с пятью сотнями экзотических растений.

Фото: Сергей Киселев/mskagency.ruА с вершины холма-«посольства» можно полюбоваться на Кремль, Красную площадь, собор Василия Блаженного и высотку на Котельнической, а также отреставрированные при создании парка памятники самого Зарядья. Кроме того, отсюда лучше всего видна будущая филармония, из парка она выглядит как покрытая стеклом гора с амфитеатром на склоне.

— В мире такой интеграции филармонии в парк вы не найдете, — уверяет главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. — У нее есть фасад только с Китайгородского проезда, причем он максимально нейтрален. Мы умышленно сделали филармонию подчиненной парку, чтобы не спорить с исторической застройкой.

Любителей прекрасных видов и современной архитектуры порадует «парящий мост» — эта мощная и в то же время изящная параболическая конструкция вытянулась над Москвой-рекой и Москворецкой набережной.

Еще одна достопримечательность, небольшой археологический музей, находится в подземном переходе к набережной. В центре экспозиции — обнаруженнный археологами фрагмент стены Китай-города.

— Очень символично, что на столь важном для столицы и для страны месте появилось современное общественное пространство, — рассказал «Культуре» Сергей Кузнецов. — Это, с одной стороны, демонстрирует отношение Москвы к ее жителям и гостям. С другой — именно благодаря паркам, скверам, другим общественным местам мегаполис повышает свое качество, статус, получает конкурентные преимущества перед другими городами. Следствие этого — приток в город инвестиций.

Фото: Александр Авилов/mskagency.ruПо словам президента Союза архитекторов России Николая Шумакова, современный многофункциональный парк в центре столицы — это одно из важнейших архитектурных событий последнего времени, которое даст мощный импульс в развитии не только и не столько садово-паркового искусства, сколько всей архитектуры Москвы и даже России.

С открытием «Зарядья» с новой силой разгорелись дискуссии между сторонниками и противниками проекта. Последние остались в меньшинстве.

— Мне нравится парк, его ландшафты. Думаю, он действительно хорош, — поделился с «Культурой» своими впечатлениями создатель проекта «Москва глазами инженера» Айрат Багаутдинов. — Как инженеру мне близок консольный мост: то, как огромная 70-метровая конструкция нависает над набережной и водой, производит огромное впечатление. Хороша и архитектура павильонов, которая претендует на некий параметризм, и то, как выглядит филармония, ее так называемая стеклянная кора. Много где в мире используют идеи Владимира Шухова, а в России до сих пор не было ни одной. Теперь появилась самая настоящая сетчатая оболочка — прямо как у Шухова.

Не во всем согласен с проектом известный архитектор, автор проекта Дома правительства Московской области Михаил Хазанов.

— У меня одна серьезная претензия: надо было бы аллеи проложить по исторической сетке дорог, — рассказал он «Культуре». — Это было бы гораздо интереснее, если бы проектировщики сохранили городскую память, историческую топографию места. Конечно, то, что получилось, — гораздо лучше, чем гостиница «Россия», но я все же уверен, что улицы, место Китайгородской стены надо было обозначить хотя бы пунктиром.

А экскурсовод и автор проекта «Прогулки по Москве» Александр Усольцев считает, что создание нового общественного пространства — разумный компромисс между звучавшими раньше предложениями по новой застройке и планами по восстановлению Зарядья в его историческом виде.

Фото: Сергей Киселев/mskagency.ru— Когда 10 лет назад сносили гостиницу «Россия», первое, что приходило в голову (мне в том числе), — надо восстановить старый район, — сказал он. — Однако сейчас ясно, что механическое копирование в том виде, каким оно было перед сносом, нереально. При этом, если бы, например, там построили парламентский центр и окружили его офисные здания, то старая архитектура потерялась бы на их фоне.

Николай Шумаков уверен, что появление современных построек в историческом центре, особенно в такой ситуации, как в Зарядье, когда старые были уничтожены около 80 лет назад, — нормальная практика.

— Москва вообще во многом эклектична, это присуще ее строю, архитектуре, — считает он. — Причем существование разностильных и разновременных зданий и сооружений в столице приемлемо, я не вижу ничего страшного в таком соседстве. Мне понятно, когда новая архитектура появляется в старой среде города, и не совсем ясно, когда ее стилистически маскируют под старую для того, чтобы оправдаться перед собой и перед горожанами. Главное — любое сооружение должно быть профессионально, грамотно спроектировано и построено.

Невозможно обойти стороной и историю с вандалами, нагрянувшими в парк. Первое сообщение о проблемах прозвучало 11 сентября: по словам директора по проектированию гражданского строительства «Мосинжпроекта» Галины Гордюшиной, от удара каким-то предметом треснуло световое окно на крыше павильона «Медиацентр». Спустя два дня во многих СМИ появились новости о том, что посетители «вынесли и уничтожили» до 10 тысяч растений. Однако позже власти города пришли к выводу, что тревогу бить рано.

— Я бы не говорила про вандализм, наверное, это неправильно. Думаю, что это просто большой интерес, большая востребованность парка, — прокомментировала ситуацию заместитель мэра Москвы Анастасия Ракова.

Фото: PHOTOXPRESS Парк пострадал, но был быстро приведен в порядок. К счастью, больше серьезных происшествий не было. Но дискуссия, развернувшаяся вокруг инцидента, продемонстрировала живой интерес общества к такой сравнительно новой для Москвы и России теме, как создание комфортной городской среды. Почти все специалисты сходятся в одном: отдельные случаи вандализма — не проблема, решить все можно более тщательной организацией и усилением охраны.

— Все, что окружает человека, начиная с его квартиры, детского сада, школы, двора, квартала, где он живет, всего города, должно быть хорошо обустроено, — уверен Николай Шумаков. — Развитие общественных пространств — непременное условие существования современного города. К сожалению, мы пришли к такой простой идее сравнительно поздно: во многих странах движение в этом направлении началось намного раньше. Считаю, что сегодня всей стране нужна гуманизация среды — так, как это делается сейчас в Москве. И в дальнейшем при сдаче любого проекта территория должна быть приведена в порядок: озеленена, освещена, обеспечена парковками и т.д.

Михаил Хазанов полагает, что будущее городов — за гармоничным сочетанием представлений об идеале и его воплощения на практике.

— С одной стороны, мегаполис позволяет жить активной жизнью, здесь почти безграничная свобода выбора направлений деятельности, развлечений и отдыха, — отмечает  архитектор. — Но накапливается усталость от вынужденного непрерывного общения. Поэтому основной тренд — на человечность, на дружелюбие: городская среда должна быть именно такой, для того чтобы сгладить дискомфорт. А еще город должен быть информационно насыщенным. Почему мы любим старую Москву? Потому что масштаб и количество информации, которую мы воспринимаем, очень велики: разные жанры, времена, эпохи. В новых районах, когда идешь, например, вдоль однообразной стены длиной полтора километра, ты информации не получаешь. Гармоничное сочетание — идеального с рациональным.

Фото: Сергей Киселев/mskagency.ru

По мнению архитектора Михаила Филиппова, автора проектов «Горки-город» в Красной Поляне и «Итальянский квартал» в Москве, благоустройство, которое ведется сегодня, — это лучшее, что случилось в архитектуре столицы за последние 100 лет. Исключение — станции Московского метро конца 30-х — начала 50-х годов ХХ века. 

— Мы наконец приобретаем город в полноценном смысле этого слова, — уверен он. — Многие десятилетия «священная граница Родины» проходила по двери квартиры, дальше начинался «фронт». И к этому привела благородная идея дать всем по отдельной жилплощади. Но вы посмотрите на Париж, Венецию — огромное количество квартир, которые меньше наших хрущевок, но люди от этого не страдают, потому что город принадлежит им, людям в нем комфортно.

Архитектор отметил, что блистательное царствование Екатерины Второй началось с грандиозной облицовки гранитом набережных Невы. Тем самым императрица создала рекреационное пространство для Петербурга на многие столетия. Преображение Северной столицы также способствовало резкому повышению авторитета и доверия к России в Европе.

— Общественные пространства «поднимают» архитектуру, — уверен Михаил Филиппов. — Когда человек не боится наступить ногой в яму или лужу, он спокойно оборачивается и видит красивые фасады и небо. Создание парков и приоритет пешеходов перед автомобильным транспортом является огромным шагом вперед.


Досье «Культуры»

Зарядье может похвастаться богатой историей, люди здесь жили еще с XII века, а его полноценное вхождение в состав Москвы состоялось почти пятьсот лет назад, когда в период правления Елены Глинской, матери Ивана Грозного, была построена Китайгородская стена. Столетиями это был главный торговый центр столицы. Неудивительно, что именно здесь в XVI веке появился Английский двор (фактически торговое представительство Туманного Альбиона), его здание — одна из старейших гражданских построек города. Неподалеку — палаты бояр Романовых, сейчас это тоже музей.

Крутой перелом в жизни Зарядья случился в 30-е годы прошлого столетия. Новая власть постановила избавиться от архаичного района в самом центре города. А в 1947 году, когда Москва отмечала 800-летие, здесь было заложено основание будущей восьмой высотки. Ей так и не суждено было появиться: после смерти Сталина строительство было заморожено, а пару десятилетий спустя на мощном фундаменте так и не построенной башни архитектор Чечулин возвел гостиницу «Россия». Правда, простояла она по историческим меркам недолго: в 2006 году отель был снесен, на его месте планировалось построить торгово-гостиничный комплекс по проекту известного британского архитектора Нормана Фостера — автора лондонского «Огурца» и многих других знаковых построек. Но из-за финансовых сложностей проект реализован не был. Тем не менее жаркие споры о том, каким должен стать исторический квартал, продолжались. Пожалуй, самое экстравагантное из них — «восстановление» Китайгородской стены, которое всерьез обсуждалось в конце первого и начале второго десятилетия XXI века.

Точка в этих спорах была поставлена в 2012 году, когда Владимир Путин предложил разбить на месте бывшей гостиницы парк. Состоялся конкурс, по итогам которого победил международный консорциум во главе с американским бюро Diller Scofidio + Renfro. В создании рекреационной зоны принимали участие десятки специалистов из США, Германии, Дании, Италии, Великобритании и, конечно, России. 


Фото на анонсе: Алексей Зотов/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть