Зерно былой дружбы

07.08.2015

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

На ВДНХ снова царит дружба народов — длиться она будет до ноября. Речь о выставке, собравшей фотографов из бывших советских республик.

Дружат народы теперь в павильоне № 59, который некогда именовался «Московская, Рязанская и Тульская области», а потом превратился в «Зерно». Нынче сельскохозяйственными достижениями здесь не хвастаются. Зато демонстрируют 500 снимков профессиональных фотографов, проживающих в 14 государствах, — вот уже почти четверть века как независимых.

Выставка «Дружба народов», по замыслу организаторов, должна отражать «жизнь бывших республик СССР». Жизнь в основном показана через природу — роскошные пейзажи занимают чуть ли не половину экспозиции. Природа — единственное, что не изменилось за бурный 25-летний отрезок. Другая часть фотографий посвящена национальным особенностям — тоже относительно незыблемым. Снимки здесь — витрина страны. Красивая, талантливо оформленная, но к жизни имеющая отдаленное отношение. Заявленный «взгляд изнутри» едва ли получился, скорее — парадный портрет. «Витринность» нивелировала и задуманный контраст: выставка дополнена фотографиями российских профессионалов и любителей, путешествовавших по республикам, это взгляд извне. Правда, он мало отличается от того, что изнутри. Разве что пейзажей меньше, а экзотики — побольше. Впрочем, все это не умаляет достоинств выставки, лишь указывает на неточности в формулировках.

Итак, никаких социальных потрясений, катаклизмов, войн, беженцев здесь нет — и, честно говоря, слава богу. В конце концов, ВДНХ — выставка достижений, а не список проблем. Здешняя «Дружба народов» мало что расскажет о реальности, в которой живут — а порой и выживают — народы, некогда населявшие одну шестую часть суши. Зато покажет ее во всей красе, причем вполне ожидаемой. Если Закавказье — то снежные вершины, Средняя Азия — степь да степь кругом, Прибалтика — холодная морская гладь. Арарат, находящийся на территории Турции, показан из Еревана или армянского села Тигранашен. Такая вечная тоска по утраченному, гора плача. В соседней Грузии средневековые сванские башни контрастируют с жуткими обшарпанными пятиэтажками. И все это на фоне Главного Кавказского хребта.

Другой «конек» «Дружбы народов» — этнография. Иногда постановочная, но по большей части — настоящая. Вот киргиз с непонятной красной конструкцией над головой — оказывается, с каркасом будущей юрты. Азербайджанские мальчики запечатлены у костра в спонтанном национальном танце — кажется, эти движения у них в крови. Не отстает от них украинская старушка, самозабвенно отплясывающая в вышиванке. Туркменская девушка стыдливо закрывает лицо платком — ее выдают замуж. Узбек в халате и чалме едет на осле по дынному полю. Литовцы с сетями стоят по пояс в воде — вылавливают янтарь…

Не «витринное» дополнение ко всему перечисленному — портреты. Например, азербайджанские старики с потухшими глазами и лицами, испещренными сеткой морщин (фотографии Наргиз Гасымли). Или черно-белые работы Давида Галстяна, специализирующегося на колоритных персонажах. Живой штрих к «Дружбе народов» — репортажная съемка, выхватывающая городские сценки. Старые бакинцы, сидящие на улочке и хохочущие над чем-то, только им ведомым. Тбилисский чистильщик обуви, изучающий газету в перерывах между клиентскими ботинками.

«Дружба народов оказалась мифью», — сказал один партийный деятель на излете СССР. Скорее, все-таки витриной. И, что самое главное для нас сегодня, — не разбитой.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть