Двадцатка противоречий

07.12.2012

Нильс ИОГАНСЕН

С 1 декабря 2012 года Россия председательствует в G20 — группе, на которую суммарно приходится более 90% мирового ВВП. Пост, конечно, почетный. Вопрос в другом: сможет ли наша страна получить от этого реальную экономическую выгоду?

Выбор в пользу РФ однозначно свидетельствует об усилении позиций нашего государства на мировой экономической арене. И это не пустые слова. Например, мы имеем очень серьезное влияние в БРИКС (так называемые «развивающиеся рынки» — Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская республика). Да и во взаимоотношениях с ведущими мировыми экономиками, такими как Германия, Италия и Франция, мнение нашей страны становится все более весомым. Поэтому председательство в G20 — не просто формальность, а отражение объективных реалий.

Другое дело, что в этой организации имеется явно выраженный конфликт интересов. По сути, ее можно разделить на две части. США, Евросоюз и Великобритания озабочены, прежде всего, выживанием собственной финансовой системы. На первом месте стоят вопросы размеров госдолга, а также стабильности фондовых рынков, слишком глубоко интегрированных в эти экономики. Валютная политика вышеозначенных государств преследует цель любыми способами удержать от падения курсы доллара, евро и фунта, а если какие-то «сторонние» страны при этом пострадают — тем хуже для них.

У России и ее союзников другие интересы. Наши власти уже не раз заявляли о необходимости диверсификации глобальных рисков, проще говоря, о вводе в обращение дополнительных резервных валют. Эту позицию всецело поддерживает КНР. Китайцы, которые производят львиную долю потребительских товаров на планете, не хотят получать за них одни только зеленые бумажки. Торговля Китая с РФ уже идет за рубли и юани, но Америка и остальные страны пока что расплачиваются только долларами. Золотовалютные резервы (ЗВР) Китая — крупнейшие в мире — лежат мертвым грузом и, де факто, поддерживают стабильность экономики США. Точно такая же ситуация у нас: нефтедоллары ЗВР РФ инвестированы в госдолг Штатов, больше применить эти дензнаки просто некуда.

Сложившиеся противоречия существенно ограничивают экономический рост России, Китая и ряда других стран, и здесь главная проблема всего G20. До России в организации председательствовала Мексика, но эта страна, находящаяся под огромным влиянием США, не выносила сор из избы. В ближайшее время все может измениться: РФ, поддерживаемая Китаем и другими союзниками по БРИКС, имеет все шансы выступить с рядом громких экономических инициатив. Направленных, прежде всего, на либерализацию (в хорошем смысле этого слова) мировых товарных, валютных и финансовых рынков.

Какими будут инициативы, пока можно только догадываться. Скорее всего, имеют шанс появиться некие предложения по защите мировой экономики от системных финансовых кризисов, которые искусственно развязываются банкирами. По темпам роста ВВП развивающихся экономик подобные явления бьют наиболее сильно, и в мире уже давно говорят, что нужно создать механизм противодействия биржевым спекулянтам.

Не секрет, что в России после событий 2007-2008 годов государство серьезно озаботилось вопросами стабильности национальной финансовой системы, на этом поприще уже есть определенные достижения. Не исключено, что некоторые моменты, уже обкатанные в РФ, могут быть предложены и в рамках G20. А голос Российской Федерации как председателя будет более весомым, чем просто рядового члена организации. Хотя это вовсе не означает, что инициативы нашей страны примут, даже если их поддержит такой сильный игрок, как КНР. Геополитические противники России постараются «похоронить» все идеи, неугодные транснациональному капиталу. Впрочем, и у англосаксов число оппонентов по всей планете растет. Поборемся.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть