Памяти Леонида Шебаршина

06.04.2012

Святослав РЫБАС

Тем, кто знал его, я не открою ничего нового. Обращаюсь к тем, кто не знал. Главное в нем было — совесть и честь. Как это умещалось в руководителе одной из самых мощных разведывательных служб, не могу объяснить, хотя знал его двадцать лет.

К счастью, бывший начальник Первого главного управления КГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Владимирович Шебаршин написал несколько книг, в которых отчетливо видна его странная и глубокая личность. В сравнении с книгами Павла Судоплатова, Филиппа Бобкова, Николая Леонова, Юрия Дроздова и других генералов-чекистов, где нет места рефлексии, они отличаются беспощадной откровенностью в отношении самого себя.

Он называл СВР: «Беспощадная и не верящая ни в Бога, ни в черта служба» и одновременно, вдруг оттолкнувшись от заурядного случая на утиной охоте, мог сообщить о себе такое: «Сейчас он пытался по мелочам, жалкими крохами откупаться за прошлые злодеяния: платить живущим за невинно убиенных, за умерших до срока по его вине, за погубленных птиц, зверей и людей. Он понимал тщетность надежды на спасение души, знал, что никто не видел его жестокой расправы с подраненной птицей, ощущал, что когда-то, через несколько существований, ему придется за это расплачиваться, и неумело просил неведомого Бога простить невольное прегрешение. Невольное? Не лукавил ли Генерал? Не было ли на его совести загубленных человеческих — не утиных и не заячьих — судеб? Было! Генерал думал, что ему удастся честно рассказать об этом потомкам...».

Дело в том, что его мучило трагическое чувство защитника страны, которую он не смог сберечь. Он жил очень скромно, главным его богатством была личная библиотека, которую он собирал все жизнь. Одной из самых любимых книг было «Лето Господне» Ивана Шмелева. Семья Леонида Владимировича принадлежала к посадскому городскому населению, так называемой «черной сотне», основу которого составляли ремесленники и купцы. Его отец прошел всю Великую Отечественную, дядя погиб на фронте. Леонид Владимирович рассказывал, что его бабушка Елена Ивановна (она крестила его в 1935 году в церкви в честь иконы Божией Матери «Нечаянная радость» в Марьиной роще) в июне 1941 года прошла пешком из Москвы несколько десятков километров до какой-то железнодорожной станции, чтобы в последний раз повидать призванного на войну сына. И благодаря необъяснимому чуду повидала его.

Думаю, внутренний мир Шебаршина состоял из таких семейных преданий, любви к детям, чувства долга, знания отечественной и мировой культуры и чувства вины, о котором я уже сказал. В одном интервью он признался: «Я принадлежу великой и вечной общности — русскому православному народу. Я верую так, как веровали мои деды и прадеды».

Он добровольно ушел в отставку в сентябре 1991 года, затем отказывался от всех предложений, в том числе и от предложения Евгения Примакова вернуться в Ясенево на должность заместителя директора СВР. Почему? Догадайтесь сами. Но продолжал жить интересами своих коллег, всеми силами помогая им и, когда требовалось, доходя до высшего руководства страны.

Теперь его нет с нами. Я смотрю на его книжку «Хроники безвременья. Заметки бывшего начальника разведки», когда-то изданную мной при поддержке двух его товарищей, — с обложки смотрит на меня Шебаршин, и я мысленно обращаюсь: «Господи, прости его».

Из книги «Хроники безвременья»

Не стоит возвращаться в прошлое. Там уже 
нет никого.

Противен, как Троцкий до реабилитации.

У нас все впереди. Эта мысль тревожит.

Кудеяр, Разин, Пугачев были неграмотны. Нынешних народных вождей несколько портит образованность.

Многие ушли в политику потому, что это более доходное дело, чем вооруженный грабеж.

Митинги — весенние демонстрации морд.

Демократы стесняются употреблять слово «товарищ». Они слишком хорошо друг друга знают.

Трудно сказать что-то настолько глупое, чтобы удивить Россию.

О ведущей телепрограммы — такую женщину хотелось бы посмотреть целиком.

Наши доблестные разоруженные силы.

Много слов, к которым трудно подобрать мысли.

Из плохих работников получаются великолепные ветераны.

«Пытаются зверски сбивать наши самолеты, которые мирно бомбят их города»

Растет число самоубийц. Ну ладно, расстаться с жизнью. Но с демократией, рынком, Ельциным? Нельзя понять этих несчастных...

«А кто ни с чем к нам придет, тот от того и погибнет!»

Президент не может обойтись без народа. Это его слабое место.

Создать при правительстве департамент по связям с преступностью.

ООН не может одобрить ни географическое положение, ни климат, ни историю России.

Демократия расколола общество: одна половина ее ненавидит, а другая над ней насмехается.

Это баранов гонят. А мы сами идем.

Жизнь была бы занятной, если бы наблюдать ее со стороны.

По данным Госкомстата, россияне чаще всего умирают от того, что живут в России.

Велика Россия, а отступать некому. Армии нет.

Не знаем ответов... Хуже того, не знаем вопросов.

Интеллигент не может молчать. Поэтому ему трудно сойти за умного.

Был бы рай, не было бы атеистов.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть