Галина Вишневская: «Не врать и не воровать»

14.12.2012

Россия провожает в последний путь Галину Павловну Вишневскую: в Храме Христа Спасителя прошли литургия и отпевание. Упокоится певица 14 декабря на Новодевичьем кладбище.

Вишневская была великой актрисой с дивным голосом, услышав который, Анна Ахматова написала: «И такая могучая сила / Зачарованный голос влечет, / Будто там впереди не могила, / А таинственный лестницы взлет». Вишневская говорила, что никогда не пела для зрителя, а всегда пела для Бога. Она сумела вскрыть вневременную сущность искусства. Настоящая женщина и царственная особа, Галина Павловна, как никто, умела говорить правду и настежь распахнуть душу. В ней жила неистребимая свобода духа, не оставлявшая никогда — с блокадного детства до лет эмиграции.

Жизнь с Мстиславом Ростроповичем — длиной в полвека — сложилась в легенду профессиональной и человеческой гармонии. Теперь они встретились.

Тем, кто остался, Вишневской будет отчаянно недоставать. Счастье, что историю своей жизни она описала в книге, а записи сохранили ее голос и облик.

Мы публикуем фрагменты из бесед парижского корреспондента «Культуры» Юрия КОВАЛЕНКО с Галиной Вишневской.

культура: Помимо таланта, какие качества Вы ценили выше всего в Мстиславе Леопольдовиче?

Вишневская: За те четыре дня, что я была с ним знакома до нашего брака, Слава меня поразил своим сочувствием женщинам вообще. Дело здесь не в любви. Кто женщин не любит? А Слава их понимал, у него был особый взгляд.

культура: Правда ли, что Ростроповичу в загсе предложили сменить фамилию?

Вишневская: «Галина Павловна, вы замуж выходите! — воскликнула женщина, которая делала записи. — Давайте паспорт, душечка! Пишем: Галина Павловна Вишневская». «Теперь давайте ваш паспорт, — сухо говорит она Славе. — Рос.. Рос… Господи, какая трудная у вас фамилия. Товарищ, какая у вас фамилия? — «Ростропович». — «Рассупович? Товарищ Рассупович! Сейчас у вас есть возможность — поменяйте фамилию — станете Вишневским. Как было бы красиво!» — «Да уж я как-то привык к своей, спасибо».

культура: Благодаря Ростроповичу Вы, кажется, характером стали помягче?

Вишневская: До Славы я была очень жестким, закрытым человеком. Росла сиротой при живых родителях и должна была пробиваться в жизни, отстаивать себя сама и доказывать всему миру, что имею право на существование. Мне не на кого было надеяться. При Славе же я «размагнитилась».

культура: Но судьба Ваша могла бы сложиться иначе. У Вас был великий соблазн принять ухаживания Булганина.

Вишневская: Да, могла бы быть «царицей Кремля», потом свергнутой. Искушение, безусловно, было. Ухаживал Булганин агрессивно и активно и был готов на все… И кто знает, что бы случилось, если бы не моя поездка в Прагу, где мы познакомились со Славой…

культура: Вы были ревнивой женой?

Вишневская: Ревность — унизительное чувство, но не без этого.

культура: Как Вы отмечали свои сценические успехи?

Вишневская: Когда я возвращалась домой со спектакля, все уже дома спали, а Слава где-нибудь выступал. Я приходила на кухню в халате. Сигарету в зубы. Открывала холодильник, наливала шампанского и поднимала за себя тост: «Будь здорова, Вишня!»

культура: Что в Вашей исключительно богатой событиями и встречами жизни было самым интересным?

Вишневская: Прежде всего, дружеская и творческая связь с Шостаковичем. Это были двадцать лет теснейших ежедневных отношений. Не говоря о том, сколько музыки он написал и посвятил нам — мне и Славе. Это просто Божий подарок.

культура: Вы с Ростроповичем бывали в гостях у Дали и встречали Вашу почти тезку Галу, которую главный сюрреалист называл Галушкой...

Вишневская: Мы были довольно дружны. От самого Дали можно было сойти с ума — с его усами, как у таракана. Я посоветовала Гале ночью их остричь.

культура: Откуда в нашей стране так много красивых женщин?

Вишневская: Пусть все думают, что это загадка природы. Я тоже считаю, что самая красивая женщина — русская. У женщин разных стран есть свой шарм, но у русских есть еще что-то такое, чего нет в других. В ее характере, в ее глазах, из которых идет сила.

культура: Вы остаетесь такой же бескомпромиссной, любите правду-матку в глаза резать?

Вишневская: Другой уже не буду — какая есть, такая есть. Не выношу ложь. У моей бабушки было две заповеди — не врать и не воровать, которым она научила своих детей и внуков. Это и есть для меня самое главное в жизни.

культура: К каким человеческим слабостям Вы наиболее терпимы?

Вишневская: Я ко многому отношусь снисходительно. К чему я совершенно нетерпима, так это к предательству. Для меня ничего страшнее не бывает.

культура: Однажды с присущей Вам прямотой Вы назвали современных режиссеров главными врагами оперного искусства.

Вишневская: То, что они творят с оперой, — просто безобразие! Корежат спектакли, переписывают либретто, переносят действие в другую эпоху. Это либо бандитизм, либо стремление к дешевому скандалу.

культура: Что отличает русские голоса?

Вишневская: Русские, украинские и вообще славянские голоса очень красивы. Страна огромная — нас раньше было около 300 миллионов, и голосов всегда было даже слишком много… Я пытаюсь понять, почему русские певцы не имеют настоящего международного признания. Это связано с отсутствием культуры. Певца надо воспитать — чтобы читал книжки, ходил на концерты.

культура: У Ваших шести внуков русские имена, но они американцы…

Вишневская: У них американские паспорта, но я хочу, чтобы они любили Россию.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть