Память земная

25.03.2013

Нильс ИОГАНСЕН, Владимирская область

К месту трагической гибели первого космонавта Юрия Гагарина своим ходом добраться практически невозможно. Однако в любой день и в любую погоду здесь достаточно многолюдно. Героев помнят и чтут — в этом убедился корреспондент «Культуры», побывав в мемориальном комплексе у деревни Новоселово.

ДОРОГУ ПОКАЖЕТ ЛЮБОЙ

Битком набитая утренняя электричка Москва — Владимир доставила меня на платформу Покров — два часа от Курского вокзала. Чтобы попасть к месту гибели первого в мире космонавта, от платформы нужно добраться до местного автовокзала, оттуда — до деревни Новоселово, а от нее до мемориального комплекса уже рукой подать, всего около четырех километров лесом.

Однако местные жители, которые все как один знают дорогу «к Гагарину» и сами не раз там бывали, объяснили, что отправляться туда общественным транспортом не резон. Если до автовокзала добраться еще реально, то доехать до Новоселова проблема: автобус ходит туда всего четыре раза в день, и не всегда по расписанию.

Остается только такси — иных вариантов нет. Сажусь в новенький «фордик» российской сборки, за рулем — симпатичная блондинка. Зовут Маша, дорогу знает. Правда, цена вполне «московская» — 600 рублей за 25 км езды, но искать более дешевый вариант бессмысленно: мафия.

Аккуратно объезжая многочисленные колдобины, Маша вводит меня в курс городской жизни. Половина Покрова работает на местных предприятиях, остальные трудятся в соседних населенных пунктах. Знаменитый шоколад известного заграничного производителя Маша покупать не советует: местные его не жалуют. На Горьковском шоссе, идущем сквозь центр города, постоянные пробки, а объездную дорогу никак не построят. Говорят, что это происки торговцев: им выгодно, чтобы туристы ездили через центр, а заодно и в местных магазинчиках отоваривались. Особых достопримечательностей здесь нет. А вот к монументу Гагарину и Серегину, как говорится, не зарастает народная тропа. Ездят туда не только туристы, но и местные, целыми семьями, с детьми.

Сворачиваем с трассы, здесь дорога не чищена, машине приходится туго. Плетемся предельно аккуратно, вот уж вроде доехали, но метров за 300 до музея «Форд» прочно садится на днище. Приходится вылезать и толкать.

Открываю калитку. Территория музея скромная, но ухоженная. За забором видны серебряный истребитель на постаменте, аккуратно вычищенные дорожки и деревянный домик.

Жму на кнопку звонка, а в ответ тишина. Стучусь — с тем же результатом. Вокруг ни души. Тихо и торжественно. Туман, низкие облака цепляют верхушки деревьев. Как в тот самый день, когда погибли Юрий Гагарин и его инструктор — летчик-испытатель Владимир Серегин. Тогда погода тоже не способствовала полетам...

ГАГАРИНСКИЕ СВАДЬБЫ

Подкрепившись взятым в дорогу кофе с бутербродами, иду в сторону 16-метровой стелы, что стоит на месте катастрофы. Напротив музейного комплекса — большой храм, там ведутся восстановительные работы. А чуть поодаль, на отшибе, прямо в лесу — заброшенный погост. Покосившиеся кресты, провалившиеся могилы, кривые ржавые ограды... О том, что в мире есть еще что-то, кроме меня и этого жуткого кладбища, напоминает лишь далекое тарахтенье трактора. Наверное, расчищают снег — минувшей ночью много навалило.

Вдруг вижу: навстречу идет пожилая женщина — слава Богу, я не один в этом страшном месте. Оказывается, смотрительница музея Галина Кожинова ходила уговаривать тракториста, чтобы он расчистил ей дорожку от снега, а тот отказался: сказал, что про музей начальство ничего не говорило, велело только на автостоянке снег убрать и дорогу к мемориалу почистить. Махнув рукой то ли на несговорчивого тракториста, то ли на его начальство, Галина Данадьевна пошла готовить музей к приему посетителей, а я двинулся к мемориальному комплексу.

Осмотр начинается с давшей трещину кирпичной сторожки. Здание украшает плакатик с трогательным призывом: «Люди, не распивайте спиртные напитки, уважайте память погибших героев». Такой же, только чуть побольше, установлен и на аллее, ведущей к стеле.

Напоминание не праздное. В Покрове и окрестностях это самое популярное, а пожалуй, что и единственное место, куда приезжают свадебные кортежи. На ограде березы, верхушку которой при падении срезал «МиГ-15» с Гагариным и Серегиным, висят многочисленные замочки «вечной любви» и веселенькие ленточки. Правда, стоит отдать должное местным жителям, все чисто — да, гуляют, пьют шампанское и кое-что покрепче, но за собой убирают. А у подножия стелы в любое время года лежат живые цветы.

На обратном пути пришлось посторониться — к монументу шла очередная свадебная процессия. С цветами, бутылками, видеокамерами. На стоянке тем временем разгружался еще один автомобиль: папа, мама и наглухо закутанный ребенок приехали возлагать цветы космонавту номер один и его напарнику.

ДОМИК ДЛЯ КОСМОНАВТОВ

Над музейной избушкой уже вовсю вился дым, двери были открыты: пошли первые посетители. Двое мужчин в годах специально приехали из Мурома почтить память Гагарина, потом прибыла еще одна машина, и еще... Даже в такую ненастную погоду люди приезжают, а летом, рассказывает Галина Кожинова, народа еще больше.

Хотя сам музей, в общем-то, не сказать, что богат экспонатами. Две комнатки, в одной — несколько бюстов Юрия Гагарина, фотографии его и других космонавтов, портреты Владимира Серегина, многочисленные книги. Все экспонаты — подарки посетителей. Вот один из недавних — отлично иллюстрированная книга 60-х годов издания. На развороте — улыбающийся Хрущев, напротив — счастливый Гагарин. Какой-то местный житель вытащил ее буквально из печки у соседа и принес в музей.

Фото: ИТАР-ТАСССтены второй комнатки увешаны детскими рисунками, особенно удались Белка и Стрелка. На стендах макеты — каким должен стать в будущем этот мемориальный комплекс. Предполагается, что сделают его объектом федерального значения, а там и финансирование, и новый проект...

— Скорее бы, — вздыхает смотрительница музея.

Поводов для печали более чем достаточно. Администрации Владимирской области, на мой взгляд, мемориальный комплекс, не слишком интересен. Деньги не выделяются, даже дорожный указатель поставили после многолетних слезных просьб. Строения не ремонтируются, а ведь им уже пятый десяток пошел.

Мы с Галиной сидим за столом — не простым, а «столом космонавтов». В 1968-м этот домик, где сейчас музей, поставили для покорителей вселенной, чтобы те могли сюда приехать и почтить память погибших. Тут же и ночевали, были здесь гостевые комнаты. Простые, без изысков — койка, табурет, тумбочка, шифоньер. В «зале» устроили камин (он до сих пор исправно греет), поставили этот стол. Крепкий, кстати, еще лет сто простоит.

А вот сама избушка требует срочного ремонта, но опять же — денег не дают. Зарплата мизерная, а на вопрос, почему же она здесь работает, Галина Данадьевна пожимает плечами и улыбается: нравится, вот и все. Встречать людей, рассказывать, показывать...

— Много ли приезжает? — переспрашивает она и, что-то прикинув, уверенно отвечает:

— Много. Наверное, не меньше, чем в советское время. Бывают и организованные экскурсии с предприятий и вузов, учителя привозят школьников. Есть у нас один — возит туристов аж из Москвы, даже иностранцев. Не бесплатно, конечно.

Самый частый гость в музее — космонавт Алексей Леонов. Это он на свои личные деньги восстанавливает храм у мемориала. Храму лет немало: он был освящен еще в 1875 году. Реставрационные работы уже почти закончены, осталось только обновить фрески. Юрий Гагарин, конечно, «Бога не видел», но ведь был крещеный...

ПОТЕРЯННЫЙ СКАФАНДР

В разговоре за «космическим столом» Галина вспоминала, что в Новоселове при Доме культуры раньше тоже был «Музей Гагарина». Туда опять-таки приезжали со всего СССР. Но в годы перестройки его разворовали, настоящий скафандр, побывавший на орбите, куда-то пропал, специальные тюбики с едой для питания в невесомости — тоже.

Новоселово рядышком — можно заехать посмотреть, вдруг вернули скафандр. Несколько минут, и водитель Маша подвозит меня к тому самому Дому культуры. Выглядит он внушительно: огромное здание с когда-то красочной, но сейчас поблекшей мозаикой на космическую тему. Теперь двери закрыты, на окнах — паутина... Все понятно: был здесь когда-то богатый колхоз, оставались деньги и на монументальные постройки. А сейчас о тех временах приходится только вспоминать.

В Киржач, признаться, я попал случайно, поначалу не планировал. Но дело в том, что у милейшей Галины Кожиновой в музее не было печати, чтобы отметить мое командировочное удостоверение — а как же без этого, у журналистов тоже строгая отчетность. Можно было поставить этот штампик в Покрове, но Галина Данадьевна очень советовала съездить в древний город Киржач, побывать в тамошнем краеведческом музее.

И вот мы на месте. Т-образный перекресток, к музею налево. А где-то там, направо, в сторону Кольчугино, расположена военная часть, летчик которой, как говорят местные жители, повинен в гибели Гагарина.

— Сбили его! — уверяет меня парнишка лет двенадцати. Я остановил его, чтобы узнать, известно ли что-то молодому поколению об их героических предках. Оказалось, известно, да еще как!

— Рядом с Гагариным и Серегиным пролетел сверхзвуковой самолет, ударной волной их оглушило, они потеряли сознание и разбились, — доложил юный «историк». Ну что ж, надо признать, что его версия довольно близка к выводам правительственной комиссии...

Краеведческий музей в Киржаче — всего одна комната в двухэтажном купеческом особняке дореволюционной постройки. Здание явно требует ремонта, отопление греет слабо. Если и выделяют власти деньги, то это крохи, и все держится на энтузиазме немногочисленных сотрудников. В дверях меня встречает директор Людмила Гурякова. Формальности потом, а сейчас она предложила мне осмотреть экспозицию. И первое, что бросилось в глаза — это скафандр. Настоящий, космический — откуда такая роскошь? Я рассказываю: только что из Новоселова, а там...

— Да, это тот самый скафандр, из Новоселова, — говорит моя провожатая. — Когда в девяностые там все рушилось, его спас наш сотрудник. А вот китель Владимира Серегина, это его вдова нам подарила... Вот парашют, еще тех времен — у нас в Киржаче аэроклуб, где космонавты отрабатывали прыжки, он и сейчас действует. К нам едут со всего бывшего Союза, не забывают...

Печати поставлены, прощаюсь, и отбываю в сторону Покрова. На повороте к мемориалу замечаю, как в сторону музея поехала еще одна машина. Дорога туда уже раскатана, а по пути то и дело встречаются свадьбы, направляющиеся к Героям.



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть