Соловей наш, соловей

03.10.2019

Александр В. ВОЛКОВ

Фото: Martin Schutt/DPA/TASS На 81-м году жизни умер знаменитый чешский певец Карел Готт. Он был очень популярен и в нашей стране. Пробуем осмыслить масштаб этой потери — и для мировой, и для отечественной культуры.

Мало кого из певцов своей эпохи запомнят так, как Карела Готта. Для России он имел особое значение. Чех относился к артистам, которых действительно знал каждый. Готт был для нашей публики близким, «демократическим» певцом, но имел очевидно нездешний лоск и шарм. Его можно назвать окном, путем в мировую поп-культуру, не вызывавшим никаких сомнений по естественности и позитивной качественности. И дело не только в том, что он 60 лет находился на вершине интереса и популярности. Карел был не просто талантливым и стабильным исполнителем, он был прост, весел и одновременно шикарен — это редкое сочетание объясняется и его биографией.

Судьбу певца трудно представить, соотнести с нашим временем: «чешский соловей» начинал петь в пражских кафешках, днем работая на заводе электромонтером. Хотелось бы поставить рядом современных кандидатов в «звезды» и сравнить эффект... Получая образование как оперный певец, Карел вдруг нашел себя в менее затейливых жанрах. Старые видео показывают, как он, по молодости играя в ковбоя, исполняет бодрый твист — очень популярный на заре 1960-х стиль.

Чистый, ясный голос, эмоциональность и раскованность, экспрессия, не выходящая за пределы театральности, редкостный талант уместности, этакая «яркая скромность» были чертами певца уже на старте карьеры. Гастроли в Лас-Вегасе определили его творческое кредо — им стала «золотая середина». Карел инстинктивно нес в себе дух большой эстрады, великого искусства, сошедшего на нет в 80-х годах прошлого столетия. Но на Готта это не повлияло, его статус сохранялся благодаря тому, что он уже стал национальным достоянием. Он мог петь кавер-версии The Beatles или оригинальные шлягеры. Например, многие вспомнят известнейшую песню «Lady Carneval», но ощущение качества не поменяется. Также русские романсы и песни идеально подходили к его голосу: Готт включал в свою программу «Ах ты, душечка», «Я встретил вас», «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат» и многие другие произведения, не имеющие возраста и эстетических ограничений.

Так, с годами, сформировался образ и репертуар певца, в котором соседствовали на равных эстрадные хиты, романсы, оперетта, фолк-номера. Кстати, среди наград певца есть и такая — «Абсолютный соловей». Что же, символическое определение тут попадает точно в суть. Шлягер у Готта стал большим искусством. И контракт с лейблом Polydor, и аншлаговые гастроли по всему миру тоже явились естественным развитием происходящего.

Менее естественной, сиюминутной представляется тема, которая сопровождала разговор о певце последние годы. Готт исправно давал поводы для недовольства приверженцам политических крайностей. Он остался и успешно работал на родине, когда мог уехать — поступил так, в отличие от некоторых музыкантов, покинувших страну, и позитивно общался с власть имущими. Он был бы звездой по любую сторону железного занавеса, но его симпатии и антипатии диктовались другими критериями, и это создавало очевидные проблемы. Ведь вряд ли кто-то вспомнит какой-нибудь полит-гимн, исполненный Карелом в советские времена, и подобное как-то не казалось тогда странным. А певец при этом общался с коллегами, которых запрещали в ЧССР, помогал им деньгами...

Тысячи песен и сотни альбомов вышли миллионными тиражами в разных странах, но самый его продаваемый диск — альбом «Карел Готт» — был издан в 1977-м фирмой «Мелодия» и стоял во всех киосках Союзпечати СССР. Чешского певца не просто знали все, он никого и не раздражал, ассоциировался с качественной музыкой, а не с номенклатурной эстрадой. Что уж говорить про посетителей пафосных концертных залов и зрителей центральных телеканалов, где романтичный чех являлся олицетворением своей страны — и это был, без сомнения, позитивный образ. Удалось ли ему усидеть на двух стульях, стать «и нашим, и вашим»? Скажем так, он оказался выше экономических и социальных противоречий, что удается мало кому из деятелей искусства.

В Чехии долго выясняли, можно ли давать правительственные награды эстрадным певцам. Что ж, вопрос актуален и для нас, а в стране Готта он стоял весьма остро. Но Карел сделал так много для формирования национального самосознания и создания имиджа своей страны за самыми дальними рубежами, что с ним эту тему можно смело выносить за скобки — он награду получил. И объявленный теперь, после его смерти, государственный траур ставит точку в данном вопросе. Карел Готт признан как великий сын своего народа. Его будут любить долго — и на родине, и у нас, и на других континентах.

Он умел нести чистую радость. Очень важным для современности кажется то, что сейчас нет такого — чешского ли, да и просто европейского — певца, артиста, который бы соединял страны, был такой радостью и авторитетом — и для Праги, и для Москвы. Певцов, связывающих эпохи и культуры, остается все меньше. В чем причина? В особенностях биографий, публике, образовании, шоу-бизнесе, который перестал интересоваться гениальными электромонтерами...

Карел Готт же остается уникальным артистом и культурным явлением — для всех.


Фото на анонсе: Istvan Bajzat/DPA/TASS


 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть