Всегда быть вместе не могут люди...

15.03.2018

Алексей КОЛЕНСКИЙКсения ПОЗДНЯКОВА

Фото: Юрий Белинский/ТАСС13 марта скончался режиссер Леонид Квинихидзе, волшебник, подаривший 31-й день первому летнему месяцу и веру в то, что «ветер перемен» непременно будет добрым и ласковым.

Поступая во ВГИК, сын кинорежиссера Александра Файнциммера взял фамилию матери, и, возможно, это обстоятельство стало камертоном его уникальной, полижанровой судьбы. Окончив мастерскую Ильи Копалина и Григория Козинцева, Леонид вернулся в город на Неве.

Дебютировал в 1966-м «Первым посетителем», подарив жизнь самому неземному, прямо иконописному «Ильичу» Иннокентия Смоктуновского. Осваиваясь в профессии, добился успеха в героическом и шпионском кино («Моабитская тетрадь», «Миссия в Кабуле»), затем окунулся в авантюрно-романтическую стихию и покорил телезрителей «Крахом инженера Гарина». Чутким ухом расслышал в романе Алексея Толстого джек-лондоновские нотки, разыграл на них историю неудачи амбициозного сверхчеловека с обаятельнейшим Олегом Борисовым в главной роли и актерским ансамблем, поголовно влюбленным в рафинированную красавицу Зою (Нонна Терентьева). Зрители оценили четырехсерийную сагу — перед режиссером, с раннего детства мечтавшим стать капитаном, распахнулся приключенческий простор. Но Квинихидзе неожиданно сменил курс и увлекся музыкальным кино.

Размышляя, как перенести на экран французский водевиль середины XIX  века, решил воспользоваться дружескими связями и собрал съемочную группу из давно и крепко знакомых между собой кумиров сцены, предложив возглавить «свадебный кортеж» Эжена Лабиша и Марк-Мишеля непревзойденному Андрею Миронову. Четвертого января 1975 года на экраны вышла «Соломенная шляпка», ставшая эталоном обновленного жанра, авторским триумфом и неиссякаемым источником цитат. Через год Леонид Александрович выпустил на волю «Небесных ласточек» с Ией Нинидзе и Сергеем Захаровым. И если причуды французских буржуа окрылял дуэт Исаака Шварца и Булата Окуджавы, то воспитанниц чопорного пансиона окормлял куда более неожиданный тандем — поэт Владимир Уфлянд и ни разу не блиставший в водевильном жанре Виктор Лебедев. Вместе с режиссером композитор окутал игривых пансионерок ореолом буколической невинности, а вскоре подарил успех Ирине Понаровской в волшебном ревю «Орех Кракатук». Затем Квинихидзе замахнулся на новомодный рок, увенчав вокально-танцевальную суперсерию семидесятых «31 июня». Композитор Александр Зацепин взмыл на вершину музыкального олимпа, а арии в исполнении Татьяны Анциферовой, Ларисы Долиной и Жанны Рождественской полились из каждого окна. Фильм, триумфально прокатившийся по экранам страны, стал легендой, однако на несколько лет лег на полку из-за бегства за рубеж танцовщика Александра Годунова, блестяще исполнившего в картине роль музыканта Лемисона. 

В следующем десятилетии Квинихидзе снял популярнейший мюзикл — семейную сказку «Мэри Поппинс, до свидания». Пытаясь уложиться в срок на сложной декорации английского городка, команда вкалывала по двенадцать часов в сутки, на ходу перекладывая многословные сценарные диалоги в лаконичные абсурдистские скетчи: «Какой вид спорта предпочитаете? — Велосипед! — А я травей на хокке...». Результат вновь превзошел ожидания: планируя сделать взрослый мюзикл «с жизненной философией», Квинихидзе снял хит, до сих пор любимый как детьми, так и взрослыми. Объясняя феноменальный успех «Мэри Поппинс», Леонид Александрович говорил: «Я отношусь к детям очень серьезно и не воспринимаю их как детей с определенного возраста, естественно, лет с восьми — десяти. До этого они еще действительно маленькие, а дальше становятся взрослыми людьми со своими позициями, своими интересами. И взрослым играть с ними — все еще якобы с детьми — это, мне кажется, не очень правильно в художественном отношении. Есть другое понятие — «семейный» фильм, спектакль. То есть когда делается не для ребенка или взрослого, а для семьи. Это мне больше нравится, потому что в семье не так видна эта придуманная граница между ребенком и взрослым. Они все вместе приходят и смотрят. И каждый видит что-то свое — не потому, что один большой, а другой маленький, а потому что у каждого свой взгляд на происходящее. Кому-то ближе одно, кому-то другое». Кому-то Мэри Поппинс в исполнении Натальи Андрейченко, а кому-то Юфимия Эндрю, сыгранная Олегом Табаковым, по злой иронии судьбы также ушедшим на этой неделе.

Увы, в 1989-м Квинихидзе простился с музкомедией («Артистка из Грибова»), а в начале девяностых, осовременив «Белые ночи», и с большим кино. Последней кинематографической работой мастера стал сериал «Усадьба», а после он сосредоточился на работе в музыкальных театрах Москвы, Петербурга, Симферополя, Новосибирска. В одном из интервью мэтр объяснил это так: «Во-первых, потому что у нас изменилось кино. Вернее, оно сначала исчезло, а теперь вот заново рождается в муках, как и положено любому рождению. А у меня нет времени на муки — я еще многое хочу успеть сделать. Во-вторых, сегодня кинопроизводство часто оказывается в руках людей малограмотных, умеющих только делать деньги. Я с величайшим уважением отношусь к тем, кто умеет их зарабатывать; но не хочу зависеть от человека, который не в состоянии связать двух слов, но при этом рассказывает мне, как надо выстраивать драматургию. Да и потом, сейчас у меня очень много интересной работы в театре. Нет, конечно, кино меня очень интересует. Но про кино я уже все знаю. А в театре я еще могу сделать что-то новое». Это «новое» принесло Леониду Александровичу «Золотую маску» за спектакль «Фигаро здесь», поставленный в Новосибирском театре музкомедии. Леонид Квинихидзе до конца был предан профессии, щедр к артистам и зрителям, строг к себе, экрану и сцене.  


Фото на анонсе: Юрий Белинский/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть