Свежий номер

Бас большого стиля

10.01.2018

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото: Ольга Ратькова/ТАСССкончался народный артист СССР, выдающийся русский бас Александр Филиппович Ведерников.

Две недели назад он отметил свое 90-летие: немногим суждено перешагнуть этот рубеж, но в отношении Ведерникова взятая «высота» казалась абсолютно естественной. Могучий, широкий, простой, совсем не звездный, мудрый, он, как древний раскидистый дуб, казался вечным, а с ним казались вечными русские певческие традиции, которые, увы, все больше и больше вымываются из нашей культуры, уступая место нивелированному международному евростандарту. Соль земли — ​это как раз про него, про Александра Филипповича: его глубокий и раскатистый, напевный и выворачивающий душу наизнанку голос — ​это глас русской песни, русского народа. При великолепной выучке и высочайшем академизме, отточенном в Московской консерватории и на стажировке в миланском «Ла Скала» у легендарного Дженнаро Барра, у Ведерникова всегда было что-то исконное, почти фольклорное, от самых глубин и истоков идущее. Россия всегда была богата именно басами, но и среди самых великих у Александра Филипповича — ​свое особое, пожалуй, самое русское место — ​живая, неразрывная связь с нашим народом, с его душой.

Оттого, наверное, самые лучшие роли певца прозвучали именно в русских операх. Борис, Пимен и Варлаам в «Годунове», Досифей и Хованский в «Хованщине», Князь Юрий в «Китеже», глинкинские Сусанин и Руслан, Собакин в «Царской», Мельник в «Русалке», Кутузов в «Войне и мире», Борис Тимофеевич в «Катерине Измайловой» — ​всех и не перечислить. Советскую оперу он исполнял также проникновенно и осмысленно, с физически ощутимой исторической памятью, протягивая в наше время ниточку великой музыкальной традиции. Самые, казалось бы, маловыразительные и клишированные образы в идеологических, «датских» операх у Ведерникова выходили объемными и запоминающимися.

Но при всей русскости невозможно не восхититься его работами и в европейском репертуаре, в котором также было спето немало. Ведь когда-то в Ленинграде он начинал моцартовским Лепорелло, привез первую премию с Шумановского конкурса в Германии, а за почти полвека в Большом пел и Россини, и Верди, и Вагнера, и Гуно с Массне. Немецкая вокальная лирика выходила у Ведерникова по-особому весомо — ​его русская основательность и одновременно очевидная философичность гармонично ложилась, например, на музыкальный космос Баха. Откуда у простого вятского мужика было это сакральное знание, эта прочувствованность, эта невероятная интонация? Удивляться этому можно было только по первости и по незнанию: и от родной земли, от мудрости народной взял Ведерников немало, и сам добавил многое — ​чутьем большого художника, умевшего видеть красоту мира и передавать ее в звуках.

Особая страница в биографии певца — ​сотворчество с Георгием Свиридовым. Ведерников был первым исполнителем его «Патетической оратории», «Петербургских песен», вокальных циклов на слова Бёрнса и Исаакяна. Свиридовские романсы пели многие великие — ​Архипова, Образцова, Хворостовский — ​и делали это прекрасно, каждый по-своему, но, пожалуй, ближе всех к пониманию сермяжной правды этого неистового выплеска русской души подошел именно Александр Филиппович.

Поражало вокальное долголетие мастера: свою последнюю оперную премьеру он спел — ​вкусно, ярко, залихватски — ​когда ему было уже за восемьдесят, и была это не какая-нибудь махонькая роль, а разудалый балагур Солопий Черевик в «Сорочинской ярмарке» Мусоргского. Крепкая вокальная техника, настоящая школа не подводили певца никогда — ​и он щедро делился своими секретами с молодежью, с энтузиазмом, с горячим желанием передавая бесценный опыт и мастерство тем, кому петь во славу русской оперы в веке нынешнем.

Вопрос не праздный: сумели ли перенять, восприняли ли? Ведь не секрет, что русская басовая традиция сегодня угасает, и нет больше таких голосов, такой манеры, такого стиля пения, какой мы знаем по классическим образцам — ​Ведерникова, Штоколова, Ивана Петрова, великих басов довоенного поколения. Увы, но «с последним из могикан» Александром Филипповичем, кажется, уходит больше, чем эпоха…


Фото на анонсе: Александр Макаров/РИА Новости

p.p1 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; text-align: justify; text-indent: 7.0px; line-height: 16.0px; font: 14.0px 'Warnock Pro'}

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел