Не шутки ради

15.11.2017

Софья МЕТЕЛКИНА

Фото: Юрий Самолыго/ТАССМихаил Задорнов останется в памяти поклонников не только как юморист: он был философом — ​в самом человеческом, народном смысле этого слова. О том, чем именно сатирик так полюбился зрителям и в какой момент смех зала перестал быть для артиста самоцелью, а юмор перешел на качественно иной уровень, в интервью газете «Культура» рассказал культуролог, эксперт Центра политического анализа Алексей Филиппов.

культура: В чем состоял феномен советской эстрады 80-х?
Филиппов: Легенды эстрады тех лет (Задорнов, Петросян, Хазанов, Альтов) — ​представители первого послевоенного поколения. Их взросление пришлось на эпоху «оттепели». Они формировались уже после знаменитого XX съезда, и происходило это в атмосфере несколько большей свободы самовыражения.

Впрочем, рамки оставались: весьма показателен диалог в фильме «Гараж» между персонажами Остроумовой и Костолевского: «Занимаюсь сатирой. — ​Русской или иностранной? — ​Нашей. — ​По XIX веку? — ​Нет, современной. — ​Хм! У вас потрясающая профессия! Вы занимаетесь тем, чего нет».

В 1982 году умер Брежнев, приход к власти Андропова сформировал определенный вызов: на него и откликается поколение, о котором мы говорим. Поначалу сатирики беззлобно высмеивали абсурдность закостенелой системы на бытовых примерах. Скажем, знаменитый рассказ Задорнова «Девятый вагон» — ​вовсе не комедия положений, как может показаться на первый взгляд. До социального памфлета еще далеко, но вектор уже ясен. Важно, что советскому зрителю подобная игра очень импонировала: и посмеяться можно, и скрытые подтексты разгадать. Юмор перешел на качественно новый уровень. Отныне зрительский смех перестал быть единственной самоцелью.

Серьезные перемены 80-х заставили сатириков держать руку на пульсе и максимально остро реагировать на все, что происходило со страной. Это обеспечило им всенародную любовь. Колоссальный опыт регулярных выступлений с новым материалом (тогда многие монологи очень быстро устаревали из-за перемен) позволил достичь высокого уровня мастерства.

Поэтому, когда цензура пала, «звезды» эстрады от этого выиграли едва ли не больше всех остальных. Процесс достиг кульминации 31 декабря 1991 года, когда через неделю после распада СССР с официальным новогодним обращением выступил не глава государства, а именно Задорнов.

культура: Почему он не боялся открыто говорить на политические темы? Многие юмористы до сих пор смеются только над человеческими пороками, обходя стороной более сложные проблемы.
Филиппов: Михаил Николаевич обладал чрезвычайно высоким кредитом народного доверия. По сути, он был одним из немногих тогдашних властителей дум. Мог позволить себе острые политические высказывания, не ориентируясь на то, совпадают ли его слова с «генеральной линией» или радикально расходятся.

Несмотря на то, что они жили в одном доме с Ельциным, Задорнов не сдерживал себя в критике. Благодаря такой очевидной близости к «царю», в определенный отрезок времени его можно было назвать «шутом», который смело дерзит правящей верхушке, но острые углы сглаживаются блестящим юмором.

В некотором смысле сатирик действительно влиял на политические решения тех лет, потому что к нему прислушивались. Скорее всего, Задорнову своим метким словом удавалось заставить власти задумываться и тем самым воздерживаться от принятия определенных роковых решений.

культура: Можно ли считать Задорнова философом — ​не в академическом понимании этого определения?
Филиппов: Безусловно. Обладая широким кругозором, он работал с очень серьезным спектром проблем. Его монологи вполне можно свести в единую целостную систему. Да, убеждения Задорнова порой менялись, но это естественно и, скорее, можно считать дополнением и развитием общей линии. К примеру, Людвиг Фейербах тоже менял убеждения.

Было бы интересно прочитать исследование, в котором творчество Задорнова будет разобрано именно в философском ключе. Я надеюсь, такой труд будет написан.

культура: Почему смеховой антиамериканизм оказался таким заразительным?
Филиппов: Дело даже не в том, что последние семьдесят лет Штаты являются нашим главным геополитическим соперником. А в том, что сама американская социокультурная модель являлась противоположной советской. И столь значительный культурный разрыв не мог не отразиться на взаимной юмористической дуэли. Как известно, из-за железного занавеса и относительного информационного вакуума наши страны слабо представляли себе повседневную жизнь друг друга. Американцы полушутя, полувсерьез считали русских вечно пьяными, в ушанках, с домашними медведями и балалайками. А мы верили, что они фальшиво улыбающиеся циничные прагматики, деградировавшие из-за буржуазного процветания.

Но Задорнов был глубже. Он последовательно деконструировал миф о тотальном благополучии американцев. Сатирик брал за основу и обыгрывал реальные факты и наблюдения, не поверить ему было нельзя.

Думаю, при чтении новостей о США, Задорнова мы вспомним еще не единожды.


Фото на анонсе: Александра Пирогова/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть