Нелли Уварова: «Я влюблена в «особых людей»

24.02.2012

Наталия КАМИНСКАЯ

Российский академический молодежный театр (РАМТ) представил уникальный творческий проект «Наивно? Очень», созданный актрисами Нелли Уваровой и Верой Зотовой в соавторстве с так называемыми «особыми» людьми. Дети с отклонениями в развитии представили свои весьма талантливые художественные работы, созданные в творческих мастерских при Технологическом колледже № 21.

«Однажды Вера Зотова пригласила меня на ярмарку изделий, созданных руками «особых людей», — рассказывает Нелли, — и я буквально влюбилась и в ребят, и в эти вещи. Это работы настоящих художников, и мы хотим, чтобы их оценили не только близкие, чтобы результаты творчества были доступны как можно большему кругу людей. Мы создали интернет-магазин авторских подарков, мечтаем издавать книжки с рисунками этих детей, делать с ними спектакли».

После презентации звезда популярнейшего телесериала «Не родись красивой», одна из ведущих актрис РАМТа, номинант премии «Золотая маска» Нелли Уварова дала интервью нашей газете.

культура: Вы родились в Литве, в полуармянской-полурусской семье, детство Ваше прошло в Тбилиси, высшее актерское образование Вы получили во ВГИКе, в мастерской Георгия Тараторкина, и вот уже десять лет работаете в РАМТе. По Вашей биографии можно строить здоровые межнациональные отношения, а с ними сейчас, увы, дела обстоят неблагополучно.

Уварова: Это неблагополучие меня очень беспокоит. Особенно острую боль я почувствовала в августе 2008 года, когда случилась южноосетинская катастрофа и между Россией и Грузией возник настоящий конфликт. Я не столь осведомлена, чтобы комментировать те события. Но мне было больно, когда с телеэкранов говорилось о нетерпимости, царящей в Грузии по отношению к русским. Я же выросла там и знала, что было на самом деле. Накануне страшных событий, в мае 2008 года, я была с российской съемочной группой в Батуми и видела, как замечательно нас встречали, как к нам относились. Я и сейчас точно знаю, что в наших народах нет никакой нетерпимости по отношению друг к другу. Все это искусственно насаждается политиками, а простым людям, которые живут, работают, любят, это совершенно не нужно.

культура: Ваши родители — техническая интеллигенция, представители так называемых ИТР. Не кажется ли Вам, что этот слой населения до последнего времени был самым активным и взыскательным ценителем искусства?

Уварова: Я в этом уверена. В нашем доме всегда звучали Бах, Моцарт. Мои родители устраивали музыкальные вечера, у нас были два пианино, и мы с сестрой играли в четыре руки. Я не уверена, что сейчас способна для своих детей на такие подвиги, на какие были готовы мои родители. Они буквально окружили нас искусством. Они и сами жаждали этого, хотели ходить в музеи, в театры. Сейчас, когда я выросла и поняла, что далеко не все так живут, я очень благодарна своим родителям за атмосферу, царившую в нашем доме. Неслучайно ведь я работаю в театре, а моя сестра стала художником.

культура: А сериал «Не родись красивой», благодаря которому Вы проснулись знаменитой, — это, на Ваш взгляд, серьезный проект? Молодежь и подростки от него без ума, сама история современной Золушки, конечно, беспроигрышна.

Уварова: Можно работать в жанре сериала и удерживать определенную профессиональную планку. Вообще все возможно, если есть команда, если собрались люди, нацеленные на качественный продукт. В нашем случае это так.

культура: Но в сериалах нет времени разбирать с актерами текст, все пишется с места в карьер.

Уварова: А есть быстрые актеры, которые готовы на эксперимент прямо сейчас, для которых не обязательны долгие разговоры. Конечно, в нашем сериале большую роль сыграл удачный кастинг. Это заслуга в первую очередь режиссера Александра Назарова, он же и возглавлял группу постановщиков. Назаров собрал тех актеров, с которыми уже работал, ему не нужно было тратить время на знакомство, да и мы шли к тому, кого знаем и кому доверяем.

культура: В Молодежном театре по-прежнему играют знаменитый спектакль «Берег утопии» Тома Стоппарда в течение целого дня. У Вас там несколько серьезных ролей. Тяжело играть девять часов кряду?

Уварова: Сейчас уже нет, а поначалу было очень тяжело. У меня основная нагрузка во второй части спектакля, и первый год я до того уставала, что потом целый час не могла ни есть, ни пить. Не было сил даже подносить ложку ко рту. Но, знаете, это вопрос перераспределения возможностей. Со временем все уложилось, энергия направилась в необходимое русло, сейчас работа в этом спектакле уже не подвиг.

культура: Однако и для зрителей девять часов подряд наблюдать за историями из жизни Герцена, Огарева, Чернышевского, Белинского, Тургенева, Бакунина — тоже своего рода подвиг. Вы чувствуете зал? Что это за люди?

Уварова: Все эти годы спектакль принимают на ура. Я благодарна нашему художественному руководителю Алексею Бородину, он ведь тоже совершил стратегический и режиссерский подвиг. Не все сейчас решаются брать подобную драматургию. И знаете, с того момента как появился этот спектакль, в РАМТе поменялись зрители и других спектаклей. Сюда пришли совсем иные люди — те, кто интересуется и историей, и сегодняшними политическими, социальными проблемами. Сложные молодые люди, с интеллектом и жаждой мыслить.

культура: Что репетируете в театре сейчас?

Уварова: Пьесу Мольера «Скупой», которую ставит Егор Перегудов, очень хороший режиссер. Мы только начали, он пока немного нам рассказывает, не открывает все тайны, хотя приходит на репетиции с толстой тетрадочкой, и понятно, что он-то готов, знает, чего хочет.

культура: Знаю, что однажды Вы подготовили чтецкую программу по роману Нодара Думбадзе «Закон вечности». Неожиданный выбор — такой неженский материал...

Уварова: Впервые я взялась за этот текст, когда училась во ВГИКе. Это была работа по речи. Открою маленькую тайну: приехав сюда из Грузии в 14 лет, я имела очень сильный грузинский акцент. От него было трудно избавиться. В институт я поступала, скажем так, авансом, но надо было что-то делать. Педагог по речи не верила, что акцент удастся убрать, и меня это раззадорило. Я стала усиленно заниматься. Помню, читала на первом курсе всего четыре строчки из Заболоцкого, радуясь, что все сказала чистенько, под конец расслабилась и произнесла: «Ударил в струны и запэл!»

Так вот, Думбадзе — это не только мой материал, не только описания моих любимых тбилисских улочек, но еще и задача. Я текст от автора читала без акцента, а текст от лица персонажей — с акцентом. Я должна была доказать себе и педагогу, что справлюсь. И справилась.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть