Книги нашего детства: Петр Гаврилов. "Егорка"

27.01.2013

Книжка про медвежонка Егорку, оказавшегося волею судеб на линкоре, — очень мальчишеская. Эсминцы и подводные лодки, самоходные мины, сигнальные мостики… Смешной, почти цирковой мишка выполняет серьезную миссию — знакомит детей с бытом и службой военных моряков.

Книгу, написанную моряком-подводником Петром Гавриловым и изданную в 1941 году в серии «Школьная библиотека», вряд ли можно причислить к классике: сюжетные линии не слишком филигранны, язык простоват, но разве это главное? Бесстрашные моряки представлены здесь такими, какими и были на самом деле, — неунывающими и веселыми. По мотивам этой повести в 1984 году режиссер Александр Яновский снял одноименный художественный фильм. 

Петр Гаврилов

«Егорка»

Притащили Сверчков и Охапка звереныша на мостик. Охапка поднял его на руки:

— Живи теперь, малыш, с нами, под облаками…

Медвежонок посмотрел на палубу, на море и зашевелил лапами. Ему представилось, что внизу ползают муравьи. Но это бегали краснофлотцы по палубе, и катера носились по воде. Сверху они казались совсем маленькими.

— Ну, что ж ты молчишь? Отвечай по-морскому: есть! — засмеялся Охапка и поднес к носу медвежонка румяное яблоко.

«Уррр!» — пробурчал медвежонок.

— Ну вот и молодец! — сказал Охапка, опустил медвежонка на палубу и положил перед ним яблоко.

Медвежонок занялся делом…

Ему тут нравилось. Приятно разглаживал шерсть свежий ветерок, весело кричали чайки, было очень тихо. Сигнальщики подымали фалы с разноцветными флагами. Легкие флаги улетали куда-то в голубое небо. Они были похожи на больших бабочек.

Вот интересно только: когда одно яблоко съешь, второе дадут?

Вдруг на медвежонка упала сверху живая бомба с длинным хвостом. Это была все та же коварная обезьянка Мэри. Не помня себя от злости, она вцепилась в густую шерсть медвежонка и давай его щипать и царапать. Она делала это без остановки, как сердитая хозяйка щиплет курицу. Шерсть медвежонка, словно перья, летела в стороны. От страха и боли бедняга завертелся волчком и пустился, куда глаза глядят…

Для того чтобы командирам и сигнальщикам можно было скорей и удобней спускаться и подниматься на мостик, в мачте ходили два лифта. Работали они день и ночь. Один бежал вверх, другой спускался вниз.

С полного хода медвежонок вскочил в лифт, сбросил со спины Мэри. Теперь обезьянка уже не могла удрать. Лифт пошел вниз. Вот лифт дошел до места. Первой на верхнюю палубу пулей вылетела Мэри. У нее как будто и хвост был завязан в узел. Она даже визжать не могла, а только разевала рот, как глухонемая. Прихрамывая, кое-как доскакала Мэри до мачты и стала карабкаться вверх куда медленней, чем всегда. Досталось и медвежонку на орехи. Он все кружился на месте, стараясь увидеть, цел ли еще у него хвост.

Эх, в лес бы сейчас да в какую-нибудь темную нору укрыться от беды!

И вдруг медвежонок увидел нору прямо перед своим носом. Перед норой была даже небольшая лесенка.

Медвежонок влетел в нору — и очутился прямо на руках человека. Он попал не в нору, а в носовую орудийную башню.

— Товарищи, гость к нам! — сказал хозяин башни Рубин и скомандовал: — Задраивай!

Тяжелая, в шестнадцать дюймов толщины, квадратная стальная дверь неслышно тронулась с места и закрыла вход в башню.

Рубин посадил медвежонка к себе на колени. Он успокаивал беднягу, гладил его и чесал за ухом. Удивленные и обрадованные комендоры окружили Рубина. Каждому хотелось дотронуться до медвежонка.

— Теперь мы его никому не отдадим, товарищ Рубин, а? Ведь он своей охотой явился к нам.

— Надо полагать, что так, — спокойно ответил Рубин.

Он был всегда спокоен — и в игре в шахматы, и во время боевых стрельб.

Орудия грохочут, башня сотрясается от могучих залпов, снаряды со стоном ввинчиваются в воздух и несутся к цели. Попадут или нет? Рубин спокоен. Он знает: попадут.

Рубин умно подготавливал краснофлотцев к стрельбам. Ошибок в носовой башне никогда не бывало. Комендоры любили и уважали Рубина и, когда хотели доставить ему удовольствие, как бы невзначай спрашивали его:

— А не скажете ли вы, сколько сейчас времени, товарищ Рубин?

Хозяин башни не спеша вынимал из кармашка замшевый мешочек, доставал золотые часы и щелкал крышкой. А на крышке красивыми буквами было выгравировано:

«Хозяину башни линейного корабля «Маршал» товарищу Рубину за отличную стрельбу».

Но не только боевому делу учил командир группы краснофлотцев. Он и в театр с ними ходил, и книги читал, и знал, что у каждого творится на сердце.

— Ну, теперь смотри, куда ты попал, — сказал Рубин и спустил медвежонка с рук на стальной пол башни.

Три громадных орудия грозно выглядывали из башни наружу. Двадцать пять человек могли поместиться на одном таком орудии, если бы встали на него плечом к плечу. А дуло у каждого орудия было такое широкое, что медвежонок мог прямо из башни пролезть на палубу и обратно.

Жутко бывало в башне во время стрельбы! На специальных податчиках заряды и снаряды подымались из артиллерийского погреба и сами входили в орудие. Тяжеловесный замок закрывался. Не успевал вылететь один снаряд, как уж другой просился в орудие. Его посылали в дорогу, и он летел, невидимый и страшный, туда, куда посылал его «Маршал».

Сегодня — в плавучий щит, а когда нужно будет — во врага.

Сейчас в башне было тихо. Стальные стенки ее и крыша толщиной в шестнадцать дюймов не пропускали ни летнюю жару, ни комаров, ни мартышек.

А не найдется ли здесь чего-нибудь вкусного? Медвежонок принялся обнюхивать комендоров, одного за другим.

Медвежонок подошел к Рубину, поднялся на задние лапы и уткнулся в карман хозяина башни. Похожий на чернослив носишко медвежонка так и заработал, а когти зверя заскребли по парусиновым штанинам Рубина.

— Ага! Прицел правилен, — сказал Рубин и достал из кармана горсть конфет.

На их обертках были нарисованы пчелы. Конфеты оказались с медом.

Рубин стал развертывать конфеты и совать их в рот медвежонку.

— Я о них и забыл, — рассказывал он комендорам. — Сунул в карман и забыл. Я посылку получил. Товарищи с завода узнали из газет, что «Маршал» занял первое место по стрельбам, и сообразили мне посылку. Там и конфеты эти были. Пригодились в самый раз!

Медвежонок чавкал, облизывался и умильно поглядывал на комендоров.

Вдруг около башни засвистала боцманская дудка. И комендоры услышали крик вахтенного:

— Медвежонка к командиру корабля!

В башне стало тихо-тихо. Было слышно лишь, как тикали часы да как у медвежонка на зубах хрустели медовые конфеты.

— Как же быть теперь, товарищ Рубин? — прошептал Шуткин и положил руку на медвежонка. — Как же быть?

Рубин поправил фуражку и ответил:

— Приказание командира корабля должно быть выполнено. Всегда. При любых обстоятельствах.

Хозяин башни взял медвежонка на руки и скомандовал:

— Отдраить!

Стальная дверь немедленно отошла в сторону. Рубин оглянулся на притихших комендоров:

— Буду просить его у командира. Надо полагать, не откажет комендорам товарищ командир.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть