Не Бетховен — Барин

20.01.2017

Елена ЯМПОЛЬСКАЯ

«Барин из «Красной звезды» — так называлась моя авторская колонка, посвященная новому члену нашей семьи, щенку московской сторожевой. Время идет, в апреле Барину стукнет два года. Для пород-гигантов возраст не солидный, и 80-килограммовый «малыш», Гулливер среди приятелей-лилипутов, зачастую по-детски умилителен: когда кувыркается в сугробе, гоняется за кузнечиками на летнем лугу, подставляет брюхо для почесывания, «улыбаясь» от удовольствия во всю пасть, или огорчается, получив выговор за очередную шалость.

Размеры Барина таковы, что легко парализуют целую команду лыжников в близлежащем лесопарке. Хотя посторонними людьми пес не интересуется. Прирожденный «территориальщик», он встречает грозным «баскервильим» лаем всякого, кто пересекает границу квартиры либо дачного участка. Зато на улице абсолютно лоялен к вниманию прохожих, в том числе — к фамильярности малышни, которая с разбега кидается ему на шею. Соседская — с криками: «Барин!», незнакомая — «Бетховен!».

Породу я выбирала осознанно. Потому считаю своим долгом проводить на прогулках ликбез, терпеливо отвечать на вопросы, растолковывать разницу между «Бетховеном», то бишь сенбернаром, и московской сторожевой. Люди взрослые ностальгически припоминают времена, когда огромные рыже-белые лохмачи не были диковиной. В мозгу у молодняка взрывается картина мира: «Ваще не думал, что такое бывает!» «Какой красавец!» — слышится вокруг постоянно. Барин давно выучил эти ахи-охи, притормаживает, поворачивает голову в рапиде: мол, оцените еще и левый профиль...

Такую социализацию мы поощряем. Во-первых, хочется показать, что, вопреки предубеждениям (вот вам еще одна «отрыжка 90-х»), крупная собака — не дикий зверь, а личность, бесконечно привлекательная для общения, вполне допустимый и по-своему необходимый элемент полноценной городской жизни. Вдобавок не вижу смысла культивировать злобность в столь масштабном компаньоне. Честно говоря, как-то упустила, с какого момента, поздним вечером заметив незнакомца на темной аллее, стала говорить: «Не бойтесь, не бойтесь, проходите». Это — одно из преимуществ больших собак.

Достоинства служебных пород также свойственны московской сторожевой в полной мере. В отличие от своих друзей — преимущественно «охотников» и «декоратов», — Барин не гоняет птиц и белок, не подъедается в пикниковых зонах и в целом чтит хозяйский авторитет. Хотя повышенный интерес к соплеменникам и нетерпимость к чужой агрессии (стоит кобелю зарычать, Барин сразу меняет милость на гнев) держат хозяев в тонусе. Ясно, что собаку подобных габаритов реально удержать только словом. То есть вес у твоего слова обязан быть по крайней мере не меньше, чем у московской сторожевой. Чего ты стоишь на земле нашей грешной, гиганты объясняют на раз. «Сторожевик» — не овчарка, раболепием не отличается, команды выполняет, обдумав и убедившись в их обоснованности. «Докажи свое право командовать» — справедливая позиция. Лично я сама ее практикую, так что и в Барине эту черту искоренить не пытаюсь.

Московская сторожевая нуждается в длительном активном выгуле — не растолстеешь. Не боится морозов, обожает холод и снег — закалка обеспечена. Все, что вы потратите на качественные хондропротекторы в период активного роста костей и суставов, сэкономите потом на попонах, курточках, башмачках и прочих зимних атрибутах для пород-трясунов. Московские сторожевые прекрасно плавают, их можно запрячь в санки, они энергичны, игривы и общительны. В квартире гигант, как ни странно, особого пространства не занимает: бегать по потолку, путаться под ногами, прятать кости в диван — не барское дело. Ну и, в конце концов, из их пуха вяжут потрясающе теплые носки. Помню собственный шок, когда впервые некая женщина в лесу, кивнув в сторону Барина, спросила: «Продаете?» «Собаку?!» — «Зачем собаку? Шерсть!»

Однако при многочисленных плюсах не рискну агитировать всех подряд за московскую сторожевую. Собака — значит, ответственность. Большая собака — очень большая ответственность. В том числе перед ней самой. Гиганту нужен лифт — примерно до года «слоненок», не уверенный в крепости своих лап, панически боится лестниц. Надо иметь в резерве соответствующий транспорт — зоотакси подобных моделей просто не существует. Как и подъемников в ветлечебницах: день, когда Барину делали рентген в приличной вроде бы клинике, мне точно стоил нескольких лет жизни. На лето предпочтителен выезд за город — жару любые гиганты переносят плохо. Необходима учебная площадка в пешей доступности, а их, увы, становится все меньше. Барин, например, находился на домашнем обучении. А ведь инструкторы-породники «на гражданке» сейчас практически не работают...

Прочее — питание, прививки, а главное, время и любовь — потребны каждой собаке, тут у гигантов специфики нет. Барин, кстати, весьма воздержан в пище. Хотя основной вопрос встречных: «Сколько же он ест?!» Только однажды при сохранении общего смысла возникла новая редакция: «Сколько же надо шампуня, чтобы его вымыть?!»...

Московская сторожевая уникальна, ибо универсальна. Выведенная по заказу Министерства обороны, незаменимая для охраны объектов, особенно на Севере, она более чем уместна в семье. Разумеется, при условии адекватности владельцев. Мощь, красота, живая радость, средоточие улыбок и восторгов — и все это создано у нас, в России. Есть чем гордиться, есть что любить. Человек и собака — почти сакральная пара в мировой культуре, собаководство — неотъемлемая часть культуры национальной. Признали на Западе, не признали — какая нам забота? Они и Крым не признают. И сетовать на забвение, думаю, не стоит. Напротив, Бог спас: так называемые «модные» породы чудовищно пострадали в современной России от недоброкачественного разведения. Московская сторожевая как порода молодая могла вообще исчезнуть. А она тихо-скромно сохранилась. И, надеюсь, снова начнет распространяться. В чем Барин обещает по мере сил поучаствовать.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть