С чем это едят

19.07.2019

Дарья ЕФРЕМОВА

На базе психиатрической больницы № 1 имени Н. А. Алексеева открыли школу пищевого поведения «Рацион жизни». Это первый в России социально-просветительский проект, направленный на предотвращение болезней века — нервной анорексии, булимии и компульсивного переедания. Чем опасны эти патологии и как распознать пищевое расстройство у себя, учитывая, что мы все то и дело пытаемся сеть на диету? «Культура» попыталась разобраться.

Фото: PHOTOXPRESS


Толстый и тонкий

Одни высчитывают калории и замеряют чистоту воды, другие налегают на пиццу и гамбургеры, третьи готовы оставлять всю зарплату в модных заведениях, лишь бы поужинать как настоящий гурман. И почти все время от времени испытывают на себе «революционные» диетические методики, исключающие то жиры, то углеводы, а то вообще все подряд. В наше время расстройства пищевого поведения (РПП) приобрели масштабы стихийного бедствия. Причем большинство подверженных им людей слишком поздно догадываются, что с ними что-то не так.

— Проблема существовала давно, ее описывали еще советские психиатры. Но только в XXI веке РПП «пошли в народ»: из-за веса стали тревожиться не только балерины, гимнастки и манекенщицы, для которых пара лишних сантиметров могла обернуться крахом, но и обычные девушки, от подиума и сцены далекие, — рассказывает заведующий стационарным отделением Центра терапии расстройств приема пищи ПКБ № 1 Алексей Шафаренко. — Как правило, пациентки попадают к нам на достаточно запущенных стадиях, поскольку сопротивляются лечению, а иногда и отрицают болезнь. Большинство из них убеждены, что анорексия — это у Виктории Бекхэм и Анджелины Джоли, а с ними все в порядке, просто нужно еще немножко сбросить вес. Состояние сопровождается серьезной дисморфофобией: в девушке сорок пять килограммов, а она смотрит на себя в зеркало и думает, что толстая.

Первый в России государственный Центр лечения пищевых расстройств открыли на базе больницы в начале февраля. С тех пор телефоны в клинике не умолкают.

— До недавнего времени таких пациентов было попросту негде лечить, они попадали в заведения, относящиеся к совершенно разным областям медицины, — продолжает Шафаренко. — Ведь первое, что дает о себе знать при РПП, это соматические нарушения. Пропадают месячные, начинаются водно-электролитные нарушения, страдает сердечно-сосудистая система, вплоть до ишемических расстройств, острой коронарной патологии и обморочных состояний. Девушка выходит на улицу. Погода жаркая. Сердечно-сосудистая система не справляется, хотя организм молодой, должен бы нормально адаптироваться. Но — обморок, больница, анализы показывают все нарушения. Ее кладут в реанимацию, назначают активное лечение. Врачи приводят все параметры в порядок и выписывают. А потом все повторяется вновь и вновь.

Если дело доходило до психиатров, то пациенты попадали в общее отделение больницы, где проходили лечение вместе с больными, страдающими другими психическими расстройствами. Это, конечно, выздоровлению не способствовало, а лишь усиливало тревожность. А между тем один из ключевых моментов терапии РПП — психотерапевтическая и психологическая поддержка.

Набег на холодильник

Другое распространенное пищевое расстройство, булимия, анорексии — «родная сестра». В ее основе острое недовольство внешностью, навязчивое стремление похудеть, использование «компенсаторных стратегий»: самоистязание на тренажерах, вызов рвоты, прием слабительных и диуретиков. С той лишь разницей, что при булимии происходят постоянные срывы.

Еда и вина здесь идут в неразрывной связке, больным сложно представить, как можно наесться и не чувствовать себя так, будто они обокрали соседа.

— Я проснулась среди ночи, едва дыша от ужаса кошмарного сна. Мне снилось, что я ем. И это со мной не в первый раз. Один сон я хорошо запомнила: открываю холодильник, отрезаю маленький кусочек сыра, при этом думаю «нельзя, нельзя» и съедаю, — рассказывает одна из пациенток. — И тут же просыпаюсь с чувством ненависти к себе, но осознаю, что это был только сон, все хорошо.

Или такая история с анонимного форума:

— Я сижу на работе, понимаю, что хочу жрать. Ужасно хочу. Я съем вас всех. Шлепаю в соседний магазин, и тут начинается ужасное. Беру корзинку и выбираю то, что мне можно. Фрукты-овощи не беру, потому что мне нужен объем в животе в середине дня, мясо-колбасы-сыры тоже — там консерванты, непонятно какой состав, калории, жир. Может быть, детское питание и минералку. Жидкость создаст объем, но через час смоется в белого друга. И вдруг хватаю крабовые палочки... Дрожащими руками вскрываю упаковку прямо по дороге и глотаю их на ходу. Иду домой и съедаю все, что мама приготовила на несколько дней вперед. Так случился мой первый срыв. После него я стала есть все без разбору: хлеб, колбасу, майонез, сухарики, сладости. Старалась избегать встреч со знакомыми и очень нервничала, если кто-то останавливал меня и заводил разговор. Все же видят — вот идет ненасытная обжора и мерзкая толстуха.

Еще один «цветок» в букете пищевых расстройств — компульсивное переедание. В отличие от анорексии и булимии, считающихся болезнями молодых, оно способно развиться в любом возрасте.

— Пища для таких больных становится мощнейшим регулятором эмоциональной сферы, — поясняет основатель школы «Рацион жизни», заведующий отделением психосоциальной реабилитации больницы № 1 им. Н. А. Алексеева, клинический психолог Никита Чернов. — Они могут не испытывать чувства голода, просто бесконтрольно «заедают» стресс, как будто сжевывают тревогу, при этом у них присутствует набор характерных для расстройств пищевого поведения черт: высокий уровень самокритики, нарушение образа тела, эмоциональная лабильность, когда настроение не получается контролировать. Люди с такими проблемами не способны ограничить себя в еде, особенно когда испытывают напряжение, поэтому впадают в своеобразные гастрономические «запои».

Синдром отличницы

Психологи школы «Рацион жизни» считают, что в современном обществе существует устойчивая культура провоцирования пищевых расстройств. И навязанными глянцем стандартами дело не ограничивается. Это и зацикленность на правильном питании, под которым порой понимаются самые невероятные вещи, и сама по себе атмосфера большого города с его культом достижений, соперничества, конкуренции. И даже невинная, на первый взгляд, увлеченность едой — все эти гурманские вечеринки и гастрономические туры, превращающие потребление пищи в часть модного и статусного досуга.

— Грань между здоровьем и болезнью определяется тем, что еда становится средством достижения каких-то иных целей, помимо насыщения организма, — продолжает Никита Чернов. — Гурманство — это неплохо, пока это одна из многих радостей жизни, но часто бывает, что посещение ресторанов становится единственным способом провести свободное время и главным удовольствием.

Еще одна причина невротизации — культ спортивного имиджа, ставший синонимом красоты и успешности.

«Только неудачники не следят за питанием и не посещают три раза в неделю фитнес-клуб», «жирные недостойны уважения, потому что у них нет силы воли» — эти «прогрессивные» установки, транслируемые дивами шоу-биза и популярными блогерами, щедро подливают масла в огонь. Особенно в условиях не вполне преодолевшего сексизм социума.

— Повсеместно прописано, что женщина должна быть привлекательной, нравиться мужчинам, да и вообще — тело для нее что-то вроде инструмента коммуникации с окружающим миром, — замечает собеседник. — Именно поэтому анорексии и булимии в большей мере подвержены перфекционистки, привыкшие добиваться порядка в делах любой ценой. Они очень уязвимы в случае неудач, склонны к навязчивости, «застреваниям». Поделиться своими переживаниями с окружающим миром для них — табу.

Задача школы «Рацион жизни» — не только заполнить лакуны в знаниях о пищевых расстройствах, но и формировать культуру адекватного самовосприятия и отношения к еде. Ведь люди, страдающие пищевыми расстройствами, испытывают невыносимое чувство отвращения, ярости и ненависти к собственному телу. 
Продвигать свой проект врачи и психологи будут в популярных социальных сетях — «ВКонтакте», Facebook, Instagram. Конечно, предполагаются и очные встречи со слушателями — лекции, семинары, круглые столы. В числе прочего, школа организует программу для людей, которые уже подвержены РПП, но пока еще не обращались к врачам. Отдельный образовательный блок планируют адресовать специалистам — психологам и диетологам.

— Девушки с нервной анорексией или булимией, скорее всего, на проект наш внимания не обратят и участвовать в нем не будут, — признается Никита Чернов, — у них, к несчастью, имеются свои ресурсы, где учат вес сбрасывать. А вот для родственников и друзей, мне кажется, будет много пользы.

Ищи мотив

Жить в условиях мегаполиса и не особо заботиться о внешности —позиция невыигрышная. Неухоженных людей неохотно берут на работу, встречают недоумевающими взглядами в транспорте, кафе и магазинах. Несправедливо, но факт. Немногие могут похвастаться тем, что никогда не практиковали каких-нибудь диет и не закачивали в смартфон приложений, подсчитывающих калории. И уж точно почти все в преддверии пляжного сезона временно отказывались от «вредных» продуктов: сахара, масла, сосисок, колбасы. Казалось бы, надо бить тревогу...

По мнению врачей, сам по себе факт резкого изменения образа жизни или системы питания еще ни о чем не говорит. Важны мотивы. Если что-то делается ради укрепления здоровья, это нормально. Когда ради достижения идеальных форм и острого недовольства собой, от идеала пока далекой — опасно. Также должно насторожить слишком большое число тревог, связанных с едой. Если вы маниакально высчитываете гликемический индекс и содержание глютена в каждом куске, с неподдельным возмущением реагируете на предложение официанта попробовать десерт и очень переживаете по поводу пропущенной тренировки не оттого, что нравится бегать, плавать или держать асаны, а потому что не сожгли энное число калорий, — это похоже на дебют болезни. Если его пропустить, последует такая «классика», как компенсаторное поведение: употребление слабительных или мочегонных препаратов без всяких медицинских показаний и предписаний врача.

Хороший бутерброд

Основа стройности и здоровья — здоровый рацион — окружен таким количеством мифов, что докопаться до истины почти невозможно. Средиземноморская диета, питание по Дюкану, кремлевская, фреши, протеиново-сывороточные коктейли, овсяные хлопья, творог и листья салата на завтрак, обед и ужин — от «панацей» рябит в глазах. По оценкам специалистов, большинство далеких от медицины людей под правильным питанием подразумевают вовсе не то, что есть следует так, чтобы быть здоровым. В основном нам продают мысль, что пора наконец стать красивыми, а для этого нужно сбросить вес.

— На самом деле рациональное питание — это не набор взаимоисключающих советов, а вполне точная, поддающаяся простому расчету система, — говорит диетолог Центра терапии расстройств приема пищи ПКБ № 1 Марина Володина. — Организму здорового человека необходимы основные макроэлементы, причем в определенной пропорции: 50 процентов рациона должны составлять углеводы, 20 — белки и 30 — жиры. Что конкретно мы выбираем, дело вкуса. Никаких запрещенных продуктов в диетологии нет: мясо, рыба, фрукты, овощи, зерновые, масла — без всего этого не обойтись. Такой принцип подходит практически всем, за исключением тех, кто страдает пищевой аллергией или лактозной непереносимостью. Но это достаточно редко встречается. Чаще выдумывается.

По наблюдению диетолога, наше информационное поле перенасыщено страшилками о «вредной» еде. То русская кухня — калорийная и тяжелая, то мясо нельзя после 40 лет, то вдруг советуют исключить хлеб.

— Почему-то считается, что основа русской кухни — салат оливье, блины и пироги, но ведь это довольно поздние наслоения, — продолжает Марина Володина. — На самом деле, она впервые была описана в монастырях: там ели брюкву, редьку, крупы, овощи, соленья, пили кислый квас. Все очень полезно и рационально. То же касается хлеба и масла. Любой человек может позволить себе кофе с утра и хороший бутерброд. И неважно, дрожжевой это будет батон или бездрожжевой, нет никаких проблем. Тут стоит говорить о ценности, а не о вреде. Большее число полезных веществ содержит, конечно же, цельнозерновой. Вообще, правильный бутерброд — это углеводная основа, клетчатка (лист салата) и белок. Но только мясо придется приготовить в домашних условиях — в духовке или на пару. Колбасные изделия и копчености не то чтобы категорически запрещены, но в большом количестве, конечно, нежелательны. К ним стоит относиться как к деликатесам, которые лучше приберечь для праздничного стола.

Идеальный завтрак от диетолога — это каша и омлет или омлет и натуральный йогурт. На обед лучше выбрать овощной салат, что-то мясное и простой гарнир, например гречку или чечевицу. Для ужина лучше подойдет белковый продукт: рыба и овощной гарнир, творог.

— Вес набирается не из-за еды, а из-за нехватки времени, — подводит итог собеседница. — Когда мы работаем по 10 часов, просто не успеваем рационально питаться, то есть принимать пищу как минимум три раза в сутки. Чашка кофе с утра, ланч в кафе вместо нормального обеда и плотный ужин поздно вечером. После напряженного дня хочется расслабиться, и мы принимаемся за сладкое и выпечку. Так происходит смещение в сторону быстрых углеводов. Если вы сумеете этого избежать, сможете контролировать вес. Отказываться от ужина, конечно, не стоит: тот, кто не добирает калорий днем, может встать ночью и наесться от души. Еще одно «железное» правило — последний прием пищи за три часа до сна.


Фото на анонсе: PHOTOXPRESS


 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть