Костюм с чужого плеча

15.06.2017

Иван РЫБИН

Шумные сборища молодых людей и девушек, переодетых в персонажей западных мультфильмов, компьютерных игр и комиксов, сегодня мало кого удивляют. Косплей-фестивали в РФ проводятся десятки раз в месяц, а популярность этого хобби быстро растет. Кто стоит за масштабной индустрией, зачем подросткам маски человека-паука и пластмассовые световые мечи, в чем опасность и польза странной игры? 

В канун Дня России, 10 и 11 июня, в Петербурге в Музее уличного искусства состоялся «Большой фестиваль комиксов, косплея и ностальгии». Главным приглашенным гостем стал создатель легендарных «Черепашек-ниндзя» Кевин Истмен. Мероприятие прошло с размахом. Сотни миллиардов долларов — таков оборот мировой косплей-индустрии. Костюмы (от этого слова и образовано название: дословный перевод с английского — «костюмированная игра»), макияж, аксессуары стоят очень дорого. Транснациональные медиакорпорации тратят гигантские средства на популяризацию хобби, содержат особо видных косплееров, спонсируют фестивали. Ради чего? 

Фото: Sakchai Lalit/ТАСС

Как все начиналось

Родина косплея — Япония, корни явления следует искать в мультфильмах аниме. Если опустить подробности, то на небольшой островной стране был отработан идеологический опыт насаждения чуждого визуального ряда: патриоты, которых среди японцев хватает, до сих пор сопротивляются влиянию голливудских стандартов, однако новое поколение похоже на детей Аматерасу все меньше: мы имеем дело с синтетическими, обряженными в костюмы существами. Огромные глаза, непропорциональные части тела, странные черты лица — хорошее добавление к ярким костюмам. 

«Образы в аниме действительно сильно вестернизированы, что, конечно, далеко не всем нравится — это провоцирует так называемый «конфликт поколений». Старшим людям чужды «импортные» диснеевские стандарты красоты, которые положены в основу картинок. Американизация идет по всему миру вместе с глобализацией, но есть и противники», — считает японист, кандидат культурологии, преподаватель кафедры международной журналистики МГИМО Елена Сычева.

В чем выгода? Первое, что приходит в голову, — продвижение американского кинематографа, а именно — многочисленной сувенирной и прочей продукции, которую продают фанатам на миллиарды долларов ежегодно. Похоже? Не совсем. Как оказалось, в российском косплее денег практически нет, поэтому объяснить его популярность коммерческими соображениями невозможно. 

Добрый спонсор

Весной во Дворце культуры и техники МАИ проходило очередное косплей-шоу — comXfest. Стоимость аренды площадей, как рассказал координатор проектов ДК Дмитрий Кириченко, от 100–120 тысяч рублей. По словам человека, близкого к организаторам, бюджет уже давно перевалил за миллион рублей. С участников берут всего по три сотни, а более тысячи человек зал не вмещает — концы с концами явно не сходятся. 

Календарь мероприятий, размещенный на главном российском аниме-ресурсе RusAnimeFest, внушает: по 10–20 фестивалей каждый месяц, охвачена вся страна от Калининграда до Владивостока. А ведь есть еще и диснеевские, игровые и прочие косплей-шоу. Кто-то зачем-то оплачивает весь этот «банкет» на сотни миллионов рублей в год, и рассуждения о бескорыстных друзьях из богатых корпораций звучат наивно и совершенно неубедительно.

Фото: REUTERS/PIXSTREAM

На Западе «ряженым» иногда перепадают заработки по 70–100 и более долларов в час, в РФ о таких деньгах даже не мечтают. 

«В этой индустрии доход получают только производители костюмов и аксессуаров. Хорошо, что у движения есть мощная спонсорская поддержка, наши единомышленники работают в крупных богатых конторах по всему миру, вот они и помогают, причем совершенно бескорыстно», — рассуждает косплеер Влад. 

И действительно: просто помогают, обычное дело.

Грань реальности

В начале этого года 19-летний молодой человек — фанат компьютерной игры Assassin’s Creed — в костюме своего любимого героя спрыгнул с 23-го этажа. Но чуда, как в игре, не случилось — юноша погиб.

Эта трагедия — не случайность. 

«Есть крайне негативная тенденция — молодежь полностью погружается в косплей. По сути, это некий аналог подросткового алкоголизма и наркомании, они убегают в воображаемый мир от своих проблем. Более того, полностью отказываются от собственного «я» и погружаются в некую придуманную синтетическую жизнь», — сетует Елена Сычева.

«Дети и подростки очень быстро привыкают к персонажам аниме, «подсаживаются» на них — вот вам и аудитория преданных поклонников добавляет она. — Ничего удивительного, что американцы вошли своими капиталами в эту индустрию».

«Сказать, что кто-то управляет модой в косплее, — я не могу. Однако, когда выходит некий культовый фильм, мультик или игра, количество косплея на эту тему увеличивается», — считает известная питерская косплеерша Алена Жукова.

Фото: REUTERS/PIXSTREAM

Иными словами, ими управляют, но они того не понимают, не осознают. Кто-то уже прыгает вниз головой с крыши, не ровен час, появится популярный сюжет, где герои что-нибудь взрывают или творят иной беспредел. Технология влияния уже хорошо отработана. Противопоставить ей нечего. 

Нет героев в своем Отечестве

У России — свой опыт ношения не парадных костюмов. Европейский карнавал с его смешением «верха» и «низа», хорошо описан Михаилом Бахтиным, а у нас были колядки, широкие гулянья на Масленицу. Светские маскарады, которые привез Петр Первый, были, конечно, делом знати: вряд ли их можно считать народными. 

Традиции облачаться в героев ни в России, ни в СССР не было: мальчишки просто играли в «наших» и «немцев», девочки шили куклам платья. Отчасти именно поэтому отечественный материал плохо сочетается с новомодным хобби. 

— Почему бы вам не закосплеить, к примеру, того же Валерия Чкалова. Ведь колоритнейший персонаж! Очки-консервы, краги, кожанка, галифе с сапогами — и красиво, и патриотично, — спрашиваю костюмированных адептов западной масскультуры.

— Не, не модно, вообще все, что наше, — отстой, — «просвещает» меня субтильного вида существо среднего пола, вроде бы юноша.

— Да-да, некого у нас косплеить, а сказочные героини в кокошниках — некрасиво и вообще «фи», — поддерживает его подруга, анимешная девочка-мальчик с нарисованными глазами почти до ушей.

— Как вариант — кавалерист-девицу.

— Ой, а это кто?..

Несмотря на отповедь, я все-таки решил поискать тех, кто переодевается в костюмы наших киношных и мультяшных героев. Такие есть, но их очень мало.

Фото: culture.ru

«Русские персонажи не популярны по простой причине — наши фильмы-мультфильмы не вызывают интерес у самих людей. Если брать советскую анимацию, то уже делали Атаманшу из «Бременских музыкантов», Забаву из «Летучего корабля», на «Большом фестивале» в 2016 году отец и сын представили Карабаса-Барабаса и Буратино», — рассказывает Алена Жукова. 

Именно она создала образ Забавы из «Летучего корабля», получилось очень красиво и даже как-то трогательно. Вот это — настоящее искусство!

Но его мало. 

Хорошо, что иногда все-таки можно творить на основе родной культуры. Неравнодушные стараются бить во все колокола — нужно срочно что-то делать.

«Когда я играл и выходили фильмы, например, «Петровка, 38», «Огарёва, 6», сериал про резидента, молодежь старалась подражать героям, но буквально: хочешь носить форму, иди работать в милицию, в КГБ. Сейчас они — генералы ФСБ, армии и полиции. В СССР дети смотрели правильное кино и стремились стать летчиками, защитниками Отечества, инженерами, строителями, врачами, космонавтами, геологами... Но пришли годы перестройки — что тогда творилось, все помнят. Однако и сейчас ситуация не самая позитивная — российских фильмов мало, а игра актеров откровенно слабая  — нет новых ярких положительных образов», — рассуждает председатель комиссии по культуре Мосгордумы народный артист РФ Евгений Герасимов.

«На фестивали по фантастике, которые мы проводим, приходят косплееры, они — постоянные участники. Да, все изображают иностранных персонажей. Нет у нас новых героев, образов, которые были бы привлекательны для молодежи, а свежих фильмов отечественных — раз-два и обчелся. В ближайшие лет пять точно ничего не изменится, поэтому и косплееры продолжат смотреть на Запад», — добавляет бренд-менеджер издательства Fanzon (входит в структуру «Эксмо») Антон Павлов.

Фото: culture.ru

Пока битва за умы молодежи проигрывается. Примерно то же самое происходило в 70-е. Наверное, не стоит наступать на те же грабли, ведь цена ошибки может опять оказаться непомерно большой.

Красиво шить не запретишь

Впрочем, нельзя не сказать о том, что от косплея — один лишь вред. Подростки в регионах не располагают суммами, необходимыми для покупки костюмов, и шьют их сами: из старой одежды, штор, обрезков тканей. Они ищут в Сети модели и действительно стараются, чтобы все вышло идеально. Да, герои — чужие, но дети заняты делом, много общаются друг с другом.

Мода переменится, а навык работы с материалом — всегда с тобой. Когда поветрие пройдет, в стране останутся неплохие модельеры, костюмеры и швеи, талантливые люди всегда востребованных профессий.


Фото на анонсе: REUTERS/PIXSTREAM

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть