Пришла весна, как паранойя

24.03.2017

Дарья ЕФРЕМОВА

Фото: PHOTOXPRESS

Согласно исследованию Института психологии РАН, за последние 30 лет россияне стали в три раза агрессивнее. И речь не столько о статистике правонарушений, сколько о бытовой культуре: грубость в транспорте и на дорогах, слишком эмоциональные дебаты на телешоу, директивный стиль менеджмента в большинстве отечественных компаний. И все это обостряется с первыми лучами солнца: по наблюдению врачей, на март—апрель приходится самое большое число аффективных сезонных расстройств.

Апатия, плохое самочувствие, раздражительность, тревога. И хотя сезонное «обострение» имеет мало общего с клинической депрессией (она характеризуется утратой интереса к жизни, снижением аппетита, нарушением сна, потерей веса), от этого не легче. Хандра может заявить о себе не только плохим настроением, но и целым букетом психосоматических симптомов: головные боли, проблемы с желудочно-кишечным трактом, одышка, слабость, утомляемость. Вы вроде болеете, но листок нетрудоспособности не дадут: медицинское обследование патологии не выявляет... 

— Старт сезонных расстройств можно диагностировать даже по телефону, — объясняет психолог-консультант Илья Шабшин. — В обычное время люди, решившие обратиться к специалисту, просто обозначают проблему, договариваются о времени и месте. Здесь же начинается сбивчивый рассказ обо всем на свете, высказывается множество сомнений, предположений, некоторые начинают кричать.

У пациентов, страдающих психическими заболеваниями и проходящих курс лечения, весной часто наблюдаются «откаты» — психиатры вынуждены увеличивать дозу лекарства. Если же речь о клиентах психолога, тут самая большая беда — «пробуксовка», приходится снова и снова возвращаться к темам, которые были не раз проговорены.

Нормально ли все это? Вполне. В условиях современного мегаполиса, заставляющего постоянно быть в тонусе, выдавать на-гора продукт, даже за временный уход в анабиоз можно заплатить слишком высокую цену. Вот и приходится таскать себя за шкирку, невзирая на ватные ноги, тяжелую голову и желание кого-нибудь поколотить.

Юпитер, ты сердишься... 

По данным исследований Института социологии РАН, уровень агрессии в России растет год от года. Причин много: жуткие новости по телевизору и всплывающие окнами на интернет-порталах (известно, что страшные картинки делают рейтинги, бессознательно приковывая внимание), скандальные истории и соответствующее обсуждение на ток-шоу, даже на развлекательных музыкальных проектах участники то и дело плачут, будучи «обласканными» членами жюри, хамство в транспорте, на дорогах, «разборки» в офисах... 

— Сегодня распространен психологический миф — давить эмоции вредно, от этого болеют, — продолжает Илья Шабшин. — Но ведь еще Фрейд сказал, что первым цивилизованным человеком стал тот, кто не ударил врага дубиной, а просто обругал. Казалось бы, агрессия — результат невоспитанности. Однако она утвердилась в современной культуре — корпоративной, социальной, семейной. В нулевых вышло множество учебников и тренингов по лидерству, ассертивности, жестким переговорам. Там рассказывалось, чтобы стать успешным, нужно демонстрировать силу: быть уверенным, бескомпромиссным, говорить с металлом в голосе. В итоге произошла подмена понятий, нам навязывали позитивный взгляд на невротическое поведение. Таким манером ставит себя вовсе не альфа-лидер, а параноидальный психопат. Свою лепту внесли ролевые модели из блокбастеров, где разницы между плохим и хорошим парнем нет — и тот, и другой «крепкий орешек». Вот эти вещи активно внедряются в жизнь. Показательный пример — интеллектуальные политические диспуты, где противники сразу же переходят на личности, вместо того чтобы усилить аргументацию. 

Унижение собеседника стало своего рода хорошим тоном: я его «опустил», а ему крыть нечем, значит, он лжет, а я правду говорю.  

По мнению руководителя отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук, доцента кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Сергея Ениколопова, агрессия — почти всегда форма защиты. Поэтому, когда социум переживает изменения, возникает ощущение растерянности, и границы дозволенного размываются. 

— Сегодня до сорока процентов пар разбираются между собой кулаками. И это вовсе не люмпены, а вполне интеллигентные люди. Но мало кто знает: агрессивное поведение — вовсе не показатель силы, а даже наоборот — признак неуверенности. Чем слабее наше «я», чем хуже защищены личностные границы, тем вероятнее мы станем нападать. Это, кстати, эволюционно обосновано: животные проявляют внутривидовую агрессию в периоды наибольшей уязвимости, скажем, когда им необходимо защищать потомство или они голодают. 

Спокойствие, только спокойствие

У раздраженного человека искаженное мировосприятие: он повсюду ищет проявления неприязни, «сканирует» окружающих, силясь найти потенциальных обидчиков и дать отпор. На ногу наступили в метро? Хамы! Громко разговаривают по телефону? Ну, конечно, хотят досадить...

— Наше мышление устроено так, что мы все время что-то обобщаем, часто драматизируем и делаем выводы на основании неполных данных, — говорит Шабшин. — Все это лишь усиливает депрессивное состояние. Примеров из разных сфер — множество. Логика пенсионерки: «Еще у одного банка отняли лицензию. Никому доверять нельзя, буду хранить деньги дома в тайнике». Мысли женщины: «Сын вчера прогулял колледж. Он совсем отбился от рук, курит, значит, я плохая мать». Опасения мужчины: «Переговоры прошли неудачно, жена осталась неудовлетворена, дочь выкрасила волосы в дикий цвет — все ясно, я неудачник». Нас не учат азам психологических знаний, элементарным навыкам общения, умению позитивно строить внутренний диалог.

В психологии есть такое понятие: саногенное мышление — тот способ мировоззрения, когда негативные события не разрастаются до масштабов вселенской беды. 

Психологи советуют научиться развенчивать неприятные эмоции, сводя их к частному случаю. Допустим, вместо того чтобы расстраиваться и возмущаться: «Почему я работаю до ночи, а коллеги уходят в шесть вечера?», подумать: «У нас разное отношение к работе, у меня больше амбиций. Ладно, каждому свое». Или вместо «Опять дочь не помыла посуду — совсем ей плевать на мои просьбы» — вариант: «Она ушла в свою комнату с очень грустным лицом. Возможно, у нее неприятности в школе. Попозже спрошу».

Конечно, это не означает, что вы не будете испытывать раздражения. Оно — такое же естественное чувство, как радость, печаль, увлеченность. А значит, агрессию нельзя изживать, можно только сублимировать — заниматься спортом (например, боевыми искусствами, боксом или плаванием), обращать в творчество. Главное — принимать это свойство в себе.   

— Не стоит этого стыдиться или убеждать себя, что агрессия вам чужда, — говорит Сергей Ениколопов, — больший грех вы совершаете тогда, когда долгое время злитесь, делая вид, что все нормально. Лучше проанализируйте, чем было вызвано ваше возмущение. Часто это результат недоговоренности, того, что стороны друг друга не услышали.

Помоги ближнему своему

Конечно, на разбушевавшегося соседа по парковке или нервозного коллегу можно и не обращать внимания, гораздо сложнее, если весеннему обострению подвержен кто-то из близких. Первое правило обращения с рассвирепевшим товарищем, кем бы он вам ни приходился, — это не вставать на одну доску, отказаться продолжать разговор в таком тоне и предложить вернуться к нормальному диалогу позже. Но что делать, если кто-то из родных впал в тоску? 

В таком случае психологи рекомендуют никогда не апеллировать к воле пострадавшего. Когда человек в депрессии, говорить: «возьми себя в руки» или «соберись, тряпка» — бессмысленно. От этого он будет еще больше страдать. Совестливые люди, находясь в этом состоянии, и так переживают острое чувство вины. Им кажется, что они бесполезны, не делают того, что должны. Лучше взять на себя часть забот или разделить между другими членами семьи. С депрессивными близкими надо разговаривать, а чаще выслушивать, не пытаясь что-то исправить или найти выход. Ведь им важно не решить проблему, а просто поделиться. И нужно, чтобы вы были рядом. В этом смысле хорошо работают бытовые проявления заботы: чаю налить, пледом укрыть. 

В отличие от осенней хандры, имеющей множество психологических предпосылок (лето, отпуск позади, впереди холода, серые будни), весенняя «депрессия» объясняется сбоем биоритмов. Истощенный за зиму организм (постоянная темнота, небогатое витаминами и минеральными веществами питание, просиживание в душных помещениях) просто не успевает адаптироваться к происходящим в природе изменениям: даже увеличивающаяся продолжительность светового дня может стать стрессом — приходится раньше вставать, вести более активный образ жизни, стараться лучше выглядеть. Именно поэтому в пору пробуждения природы нужно обязательно находить время для себя: встроить в напряженный график занятия и развлечения, которые вам действительно нравятся. Часы, проведенные с пользой для души, восстанавливают силы лучше всех поливитаминов, вместе взятых. 


Рисунок на анонсе: Виталий Подвицкий

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть