Жить стало веселее

15.12.2012

Нильс ИОГАНСЕН

Конец 1947 года в СССР ознаменовался денежной реформой и отменой карточной системы. Многие историки преподносят это событие как «ограбление» коммунистами населения, изъятие «лишних» денег. На самом же деле 65 лет назад происходили куда более сложные процессы.

Если пользоваться современными терминами, правительство Советского Союза, прежде всего, решило избавить национальную экономику от «черной наличности» — миллиардов рублей, которые скопились у различных спекулянтов, воров и казнокрадов. Во время войны они обирали население, продавая людям по бешеным ценам продукты питания и одежду, в результате чего в стране образовалась масса подпольных миллионеров и даже мультимиллионеров.

Вторая проблема была не менее серьезной. На территории СССР ходило огромное количество фальшивой наличности, изготовленной в гитлеровской Германии. Производство поддельных денег там поставили на промышленную основу — как один из методов подрыва экономики противника. По различным оценкам, до 20% советских рублей имели вражеское происхождение. Причем качество купюр оказалось таким высоким, что отличить их от оригинала было просто невозможно. Немцы собрали лучших фальшивомонетчиков Европы, и те изготовили прекрасные клише ряда валют. Кстати, СССР пострадал от этой операции не так уж и сильно, а вот британских фунтов наклепали просто море, нанеся Англии огромный материальный и моральный урон.

У простого населения страны Советов особых накоплений не было. Вернее, их не было вовсе. Квалифицированный рабочий получал 800-1000 рублей, но этих денег хватало лишь на жизнь. Семья моего деда — начальника литейного цеха на крупном оборонном предприятии — далеко не шиковала. Мать вспоминала, какой радостью была каждая маленькая обновка: платок, варежки, даже шерстяные носки. Питались очень просто, в основном хлебом, крупами и картошкой. Мясо или рыба появлялись на столе лишь по большим праздникам.

Именно поэтому по простому народу изъятие «лишних» денег ударило минимально, таковых у рабочих и крестьян просто не было. Зарплаты не изменились, в «новых» они остались такими же, как и в «старых». Вклады в сберкассах до трех тысяч рублей тоже конвертировали один к одному, а вот все, что больше, начали резать. От депозитов размером с 3000 рублей до 10000 рублей «откусили» треть, еще более крупные — почти ополовинили. Государственные облигации на предъявителя — любимый инструмент сохранения средств криминальной гражданки Марии Колывановой (она же Манька-Облигация) и не только ее, — похудели на 70% и на 80% в зависимости от типа транша.

Но самый сильный удар нанесли по подпольным «гражданам Корейко», которые держали миллионы наличных рублей. Такие суммы меняли в пропорции 10:1, да еще и брали на карандаш данных граждан.

Денежная реформа сопровождалась отменой карточной системы распределения продовольствия и товаров повседневного спроса. Теперь купить можно было что угодно и в любом количестве, имелись бы деньги. Пятилетка 1946-1950 годов была далека от завершения, но уже возникло понимание того, что восстановление народного хозяйства идет более чем успешными темпами. Сельское хозяйство не вышло на уровень 1940 года, но всем необходимым уже вполне обеспечивало население, а уровень промышленного развития в 1948 году достиг довоенного. Причем это не касалось «оборонки» — учитывалась исключительно гражданская продукция.

Стоит отметить, что в других странах карточная система продержалась значительно дольше, например, в Великобритании ее отменили в середине 50-х. Но главным моментом, который так обрадовал население, стало первое снижение цен. Подешевело практически все. Продукты питания — на 10-12%, пиво — на 10%, водка осталась на прежнем уровне. Причем отсчет велся не от так называемых «коммерческих» цен, а от пайковых, которые были достаточно низкими. После реформы килограмм ржаного хлеба стоил 3 рубля, пшеничного — 4 рубля 40 копеек, литр молока — 3 рубля, десяток яиц — 12 рублей, килограмм сливочного масла — 64 рубля, подсолнечного масла — 30 рублей, рыбы — 12 рублей. При зарплате около тысячи рублей прожить можно, и даже если доходы вдвое меньше, тоже с голоду не помрешь. Главное — не пить, «поллитра» стоила 60 рублей — особо не разгуляешься.

Далее. Во время войны и в первые пару лет после нее одежда, в основном, распределялась по предприятиям. Что-либо купить можно было только у спекулянтов или в так называемых «коммерческих» магазинах, созданных специально для того, чтобы давить перекупщиков экономическими методами. Цены там «кусались», но полки ломились от товаров. В начале зимы 1947-1948 годов все «коммерческие» торговые предприятия ликвидировали, а цены на одежду и прочие товары потребления снизили более чем в три раза. К дефициту это не привело — страна жила все еще очень бедно.

Тем не менее непосредственно перед реформой, о которой слухи все же просочились, наблюдался ажиотажный спрос на отдельные виды товаров. Подпольные богатеи скупали золото, хрусталь, ковры, антиквариат и прочие предметы роскоши, пытаясь таким образом спасти свои неправедно нажитые состояния. Особо активных «инвесторов» тоже ловили и отправляли на общественно-полезные работы — в солнечный Магадан, столицу Колымского края и прочие «курортные» места.

Таким образом, помимо экономических и оборонных проблем была решена и важная социальная задача — ликвидировано возникшее во время войны социальное расслоение общества. Спекулянтам воздали по заслугам, а трудящиеся получили более свободный доступ к товарам и услугам. Причем начиная с 1947 года снижение цен стало ежегодным явлением, продукты питания, одежда и потребительские товары становились все более дешевыми. Правда, с приходом к власти Никиты Хрущева все поменялось: цены начали расти, ассортимент товаров на полках становился скуднее и скуднее, а потом в обиход вошло слово «дефицит».


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть