Взлет и падение Романовых

27.01.2012

Владимир МЕДИНСКИЙ, профессор МГИМО

Семья Романовых начала править Россией в период, когда страна находилась практически в руинах. Достаточно быстро Романовы стали консолидирующим элементом политической системы, весьма мудро и осмотрительно распоряжаясь тем, что им досталось. Но почему же так трагически закончилась их эпоха?

XVII век — время начала правления династии Романовых — сильно недооценен и плохо изучен. Даже избрание на царство Михаила Федоро­вича предельно мифологизировано. Вспомним фразу, которую в 1613 году якобы говорили бояре: «Миша Романов молод, разумом не дошел и нам будет поваден».

Конечно, молодость будущего государя была аргументом в пользу его избрания. Однако не в контексте «разумом не дошел», ведь в то время 16-летний человек — это не нынешние недоросли из «Дома-2» с банкой пива. Преимущество молодости заключалось в том, что у царя появится наследник, с каковыми у поздних Рюриковичей были серьезные проблемы. При этом бояре понимали, что в случае избрания Михаила Федоровича наиболее влиятельны при дворе будут не они, а отец претендента — будущий патриарх Филарет. Более того, все хорошо осознавали, что избирают «тандем»: пройдет совсем немного времени — и Филарет, не мудрствуя лукаво, станет подписывать документы, называя себя «государем».

Рассматривая итоги правления тандема Филарет—Михаил, можно увидеть, что они исключительно позитивны. Страна поднята из руин Смуты, Россия резко расширила территорию, укрепила финансы, стабилизировала внутриполитическую ситуацию и не ввязалась ни в одну европейскую свару, каковых в то время было немало. Как ни пытались западные страны втянуть Россию в войну против Османской империи, первые Романовы под всеми благовидными предлогами уклонялись. Страна сосредотачивалась.

Если проводить исторические параллели, то европейским двойником патриарха Филарета был кардинал Ришелье. С той разницей, что последний «распиарен» просто чрезвычайно, в том числе и в беллетристике, а Филарет до сих пор остается «темной лошадкой», хорошо известной только историкам. Оба занимали приблизительно равные должности в — соответственно — православной и католической иерархиях, в одно и то же время фактически управляя из-за спины молодых монархов державами, сопоставимыми по населению и ресурсам. Более того, Филарет и Ришелье вели сходную политику — изоляционизма, протекционизма, стимулирования торговли и промышленности, централизации и укрепления вертикали власти. И при этом результаты патриарха Филарета оказались намного успешнее.

Сын Михаила Федоровича — Алексей Михайлович — был менее осмотрителен, но и он, ведя активные экспансионистские войны, в целом оставался осторожным, опирающимся на общественное мнение политиком. Так, даже вопрос воссоединения с Украиной решался на Земском соборе и с первого раза не прошел. «Земля» не поддержала новые налоги, необходимые для войны с Речью Посполитой. И только спустя несколько лет, в ответ на очередную просьбу украинского гетманства, было принято положительное решение. Последовала долгая и изнурительная русско-польская война…

В итоге Алексей Михайлович взял курс на «плавную модернизацию». Две трети будущих петровских реформ, в том числе армии, флота и образования, были начаты именно при нем. Петр придал им резкое ускорение и в чем-то добился значительных успехов, хотя в силу присущих этому правителю недостатков стране реформы обошлись очень дорого. Историкам предстоит еще долго спорить, разбираясь, где здесь были реальные плюсы, а где — минусы.

В дальнейшем Романовы постепенно начали растворяться в иноземных династических браках. Однако, на мой взгляд, по отношению к представителям этого рода стоит подсчитывать не процент той или иной крови, а долю немецкого или русского духа. Ведь в том же Ленине и последующих правителях Советской России русского духа было несоизмеримо меньше, чем у любого из последних Романовых. Да и в рамках самой династии, как иронизировали многие историки, чистокровный русский Петр I был «самым большим немцем», а чистокровная немка Екатерина II — «самой русской».

История становления династии Романовых, их правления, собирания ими земель очень поучительна. Она нуждается в популяризации — в силу своей чрезвычайной актуальности. Это история совмещения, казалось бы, несовместимых вещей — духовного единства народа, столичной вертикали власти и широчайшего, я бы даже сказал, «полупарламентского» местного самоуправления. Только такая гибкая система власти позволила России преодолеть Смуту, а затем очень быстро нарастить государственные мускулы. При этом замечу, что система не ограничивала инициативы людей — ведь кто такие казаки, завоевавшие Сибирь? Чем не креативный класс, пассионарный и амбициозный?

Но почему же так трагически закончилась эпоха Романовых? Увы, у последнего государя просто не оказалось самых элементарных навыков политического управления. Николай II — яркий пример того, что искренний, добрый и порядочный человек на троне хорош только в мирное время. В период кризиса во главе государства лучше иметь «тирана», у которого хватит силы воли, решительности и безжалостности душить бунт в зародыше, а не доводить дело до гражданской войны. Думаю, прадед и тезка последнего русского царя Николай I, будучи далеко не злым и хорошо образованным человеком, разобрался бы с теми же большевиками еще в зародыше. И в итоге дело закончилось бы пятью повешенными, а пять миллионов жизней были бы сохранены.

История последних Романовых ничуть не менее мифологизирована, чем начало их династии. Так, например, не сохранилось текста отречения Николая II, написанного его рукой. Более того, есть целый ряд исследований, доказывающих, что подпись под машинописным отречением подделана. Да и слишком уж странная форма у этого документа… Другое дело, что отрекшийся от престола полковник Романов с этим согласился и не протестовал, по сути, превратившись в Горбачева № 1.

Сегодня, исходя из 300-летнего опыта этой трагически прервавшейся династии, можно сделать один важный вывод: не так важно, какова форма правления, главное, чтобы игра во власть шла по правилам. Когда эти правила приняты обществом (как, например, на Земском соборе 1613 года, когда сфера царской власти была четко обозначена и монарх, например, не мог вмешиваться в выборы земского старосты) и соблюдаются, то власть стабильна и сильна. Если они нарушаются любой из сторон, власть неизбежно начинает шататься.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть