Валерия Чкалова: «В отце было очень сильное мужское начало»

22.06.2012

Татьяна УЛАНОВА

75 лет назад, в июне 1937 года, экипаж самолета АНТ-25 в составе Валерия Чкалова, Георгия Байдукова и Александра Белякова совершил первый беспосадочный перелет из Москвы в Ванкувер через Северный полюс.

Об этом событии писали много. Так же как о перелете из Москвы в Петропавловск-Камчатский, совершенном годом ранее. О доносах и покушениях. О том, что Чкалов дважды сидел в тюрьме и трижды изгонялся из армии. И конечно, о его неслучайной гибели в декабре 1938-го на неисправном самолете.

С дочерью легендарного летчика, названной в честь отца, мы встретились на даче в Серебряном Бору. Разговор поневоле начали с грустного...

Чкалова: После гибели отца было принято постановление СНК СССР об увековечивании памяти Чкалова. В частности, СНК обратился к руководству Моссовета с просьбой выделить семье дачу, которая и была дана нам в пожизненное пользование. В Серебряном Бору — там же, где когда-то отдыхал отец, только на другой линии.

Но вот сейчас вы шли от ворот и видели: справа и слева участок урезан, по нашей территории устроен проезд на соседние владения. А главное, нас отсюда практически выселяют — за нашей спиной нашу же дачу приватизировали. Хотя мы еще живы... Занимается этим Мосдачтрест. И на последнем заседании суда начальник отдела Департамента имущества выступала совсем не в нашу защиту. Оно и понятно: у нас почти 2 гектара земли, а каждая сотка здесь сейчас стоит 300 тысяч долларов.

культура: А что с квартирой на Земляном Валу, где жил Валерий Павлович?

Чкалова: К счастью, на нее не претендуют… Благодаря маме остался практически в том же виде, что и при отце, кабинет. В советское время большое количество школ, дружин, отрядов носили имя Чкалова. Мы всех принимали, рассказывали, показывали… Над диваном висят два фото. На одном — родители, Игорь и я. На другом — уже после гибели отца — мама с тремя детьми. Много снимков и документов — свидетельств его активной жизни, перелетов… Словом, есть что показать.

культура: Чкалов мечтал о шестерых детях…

Чкалова: Да, а получилось только трое. Причем младшая, Ольга, родилась спустя семь месяцев после гибели отца. Наш брат Игорь, окончив Академию имени Жуковского, работал инженером. К сожалению, в 2006-м он ушел… Мы с Ольгой — кандидаты технических наук. Ее дочь — доктор биологических наук. У меня тоже дочь. А у Игоря — двое сыновей. Так что, у Чкалова трое детей, четверо внуков, четверо правнуков и даже одна праправнучка восьми лет от роду.

культура: Правильно ли будет сказать, что вся Ваша жизнь прошла под знаком памяти отца?

Чкалова: В общем, да. Когда мы были детьми, конечно, семью представляла мама. Но часто брала нас с собой. Много ездил Игорь: он в отличие от нас с Олей помнил отца. Мне было всего три с половиной, когда папа погиб. Я пыталась что-то вспоминать. Но мама всякий раз говорила: «Нет, это было не так…»

культура: А как сложилась ее жизнь?

Чкалова: До своего 97-летия мама не дожила двух месяцев. Всю жизнь трудилась. Окончила Ленинградский пединститут имени Герцена по специальности «русский язык и литература». Вот смотрю я, как сейчас воспитывают детей. Вспоминаю, как сама растила дочь… С тем, как это делала наша мама, не сравнить. Она была отличным педагогом. И очень мудрой женщиной.

культура: Она была еще молодой, когда погиб Ваш отец. Неужели никто не сватался?

Чкалова: За мамой ухаживали. Но, по ее рассказам, никто не посмел взять на себя такую ношу — троих детей. Потом уже мы нашли фотографию отца, на обороте которой мама написала: «Мой милый! Как мне тебя не хватает…» Хотя прошло не одно десятилетие после его гибели. Знаете, я маму хорошо понимаю. Разлюбить такого человека, как отец, невозможно. Он прожил очень короткую — всего 34 года, но очень насыщенную жизнь. И всегда притягивал к себе всеобщее внимание.

15 декабря, в день последнего полета отца, беременная Олей мама приехала в поликлинику на обследование. И никак не могла понять, почему к ней такое повышенное внимание, такая суета. Там уже знали, что Чкалов разбился. Но никто не нашел в себе сил сказать ей об этом. Не смог этого сделать и сын Василия Чапаева, живший в нашем доме.

Позже Василий Каменский — поэт-футурист и один из первых русских пилотов — посвятил отцу роман в стихах «Могущество». Они были дружны всего два года. Но когда папы не стало, Василий Васильевич написал маме пять писем. Первое, очень трогательное, в конце 1938-го. Спустя несколько дней после гибели отца. «Вы жена героя, — писал он, — и должны по-геройски пережить эту трагедию…» В другом письме рассказывал, что они с отцом собирались вместе поехать в Чкаловск, чтобы там пойти по Волге на плоту, петь, играть на баяне… Отец был интересен людям. И они были интересны ему.

культура: Валерий Павлович хорошо пел?

Чкалова: Неплохо. Но в застольях он больше рассказывал. Пел же скорее на даче. И всегда был заводилой. А кроме того, имел самобытный взгляд на все. Не стеснялся высказывать свое мнение. Иван Семенович Козловский вспоминал, что, когда в Большом театре решили ставить оперу «Наталка-Полтавка» на украинском языке, на репетицию пригласили отца. После прослушивания он сказал: «Ну и ставьте, я все понял». Хотя украинского, конечно, не знал.

Большой ценитель симфонической музыки, отец привез из Америки несколько коробок с пластинками. В том числе «Шехеразаду» Римского-Корсакова, Первый концерт Чайковского. Я уж не говорю о Бетховене, Штраусе…

культура: Сын нижегородского рабочего, Чкалов был по сути интеллигентом?

Чкалова: Да. При этом не боялся сказать «не знаю». Просто хватался за книжку и занимался самообразованием. Помню, Оля, изучая отцовские письма, обратила внимание: «Ты посмотри, какой у него стиль изложения. Как он правильно формулирует мысли. Это человек не от сохи…»

культура: А каким Чкалов был мужем, отцом?

Чкалова: Маме говорил: «Никогда не ходи сзади меня. Ходи впереди. А то будут думать, что мы поссорились…» Он очень любил маму. И поскольку часто бывал в командировках, свои чувства доверял бумаге. Сохранилась большая переписка родителей. Что ни письмо — то «сшей платье», то «купи», то «сделай себе» что-нибудь. У него был хороший вкус. И он никогда не возвращался из поездок с пустыми руками. В Доме-музее отца в Чкаловске хранятся мои крошечные заграничные платьица. Из Франции кроме всего прочего он привез маме модный парфюм. Духов давно нет, а запах и сейчас слышен… При этом выросли мы совершенно не избалованными. Когда приносили многочисленные приглашения на новогодние елки, отец вызывал сына: «Вот тут Игорю Чкалову прислали билеты. Выбери один — куда хочешь пойти». Остальные вручал лифтерше: «Раздайте ребятам во дворе». Спустя годы, если маме говорили: «Ой, ваши дети отличники, так хорошо учатся!», она искренне удивлялась: «А почему они должны учиться плохо? У них есть все возможности — книги, столы…» Люди ведь жили по-разному.

культура: При жизни отца Ваша семья, вероятно, была хорошо обеспечена. А потом? Государство не оставляло вас?

Чкалова: Не могу сказать ничего плохого о государстве. После гибели отца всей семье были выделены пенсии — и маме, и детям. Правда, выделены пожизненно, но по окончании нами институтов почему-то отобраны… Так что, жили мы, конечно, небогато. Мужчин среди нас не было, маме приходилось кормить всех родственников, а у нас были только иждивенческие карточки… Но, знаете, мама никогда не жаловалась. Мы жили как все. В Омске маму прикрепили к столовой, где она получала обед. Иногда брала меня. А иногда приносила домой что-нибудь в судках. Когда мы вернулись в Москву из эвакуации, кто-то из знакомых вспоминал: «Ну-у, Чкаловы!.. Они винегрет в ведре рукой мешают…» Мешали, да! Потому что нужно было кормить весь колхоз родственников.

культура: В 1990-е отношение к семье поменялось?

Чкалова: Даже когда был социализм, все равно приходилось напоминать, что грядут юбилейные даты и надо бы их отметить. Но в разгар перестройки меня лично раздражали люди, поставившие себе целью едва ли не стереть Чкалова с лица земли. Пришлось запрашивать личное дело отца, доказывая, что лжеписатели подтасовывают факты и просто врут.

культура: Подготовка к нынешнему юбилею на родине героя велась очень серьезно. Глава города на сайте администрации обратился к горожанам с призывом привести в порядок дворы. В Доме-музее затеяли капитальный ремонт…

Чкалова: Этот дом строил мой дед — отец Валерия Чкалова. И его давно надо было отремонтировать. Дом-музей организован в 1940 году. Там много подлинных вещей отца: за многие годы руководители музея, конечно, выцыганили у нас все, что можно. В ангаре стоят самолеты, на которых летал отец, в том числе знаменитый АНТ-25. Словом, есть что посмотреть. Но в свое время Чкаловск был вычеркнут из списка мест, которые посещали туристы, путешествующие по Волге. Пароходам буквально не к чему было пристать. Пришлось перед 100-летним юбилеем отца написать статью о необходимости восстановления причала… Кстати, в Москве тот юбилей отметили очень достойно. Что будет в этом году, пока не знаю. А мы сами приготовили и себе, и всем россиянам роскошный подарок. Сын Игоря Валерий отыскал глобус, на котором великий исследователь Арктики Вильялмур Стефансон заложил традицию наносить маршруты первооткрывателей с подлинными подписями героев. Конечно, есть автографы самого Стефансона, Амундсена, Линдберга… В 1937-м расписались Чкалов, Байдуков, Беляков. А 10 апреля 2012 года — Алексей Леонов и Валентина Терешкова. Ради этого мероприятия глобус впервые в истории был вывезен из США. Он принадлежал Американскому географическому обществу, на много лет был потерян и лишь благодаря усилиям моего племянника Валерия найден в Калифорнии. Конечно, состояние оставляло желать лучшего: земная ось разбила Северный полюс, буква «ч» в фамилии отца стерлась… Но американцы были так рады находке, что разрешили Чкаловскому фонду и российскому спонсору восстановить глобус и даже сделать 12 дорогих высококачественных копий с роскошной подставкой из секвойи и кованой земной осью. После этого матрица была уничтожена, а подлинник вернулся в США.

культура: Наверняка Вы знаете, что к знаменательной дате снят фильм «Чкалов»?

Чкалова: Да, восьмисерийный… К нам не обращались. Не знакомились. Но книги, говорят, читали. И мамины, и Байдукова. Евгению Дятлову, исполнителю роли отца, я симпатизирую. Он хорошо смотрится в летной форме. Хотя и великоват ростом. Эпизоды, уже показанные телевидением (например, у Сталина на даче, когда отец на улице лезет маме под платье, а в кустах — охрана), безусловно, дань нынешнему времени.

культура: Фильм 1941 года был более корректным?

Чкалова: Тогда актеры тоже с мамой не знакомились. Актрисы — тем более. И на консультации ее не приглашали. Она была лишь на просмотре уже готового фильма. Возмутилась и пошла к Жданову. Он ее выслушал, сказал: «Замечания существенные. Они требуют переделки фильма, которая невозможна. Но некоторые моменты мы вырежем». В той картине из воздушного хулигана сделали хулигана бытового, который, к примеру, все двери открывал ногой буквально… Отец был очень прямолинейным. Не терпел лжи, подковерных игр. Естественно, был неугоден начальству. Его страшно мурыжили, даже унижали, заявляя, что нэпман, которым он стал волею судьбы, не может служить в ВВС. Нахлебался он, конечно. Но не сломался. Остался самим собой. И не было в нем ничего низкопробного, никакой бравады. Как не было и грубости по отношению к маме, что попытались приписать ему создатели нового фильма. Будучи уже женщиной в возрасте, могу сказать наверняка — в отце было очень сильное мужское начало. Притягивающее.

культура: Какие черты характера легендарного летчика передались его детям?

Чкалова: Красноречие. В большей степени у Оли и Игоря. Я раньше очень стеснялась. Прямота. Смелость, хотя и не такая сумасшедшая, как у отца. Открытость. Умение находить общий язык со всеми. И чувствовать людей, почти не ошибаясь в них. Мне кажется, это дорогого стоит.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть