Строитель Московской консерватории

16.03.2012

Евгения КРИВИЦКАЯ

Исполнилось 160 лет со дня рождения Василия Ильича Сафонова, одного из выдающихся деятелей русской культуры. Его судьба удивительна.

Блестящий дирижер, пианист и педагог, Сафонов вошел в историю, прежде всего, как директор Московской консерватории, построивший ее нынешнее здание и знаменитый Большой зал. Не всем властность его натуры приходилась по душе, оппоненты пытались выставить его, просвещенного консерватора, душителем либерализма, но факт остается фактом: Сафонов руководствовался понятием общего блага, благодаря чему годы его «правления» можно смело назвать «золотым веком» музыкальной Москвы. Многим Василий Ильич также известен как отец последней любви адмирала Колчака поэтессы Анны Тимиревой, актрисы Ольги и художницы Елены Сафоновых.

Летом 1885 года молодой преподаватель Петербургской консерватории Василий Сафонов увидел пророческий сон: «…Будто я иду через большое поле с зерновыми; тепло, тихо и легкий летний ветерок колышет ниву. Колосья так полны, что стебли сгибаются под их весом. Очарованный зрелищем прекрасного урожая, я сорвал один колосок и как бы взвесил его на своей руке. Неожиданно я явственно услышал Голос, сказавший: «Это поле твое». Наутро он получил письмо от Петра Ильича Чайковского, приглашавшего Сафонова профессорствовать в Московской консерватории.

Со стороны могло показаться, что жизнь обласкала Василия Сафонова сверх меры. Отец — генерал-лейтенант казачьих войск, командир Терской казачьей бригады, участвовавшей в конвое царской семьи, жена — Варенька Вышнеградская — дочь министра финансов России. В 1889 году Сафонова избирают директором Московской консерватории, и он становится практически единоличным хозяином огромной музыкальной империи. Амбиции молодого директора — под стать возможностям: он хочет отстроить новое учебное здание и концертный зал, предназначенный стать величественным музыкальным храмом.

«Не рубль спасает человека, — писал будущей жене Сафонов, — а служение по мере сил божественной истине, один из прекраснейших лучей которой составляет искусство. Это и есть то сокровище, которое не истлевает и не боится воров».

Василий Сафонов убеждает «сильных мира сего» помочь Московскому отделению Императорского русского музыкального общества и Московской консерватории профинансировать постройку целого комплекса зданий, включая два концертных зала. Заключая послание к генерал-губернатору Москвы, великому князю Сергею Александровичу Романову, Сафонов подчеркивает, что «благодетельное влияние музыкального образования, исходящего из учреждения, с честью держащего знамя чистого искусства в течение более четверти века, не замедлит оправдать испрашиваемую Царскую милость».

Благодаря невероятной энергии молодого директора, его деловой хватке к лету 1893 года вопрос строительства нового здания консерватории был решен положительно: император Александр III выделил испрашиваемую субсидию. Петр Ильич Чайковский искренне приветствовал успех Сафонова: «…Gloria и Тебе и царю! Я многого ждал от Твоего ума и административного таланта, но это превзошло мои ожидания».

За время «музыкального правления» Василия Сафонова Москву посетили крупнейшие артисты: Антонин Дворжак, Артур Никиш, Феруччо Бузони, Эдуар Колонн, Иосиф Гофман — имена-легенды. Более того, сам Сафонов со свойственным ему размахом стремился создать некую «гастрольную карту», куда бы входили Петербург, Варшава, по возможности Одесса. «Прокатывая» иностранных и русских артистов по городам Российской империи, он фактически заложил основы нынешней филармонической системы.

Огромен вклад Сафонова-музыканта — пианиста, дирижера, педагога, среди учеников которого были Александр Скрябин и Николай Метнер, Розина и Иосиф Левины, Александр Гедике и сестры Елена и Евгения Гнесины. Дирижерская карьера привела его в 1906 году в Америку, где он три года возглавлял Нью-Йоркский филармонический оркестр. На прощальном концерте приветственный адрес в честь русского музыканта прочел не кто иной, как Эндрю Карнеги, основатель Карнеги-холла и президент Филармонического общества Нью-Йорка: «Господин Сафонов! Мы будем гордиться тем, что в этом зале, открытом Чайковским, Сафонов в течение трех лет держал нас под чарами русской музыки…»

А вот на родине деятельность Василия Ильича, его бескомпромиссность и властность, а также идейный консерватизм подвергались неприятию со стороны коллег музыкантов, что вынудило его уйти с поста директора взлелеянной им консерватории. «...Теперь время патологическое, и разумный голос будет гласом вопиющего в пустыне, — писал с горечью Сафонов в 1906 году. — Остатки татарского ига сказываются у нас все больше в холопском либеральничаньи. Умный человек был А.С. Пушкин, а он сказал: «Живая власть для черни ненавистна; Они любить умеют только мертвых...» Вот подожди, — умру, тогда все объяснится, все станет видно… Время — мой самый лучший адвокат. А считаться с обществом, где не имеет цены ни труд, ни талант, а нужен только «протест» против кого и чего угодно, не стоит…»

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть