Пусть все страны догоняют нас!

06.04.2012

ПОДШИВКА

Николай СМИРНОВ-СОКОЛЬСКИЙ,
народный артист РСФСР

История русской авиации, история покорения космоса протекала у меня на глазах. Правда, я сам всего лишь «при сем присутствовал». Не было у меня никаких оснований претендовать на что-то большее. Но жизнь можно поблагодарить и за это.

Мальчишкой я видел, как на Ходынском поле при огромном стечении народа в воздух поднялся один из первых русских авиаторов-любителей Уточкин. Перед глазами собравшихся на Ходынке развертывались примерно такие события: из громадного сарая-ангара вывозилась машина, очень похожая на большую этажерку. Какие-то, казавшиеся и тогда удивительно примитивными, палки, скрепленные проволокой, какие-то квадраты и прямоугольники, затянутые брезентом.

Часа полтора механики на глазах у притихшей толпы суетились вокруг этой этажерки с пропеллером. По временам в середине этажерки что-то чихало, фыркало, пропеллер начинал крутиться, и этажерка продвигалась вперед на несколько метров. В середине этого сооружения, нелепо растопырив руки и ноги, сидел человек. После многих попыток вдруг, как-то совсем неожиданно, этажерка тяжело отрывалась от земли и несколько раз облетала поле, а затем почти падала на землю...

Покидая Ходынское поле, люди не думали не гадали, что они накануне исполнения самых дерзновенных мечтаний человечества. Не думали не гадали, что здесь же, среди них, шли мальчишки, которым суждено не только увидеть воздушные лайнеры, опережающие в скорости звук, но и стать современниками величайших событий в покорении космоса.

Несколькими годами позже, когда я уже стал артистом эстрады, по улицам тихой провинциальной Калуги на велосипеде разъезжал скромный человек, которого звали Константин Эдуардович Циолковский. Он охотно принимал у себя посетителей (в числе которых посчастливилось быть и мне), подолгу говорил о выдуманных им ракетах, о полетах человека на Луну и на другие планеты. Показывал какие-то чертежи и модели.

Это казалось сказкой. Посетители, улыбаясь, иной раз и не скрывая своего неверия или иронии, прощались с человеком, глаза которого смотрели настолько дальше других, что поверить ему до конца не было сил...

Чтобы на протяжении всего одной неполной человеческой жизни преодолеть путь от «этажерки» Уточкина до полета первого русского космонавта, потребовались исторические перемены в жизни нашего общества, которое расковало творческие силы народа и сумело аккумулировать его энергию в поистине грандиозных делах...

Лев КУЛИДЖАНОВ,
кинорежиссер

...Некий господин Алексис Щербатов, ныне американский гражданин, выражает сомнение в пролетарском происхождении Юрия Гагарина. Отставной преподаватель верховой езды в американском колледже князь Гагарин рубит с плеча, заявляя во всеуслышание, что является дядюшкой космонавта. Телеграфное агентство Рейтер доводит это шамканье, эту абракадабру до сведения читателей. Кому нужен этот бред?

Адрес подвига — Советский Союз, Юрий Гагарин — майор Советской Армии, воспитанник Ленинского комсомола, член Коммунистической партии. Он совершил свой исторический полет на корабле, построенном советскими учеными, на наших советских заводах, руками советских рабочих... Беспримерный полет первооткрывателя Вселенной есть достояние человеческого прогресса, еще одно свидетельство творческой силы нашего народа, правды наших идей.

Станислав ЛЕМ,
писатель

Свой первый научно-фантастический роман «Астронавты» я писал в 1950 году, одиннадцать лет назад. Космические путешествия были тогда утопией, не существовало ракет, способных преодолеть земное притяжение, и само название «Астронавты» было причиной неоднократных недоразумений, так как люди, даже начитанные, не знали этого слова и называли роман «Аргонавты». Чтение научно-фантастических романов многие люди, считавшие себя рассудительными, относили тогда к разряду развлечений, рассчитанных исключительно на детей...

В своем романе я предвещал первый полет многоступенчатой ракеты, которая должна заснять обратную сторону Луны, назначая это событие на 1970 год, а первый полет на другую планету — Венеру — на 2003 год. Ныне сделан первый настоящий, а не предварительный шаг. Не машина, техническое средство, являющееся продолжением воли и мысли человека, а сам человек вступил в космос.

Пройдут годы, и конечно, многие сегодняшние трудности в области покорения космоса уйдут в небытие, но имя первого человека, который оторвался от Земли, имя Юрия Гагарина останется навсегда и будет означать начало новой эпохи. Многие характерные черты этой эпохи сегодня мы можем, несомненно, различить...

Я могу лишь сказать, что смотрю в будущее с уверенностью, я убежден, что перед лицом таких достижений можно верить, что еще в нашем ХХ столетии человек ступит ногой на другую планету...

Милица НЕЧКИНА, 
академик

В минуты первого ликования как будто из глубины веков доходят до тебя живые слова о давней мечте трудового народа. Слово как будто обретено — былинное слово: «Похотелося Вольге много мудрости: птицей-соколом летать под оболока...». Юрий Гагарин поднялся и над этой древней мечтой человека — он летал уже над человеческим небом, можно сказать, «по наднебесью», и не птицей-соколом — куда там соколу... Но как торжественно звучат древние слова былины о мудрости! Да, много мудрости советских людей включено в стремительный, огнедышащий ракетный полет — мудрость советской науки подняла человека над земным небом, прочертила торжественный эллипс по космосу, вернула человека живого и невредимого к нам, на планету Земля, в дружеские объятия ликующих, бурлящих, преисполненных восторгом людей. Сказка о ковре-самолете, извечная сказка-мечта борющегося с природой ее будущего покорителя-человека. И вот сбылось и еще как — куда как далеко явь перешагнула мечту...

«Советская культура», 18 апреля 1961 года

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть