Последний рыцарь Империи

15.12.2012

Нильс ИОГАНСЕН

Лощеный дворянин, приспешник помещиков и капиталистов — такой негативный образ белого офицера создала в свое время советская пропаганда. Сегодня все перечисленное преподносится с совершенно противоположными оценками, но историческая правда при этом страдает в той же степени. Мало кто знает, что один из виднейших деятелей Белого движения — генерал Антон Иванович Деникин, родившийся 140 лет назад, 16 декабря 1872 года, — воевал с красными вовсе не за реставрацию прежних порядков.

По иронии судьбы, главный противник большевиков во время Гражданской войны оказался самого простого происхождения — сын крепостного крестьянина, отданного в армию и дослужившегося аж до майора. А потому немудрено, что значительная часть инициатив генерала Деникина на контролируемых Добровольческой армией территориях носила народный, социальный характер. Впрочем, это ему не помогло — генерала сгубили предатели.

Февральскую революцию герой Первой мировой, дважды Георгиевский кавалер Антон Деникин воспринял как предательство. У него моментально вспыхнул конфликт с Александром Керенским, которого боевой генерал-лейтенант обоснованно обвинил в развале армии. За это «демократическая» власть немедленно отправила военачальника в тюрьму, дабы тот не мог помешать процессу развала страны. А осенью 1917-го, когда Временное правительство было свергнуто и к власти пришли большевики, Деникина освободили.

До сих пор нет однозначной версии, как это произошло. Кто-то говорит, что его хитростью вызволили из темницы соратники-офицеры, другие утверждают, что отпустили сами большевики. Причем второй вариант — вовсе не фантастика.

Вскоре после освобождения Деникин отправляется на юг, где участвует в формировании Добровольческой армии. Его девиз — воссоздание единой и неделимой России — находит отклик у десятков тысяч патриотично настроенных солдат и офицеров. Но не у «союзников» России по Антанте. Де-юре они поддерживали Белое движение, однако единая и неделимая им как раз была не нужна. А потому именно «союзники» и оплатили революцию, которая должна была привести к раздроблению страны на массу отдельных княжеств («Культура» рассказывала об этом в материале «И юный Октябрь позади» в № 41). Вместо оружия, боеприпасов и снаряжения генерала Деникина и других противников красных кормили «завтраками», поставки регулярно откладывались.

Одной из первых инициатив генерала стала отмена в его армии всех наград, Антон Иванович полагал, что за участие в братоубийственной гражданской войне грешно раздавать ордена и медали. Кстати, Колчак и Врангель так не считали. Отличались и их политико-экономические воззрения. Деникинцы закрепили землю за крестьянами и запретили помещикам отбирать ее обратно, для рабочих установили восьмичасовой рабочий день, а на местах организовали органы самоуправления. Вот только со своими инициативами генерал явно опоздал, первые декреты Советской власти уже развернули в сторону большевиков народные массы. Правда, и на стороне белых сражалось немало рабочих и крестьян.

Летом 1919-го добровольческие войска взяли Харьков, Екатеринослав, Царицын, Одессу и Киев. Большевистское правительство стало спешно готовиться к бегству в Вологду, а Ленин выпустил воззвание «Все на борьбу с Деникиным!» Положение, действительно, стало очень шатким: всего за пару месяцев Добровольческая армия выросла с 60 до 150 тысяч бойцов, контролировала 18 губерний, где суммарно проживало более 40 миллионов человек. Осенью Деникин, взяв Курск и Орел приближался к Москве. И тогда хитрый Владимир Ильич решил действовать по обстановке: большевики заключили союз с петлюровцами и махновцами, которые ударили в спину армии Деникина. Не потому, что им были близки идеалы красных, а, прежде всего, из-за того, что генерал ненавидел всяческих сепаратистов, в том числе украинских, не признавал местное «самостийное» и «незалэжное» правительство. Вот ему и отомстили. Через год деникинское войско, отступившее на юг страны, перестало существовать, а большевики занялись бывшими соратниками, громя отряды Нестора Махно и Симона Петлюры.

Антон Деникин эмигрировал в Европу. Когда немцы оккупировали Париж, они пытались склонить полководца к сотрудничеству, но потерпели сокрушительное поражение. Деникину даже пришлось посидеть в концлагере, правда, недолго. Его отпустили жить под присмотром гестапо и регулярно обрабатывали. Но тщетно: ярый противник большевизма, белый генерал, тем не менее, призывал всех эмигрантов поддерживать Красную армию, чем дико раздражал гитлеровцев. Однако те прекрасно понимали, что сильно прессовать или убивать Деникина нельзя. Во-первых, толку не будет никакого, во-вторых, им вовсе не хотелось, чтобы русские эмигранты, среди которых было немало бывших военных, устроили бунт, — этого откровенно боялись.

После окончания Второй мировой войны Антон Деникин уехал в США. Жить в разоренной войной Европе стало уже очень некомфортно, особенно для старого и больного человека.

7 августа 1947 года Антон Деникин скончался. Его похоронили на воинском кладбище Детройта как главнокомандующего союзной армией с соответствующими почестями. А 3 октября 2005 года, по инициативе Российского фонда культуры, прах генерала — согласно последней воле самого Деникина — был перезахоронен в России, на кладбище Донского монастыря. Последний рыцарь ушедшей империи нашел свое последнее пристанище в земле, которую всю свою жизнь — в меру собственных сил и умений — пытался защитить от внешних и внутренних врагов.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть