Первая Ржевская катастрофа

07.10.2012

Нильс ИОГАНСЕН

Я убит подо Ржевом, 

В безыменном болоте, 

В пятой роте, на левом, 

При жестоком налете. 

Я не слышал разрыва, 

Я не видел той вспышки, 

— Точно в пропасть с обрыва 

— И ни дна ни покрышки. 

И во всем этом мире, 

До конца его дней, 

Ни петлички, ни лычки 

С гимнастерки моей... 

Александр Твардовский 

1 октября 1942 года завершилась 1-я Ржевско-Сычевская операция — начальная часть крупнейшего сражения Великой Отечественной войны — Ржевской битвы. Понеся огромные потери в живой силе и технике, советские войска не достигли каких-либо существенных успехов.

Образовавшийся в ходе контрнаступления под Москвой так называемый «Ржевский выступ» был тем плацдармом, с которого Вермахт в любой момент мог ударить по нашей столице. До нее оставалось всего 200 км, и хотя город уже был основательно укреплен, и работы в этом направлении продолжались (московскую линию обороны достраивали до осени 1943 года), угроза не становилась менее серьезной. Целью Ржевско-Сычевской операции была ликвидация выступа, желательно с окружением группировки противника, которая находилась в «котле» с достаточно узким «горлышком».

Но «котел» оказался очень хорошо укреплен, глубина оборонительных рубежей достигала 30-50 км. Причем фортификация была очень серьезной. Местами немцы применяли даже бетон, что для них было не характерно. Так, под Гжатском (ныне Гагарин) до сих пор сохранился некий подземный бетонный бункер, построенный гитлеровцами, в лесах стоят заброшенные немецкие ДОТы, видны остатки траншей и пулеметных точек. Всего этого советское командование либо не знало, либо предпочитало не замечать. Получив крупные подкрепления в живой силе и технике, командующий Западным фронтом генерал армии Георгий Жуков и командующий Калининским фронтом генерал-полковник Иван Конев решили смять противника в лоб, задавив его массой войск. Только у Западного фронта было более 1800 танков, артиллерийская плотность достигала местами 100-140 стволов на километр.

Первым в наступление пошел Калининский фронт. Войскам была поставлена задача овладеть Ржевом, до которого оставалось всего чуть более десяти километров. 30 июля наступление началось, но именно в этот день грянули проливные дожди, которые сильно осложнили задачу. Танки вязли в непролазной грязи, еще тяжелее приходилось пехоте, подвозить боеприпасы стало очень сложно. В первый день удалось углубиться в оборону противника на пять км, и наступление на этом захлебнулось.

Вермахт выстроил оборонительные позиции очень грамотно. Пулеметные расчеты были снабжены прекрасной оптикой, пехоту поддерживала артиллерия, в том числе противотанковая и зенитная, бронетехника (немногочисленная) и авиация. Координация между родами войск была хорошо налажена, разведка, в том числе воздушная, работала четко. Проволочные заграждения в несколько рядов, минные поля, многочисленные ДЗОТы — Красная армия натолкнулась на оборонительную линию, которую немцы со свойственной им педантичностью строили несколько месяцев.

Не дойдя нескольких километров до Ржева, советские войска остановились у деревни Полунино (высота 200) и Галахово. Бои здесь продолжались три недели, взять деревни удалось только 22 августа.

Бои за Полунино — самый страшный эпизод в наступлении Калининского фронта. Каждый день на высотку бросали пехоту в сопровождении танков, а противник методично уничтожал наступающих. Советская артиллерия тупо «работала по площадям», зачастую накрывая своих, связи с авиацией не было, разведка не велась, зенитное прикрытие отсутствовало.

Вот выдержка из журнала боевых действий 16-й гвардейской стрелковой дивизии 30-й армии Калининского фронта: «31 июля. Противник продолжает оборонять узлы сопротивления Полунино, Галахово, Тимофеево. Из этих пунктов ведет сильный минометный и артиллерийский обстрел по боевым порядкам частей дивизии. После упорных боев 16-я ГСД, приведя себя в порядок, в 6:00 31.07.42 г. частью сил атаковала узел Полунино, Галахово, Тимофеево. В 15:00 31.07.42 г. атака повторилась с общей задачей овладеть узлами сопротивления Полунино, Галахово, Тимофеево. В результате успеха не имели».

И так день за днем. Сухие отчеты немцев мало чем отличаются от записей в советских источниках. Военный дневник 58-го пехотного полка 6-й дивизии 9-й армии Вермахта:

4 августа 1942 года

13:55. Под прикрытием огневого вала примерно 25-30 русских танков и большая толпа русской пехоты устремляются на позиции 9 роты (9/58) и левый фланг 1 роты (I/58). Движение русских затруднено из-за грязи, мин, инженерных сооружений и немецкого заградительного огня.

14:30. Три танка все же прорвались через линию обороны 9/58. Но в целом полунинский рубеж держится хорошо. Натиск пехоты подавлен в ближнем бою. Огнем самоходных и противотанковых орудий, а также действиями пехотинцев уничтожены семь Т-34 и два КВ-1. Еще 5 танков повреждены, но смогли отъехать назад своим ходом.

15:00. Десять танков с большой толпой пехоты вновь атакуют Полунино на правом берегу Холынки. Два Т-34 прорвали линию обороны, и один из них доехал до КП 1 батальона (I/18). Но и эта атака отбита. Небольшая группа русской пехоты добежала до Полунина и там погибла. Остальные окапываются, стараясь укрыться от огня.

16:00. Подтянув подкрепления, советы вновь атакуют позиции 3 батальона (III/58) плотными толпами пехоты при поддержке десяти танков. Атака отбита всеми видами оружия. Вскоре атака повторяется, и вновь атакующие отброшены. Сквозь дым и чад видно, как русские бегом подтягивают подкрепления, видимо, намереваясь вечером или ночью продолжить натиск.

17:00. Одна за другой три безуспешных атаки русской пехоты на высоту 200 по северо-западному склону. Для русских этот участок совершенно непреодолим.

18:30. Два тяжелых танка прорвались на стыке 10 и 1 рот (10/58, I/58). Ситуация на болоте острая и непонятная. Обе роты несут серьезные потери. Убиты оба ротных командира. Из-за тяжелых потерь этот участок никем не занят.

22:00. Два отделения из 11 роты (II/58) направлены на этот участок. На нем находятся два русских тяжелых и пять легких танков. По ним ведут огонь противотанковые орудия из 2 роты 561 и 6 противотанковых дивизионов. Это последние противотанковые резервы корпуса. Весь день русские атаковали всю линию обороны 6 корпуса. Все эти атаки также отбиты. Ужасный день, большие потери.

10 августа

В общей сложности сегодня отражены атаки 5 русских батальонов, которые были поддержаны артиллерией, танками и авиацией. Насколько уже установлено, в ближнем бою было уничтожено 11 танков Т-34, 3 танка КВ-1, 3 танка Т-70 и 8 других, всего 25 танков!»

Поле перед Полунино немецкие солдаты прозвали «танковое кладбище», там стояло около двухсот сгоревших машин. У противника танков не было вообще, высотку помогали оборонять пяток самоходок StuG III, вооруженные коротенькой 75-мм пушкой StuK37 с длиной ствола всего в 24 калибра. По сути, это были орудия поддержки пехоты, а не противотанковое средство. Тем не менее самоходчики погубили в Полунино немало наших танков.

Атаки следовали практически беспрерывно, солдат посылали штурмовать высотку в лоб. В «Книге памяти» Полунино значится 8805 погибших, однако далеко не все павшие в этой страшной мясорубке опознаны. Немцы тоже понесли здесь большие потери, однако, они в разы меньше, нежели были у Красной армии. 27 сентября 30-я армия все-таки вошла во Ржев, но уже через несколько дней была вынуждена оставить город — немцы подослали подкрепление и советские войска отступили.

Не менее драматично развивалось и наступление Западного фронта. Операцию удалось начать только 4 августа по причине тех же самых дождей, оборона противника была прорвана вглубь на 30 км, войска вышли на берега рек Вазуза и Гжать. А вот что было дальше, и сегодня точно неизвестно. 7 августа наши войска форсировали Вазузу, переправа продолжалась два дня. Далее имеется информация о некоем встречном танковом сражении, в котором в совокупности с обеих сторон участвовало от 800 до 1500 машин, это уже масштаб битвы под Прохоровкой. Но точных данных по нему нет, многие документы до сих пор засекречены. Западный фронт мог выставить и 800, и 1000 машин, а вот у немцев такого количества бронетехники на этом направлении просто не было. Речь может идти о какой-нибудь паре сотен танков и самоходно-артиллерийских установок Вермахта, оборонявших Ржевский выступ. Не исключено, что режим секретности связан с тем, что Красная армия в этом бою потеряла все свои танки (всего за 1-ю Ржевско-Сычевскую операцию было потеряно более 1100 машин, хотя и это не полные данные, некоторые историки склоняются к 2000 и более). С пропагандистской точки зрения, рассказывать о таком поражении не следовало, ведь такая информация сильно подорвет моральный дух всей армии. И сражение засекретили, на всякий случай — надолго.

23 августа, после многодневных штурмов, был освобожден Зубцов (20 км восточнее Ржева). Удары в направлении Гжатска особого успеха не имели. В начале сентября стало понятно, что операцию нужно останавливать. 10 сентября войска перешли к обороне. Однако местами бессмысленные локальные наступления продолжались, дивизии пытались отбить у врага какую-нибудь никому не нужную высотку.

К моменту окончания операции потери советских войск достигли 60%. Из более чем полумиллионной группировки убитыми, ранеными и пропавшими без вести числилось 300 тысяч человек. Но и эта цифра не окончательная, многие архивные материалы все еще недоступны, и историки просто не в состоянии произвести точный подсчет.

С потерями немецкой стороны проще, они составляют примерно 60 тысяч человек. В отдельных дивизиях было выбито до 80% состава. Тем не менее свою задачу — во что бы то ни стало удержать Ржевский выступ, — они выполнили, чего нельзя сказать о нашей армии.

В многочисленных мемуарах советских генералов Ржевская битва вообще отсутствует, ее как бы и не было. Молчит про нее и Георгий Жуков. По понятным причинам — хвастаться особенно нечем. 25 ноября 1942 года начнется операция «Марс» (2-я Ржевско-Сычевская), но она, к сожалению, пойдет по тому же сценарию. И ее тоже обходит вниманием официальная история.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть