На Хиросиму упала немецкая бомба

30.09.2012

Нильс ИОГАНСЕН

История создания атомного оружия – захватывающий исторический детектив 

В сентябре 1942 года состоялся первый боевой запуск ФАУ 2 (Vergeltungswaffe-2) — первой в мире баллистической ракеты дальнего действия, разработанной знаменитым немецким конструктором Вернером фон Брауном.

Несмотря на значительное количество запусков, роль этого оружия в войне оказалась ничтожной. Просто ракету не решились применить с той «начинкой», для доставки которой она предназначалась.

Одна тонна взрывчатого вещества — ровно столько помещалось в боеголовке ракеты. В общем-то немного, в те годы уже были авиабомбы и помощнее. Тратить огромные средства только для того, чтобы обстреливать Лондон, рациональные немцы точно бы не стали. Значит, V-2 сделали для чего-то другого. Попытаемся разобраться — для чего именно.

Весной 1945 года американские войска, наступавшие в восточном направлении навстречу Красной армии, внезапно повернули на 90 градусов, и на всех парах рванули на юг, в Тюрингию. Именно туда немцы эвакуировали всех своих ученых-ядерщиков, а также их оборудование и документацию. Американцам досталась большая часть ученых Третьего рейха, хотя кое-что перепало и СССР. Но вскоре после окончания войны было объявлено — немецкие ядерщики шли по совершенно неправильному пути и никакой атомной бомбы создать просто не могли.

А вот американцы ее создали. Причем как-то очень быстро — с момента испытания опытного изделия в пустыне Аламогоро (штат Нью-Мексико), 16 июля 1945 года, до бомбардировки Хиросимы (6 августа 1945 года) прошло всего три недели. За такой срок даже при наличии должного количества урана-235 просто невозможно сделать боевое устройство совершенно нового тогда типа. Это только кажется, что атомная бомба — простая, как апельсин, штука. На самом деле это был суперхайтек того времени, да и сегодня применяются очень точные технологии. Так, если свести части уранового сердечника не точно и не строго одновременно, никакого взрыва не произойдет, так как критическая масса не будет достигнута. С неподвижно стоящим изделием проще, а ведь боевая бомба летит вниз, ее трясет и шатает в потоке воздуха, возникают всяческие «паразитные» ускорения, которые не способствуют улучшению точности работы механизмов. На доводку конструкции от «изделия» до боевого образца зачастую требуются месяцы и годы, а американцы якобы уложились в пару недель. Какая-то совсем не научная фантастика...

Но если предположить, что в Тюрингии были захвачены совершенно готовые немецкие атомные бомбы, все встает на свои места. Одну испытали, проверили ее работоспособность, две другие тут же отправили на войну и применили. Еще парочку разобрали, чтобы потом скопировать. И объявили всему миру — бойтесь нас, мы создали атомное оружие, теперь США сильнее всех. А для того чтобы никто не узнал, что бомбы на самом деле трофейные, и была запущена «утка» про немецких физиков-неумех, которые все делали неправильно.

Какие аргументы говорят в пользу этой версии? Прежде всего, Германия обладала единственными в Европе урановыми приисками в Судетах. Итак, с сырьем полный порядок. С его обогащением тоже не было проблем, имелось, как минимум, три технологии выделения изотопа уран-235 из массы сырья, причем по эффективности они значительно превосходили американские. Одну из них разработал ученый-ядерщик барон Манфред фон Арденне. После окончания войны он добровольно пошел на сотрудничество с Советским Союзом, уехал в нашу страну и впоследствии получил две Сталинские премии, которые давали лишь за самые выдающиеся достижения и только гражданам СССР. Фон Арденне стал одним из немногих иностранных ученых, кто ее получил. Остается догадываться, что заставило немецкого аристократа отправиться работать в страну победившего пролетариата. Видимо, большая «любовь» к янкам.

Завод по обогащению урана — огромное производство, которое пожирает массу электроэнергии и воды, там требуется много рабочих рук. Скрыть такую махину невозможно, особенно в Германии, которую самолеты-разведчики союзников регулярно «прочесывали». Но вот в Аушвице (немецкое название польского города Освенцим) начинается строительство огромного завода по производству синтетического каучука. Строит концерн I.G. Farbenindustrie AG, на собственные деньги. Дармовой рабочей силы навалом, рядом протекают три реки, имеются хорошие подъездные пути. К тому же Освенцим и предприятия вокруг него не бомбят, но вовсе не из соображений гуманизма — их совладельцами были американские капиталисты. Завод построен, но ни одного килограмма каучука он так и не выдал, хотя постоянно расходовал прямо-таки чудовищное количество электричества. В I.G. Farben плакались: мы разорены, проект убыточный, требовали от властей компенсировать финансовые потери. В общем, ломали комедию. А в 1944 году, незадолго до того, как Освенцим освободила Красная армия, завод эвакуировали в неизвестном направлении.

Более чем странное предприятие, скорее всего, и было тем местом, где немцы обогащали уран, да и до приисков от него было рукой подать. Первое испытание атомной бомбы прошло в октябре 1944 года на острове Рюген, еще два — 3 и 12 марта 1945-го в Тюрингии. Причем испытывали явно разные «изделия» — в первом случае просто большую атомную бомбу, во втором — миниатюрные устройства с малой поражающей силой. Такие сегодня применяются в гаубичных «спецснарядах» — критическая масса достигается за счет сверхсильного сжатия урана взрывной волной. Немцы опять опередили прогресс на десятилетия.

О двух мощных взрывах в Тюрингии стало известно и советскому командованию. Вот цитата из донесения, отправленного в Москву: «…на расстоянии 500–600 м от эпицентра взрыва лежали сваленные деревья. Возведенные для испытаний укрепления и строения были разрушены. Военнопленные, находившиеся в месте взрыва, погибли, причем в ряде случаев от них не осталось следов. Другие военнопленные, находившиеся на некотором расстоянии от эпицентра взрыва, получили ожоги на лице и теле, степень которых зависела от расстояния их нахождения от центра…» Это явно не могло быть испытанием обычного оружия, а вот на взрыв атомной бомбы похоже на все сто.

Руководство СССР быстро поняло, что немецкие атомные бомбы теперь находятся в руках «потенциального противника». А таковым США стали уже в мае 1945 года, причем не по нашей вине. Только-только капитулировала Германия, а «союзники» уже разрабатывали операцию под кодовым названием Unthinkable («Немыслимое»). Внезапным ударом они намеревались обрушиться на советские войска. Причем в первых рядах наступающих должны были идти немецкие дивизии, которые сдались в плен, но американцы с англичанами их почему-то не разоружали. Впрочем, это тема для отдельного рассказа, наша разведка хорошо сработала, войска произвели грамотную перегруппировку, и операцию пришлось отменить.

У американцев всего несколько ядерных бомб, быстро наладить их производство они не смогут, Манхэттенский проект с треском провалился. Именно пониманием этого объясняется твердость советской позиции в переговорах с США в послевоенные годы. По сути, атомные бомбы наши страны сделали одновременно. И обе — с использованием немецких технологий и специалистов. Великобритания, которая стала ядерной державой ровно 60 лет назад (в сентябре 1952 года), так же воспользовалась их совсем не добровольной «помощью».

Но почему же, обладая таким страшным оружием, Германия не переломила ход войны в свою пользу? Скорее всего, только потому, что бомб было изготовлено очень мало, а завод в Аушвице пришлось спешно свернуть. Несколько ядерных ударов не смогли бы остановить Красную армию, потеря 5-6 дивизий ничего принципиально не меняла, всего их было около 170. По той же причине и американцы предпочли сбросить их на беззащитные японские города (есть, впрочем, горькая ирония судьбы — немецкие бомбы упали на союзников Германии), а не применить в ходе операции Unthinkable. По всей видимости, янки, равно как и немцы, понимали, что в этом случае русские начнут лютовать.

Своим решительным наступлением советская армия предотвратила превращение Второй Мировой войны в ядерную, до этого оставался всего один шаг. Поработай обогатительный завод еще несколько месяцев, на головы и наших войск, и коварных «союзников» посыпались бы V-2 с атомными боеголовками. Причем в большом количестве. Несколько десятков ракет — и Красная армия перестает существовать, еще пара десятков — уничтожена американско-британская группировка на континенте, десяток бомб по уже хорошо пристрелянному Лондону — англичане делают «хенде хох». А там можно заняться и Америкой — работы над двухступенчатой межконтинентальной ракетой А9\А10 находились уже в завершающей стадии, прототип даже побывал в космосе. И где-нибудь в начале 1946 года Нью-Йорк и Вашингтон подверглись бы ядерной атаке. Но этого, к счастью, не произошло. Атомной бойни удалось избежать благодаря мужеству и героизму наших солдат.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть