Лукавая дружба, вечное блаженство

24.02.2012

Елена ШИРОЯН

200-летие победы в Отечественной войне 1812 года уже стало культурно-историческим лейтмотивом года. На днях торжественно откроется находившаяся на реставрации панорама «Бородинская битва», в течение года юбилею будут посвящены десятки других мероприятий. Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства отметил дату проектом «Два Императора».

Едва ли можно назвать Александра I и Наполеона друзьями, какими представил их эмблематический экспонат, созданный во Франции в честь Тильзитского мира. На медальоне — наивный, чуть корявый портрет двух правителей, сжимающих друг друга в объятиях. На обороте — шатер на плоту посреди реки Неман, где впервые лично встретились два императора. Один — царь-«богоносец» из правившей уже два века династии, другой хоть и аристократ по крови, самозванец по сути. Наполеон, наводивший ужас на всю Европу, в те годы искал союза с Русским престолом.

Дипломатичный и лукавый Александр — при посредстве королевы Луизы Прусской, доброго гения Тильзита, — мир с «тираном» заключил, но оказался непреклонен, когда Бонапарт попросил руки одной из его сестер. Впрочем, эта история с Тильзитом уже не связана, хотя есть ирония в том, что в дальнейшем племянница Александра I великая княжна Мария Николаевна по страстной любви выйдет за внука супруги Корсиканца, императрицы Жозефины. Причем в том самом 1839 году, когда в Москве началось строительство храма Христа Спасителя — всенародного памятника победе «над французом». А после того как останки Наполеона перевезут в Париж с острова Святой Елены, роскошный карельский порфир для саркофага в Доме инвалидов подарит Франции не кто иной, как император Николай I.

Удивительно, но Бонапарт и до и после войны с Россией был у нас фигурой невероятно популярной, что подтверждает старейший экспонат — первое издание книги «Наполеон — Император Французский» (1806) на русском языке. Да и теперь ему посвящают целые коллекции, как та, что 30 лет собирает Александр Вихров. Ее и показал музей на Делегатской, дополнив своими фондами.

Разнообразных диковин, артефактов, поделок народных умельцев на тему дружбы-вражды монархов набралось на целый зал. Витрины уставлены декоративными вазами и блюдами двух веков — «агитфарфор» возник не в Советской России, а в революционной Франции. Тут и портреты наших героев, и картины их сражений. Но не только. Сюжеты фарфоровой скульптуры — от семейной идиллии, где Наполеон любуется спящим сыном, до бегства из России в утлых санях. Как не вспомнить слово «китч» — вот масса образчиков того, как образ великого человека обрастает новыми смыслами, и тиран становится домашним любимцем. Гордую его голову можно превратить в копилку или в кувшинчик для сливок. В той же парадигме рождены тезоименитые императору коньяк и торт.

Среди двухсот экспонатов — часы, картины, гравюры из России и Западной Европы, бюсты слоновой кости, медали и монеты, портсигары и табакерки с миниатюрами, даже коврик с батальной сценой... Символ победы над союзниками, включая Россию, — модель Вандомской колонны в Париже: Наполеон попирает стволы вражеских пушек. Русские и англичане в долгу не остались: в эпоху, когда не было телевизора и блогеров, «узурпатора» высмеивали в карикатурах и лубках.

Правда, на выставке представлены не только китч, сатира или культ. Есть и ряд меморий: автограф Бонапарта, его портфель. Загадочный экспонат соединяет печаль и триумф — крохотная статуэтка Наполеона, оказавшаяся личной печатью, которая, возможно, была с ним и в ссылке. Мрачную, но по-своему провидческую гравировку — император восстает из гроба — сопровождает надпись: «Все мое блаженство».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть