Красна изба пирогами, а Москва — духами

25.11.2012

Феликс ГРОЗДАНОВТатьяна ПОЛЯКОВА

90 лет назад, в ноябре 1922 года, открылся «Государственный мыльно-парфюмерный завод №5 «Новая Заря».

Это историческое событие могло и не произойти, если бы не революционерка Евдокия Уварова. Цеха знаменитой парфюмерной фабрики Анри Брокара после революции назвали «Пятым мыловаренным заводом» и обязали выпускать только один вид продукции — мыло. Но бойкая товарищ Уварова прямиком обратилась к товарищу Ленину и привлекла его внимание к тому факту, что на заводе установлено прекрасное оборудование, которое имеет смысл не ломать, а использовать по назначению. Теперь уже трудно понять, говорила ли в Евдокии «коммунистическая сознательность» или просто женское начало…

В итоге, благодаря Уваровой, родилась «Новая Заря», подарившая миру в первую очередь знаменитую «Красную Москву» — классический и узнаваемый аромат советской эпохи. Любимые духи Любови Орловой, Валентины Терешковой. Даже теперь у этого ретро-запаха есть известная поклонница — Рената Литвинова.

Тем, кто душой и носом привязался к «Красной Москве» еще во времена нэпа, совершенно не требовалось знать, что аромат был создан в 1913 году, к 300-летию Дома Романовых, для Александры Федоровны и носил тогда название «Любимый букет Императрицы».

Запах «Красной Москвы» отчетливо напоминал Chanel № 5, но это не помешало ему завоевать пару десятков международных премий. А если копнуть историю парфюмерии еще глубже, то выяснится, что культовый аромат был создан в 1920 году в Париже московским некогда парфюмером Эрнестом Бо. Так что «Красная Москва», она же «Любимый букет..», все-таки возникла раньше.

Вернемся в Россию. В первые послереволюционные годы уход за собой было даже выгодно объявить «буржуазным пережитком», ибо не только подушиться, но и помыться с куском мыла удавалось далеко не каждому. После голодно-холодных революционных лет в стране наступает относительное благополучие, и в 20-е годы в СССР начинается кампания «За личную гигиену!».

Звучало, конечно: «Девушки-красавицы, вы не мажьте рожи, лучше мы запишемся в Союз молодежи!», но к духам, как вы понимаете, это не относится. Они становятся культовой вещью, их невозможно увидеть, а значит, и осудить, их можно только почувствовать.

К 1936 году Советский Союз по выпуску парфюмерии обогнал Францию и занял третье место в мире после США и Великобритании. При этом на всех советских духах долгие годы стояла загадочная аббревиатура ТЭЖЭ, которая расшифровывалась совершенно банально: «Трест эфирно-жировых эссенций».

Значительная роль в судьбе парфюмерно-косметической отрасли принадлежит жене Вячеслава Михайловича Молотова Полине Жемчужиной (настоящие имя и фамилия — Перл Семеновна Карповская). Она была, пожалуй, самым ярким и изысканным руководителем ТЭЖЭ, который возглавляла с 1932 по 1936 год. И хотя в ее послужном списке есть такие должности, как работница табачной фабрики, кассир в аптеке, заведующая клубом, — на самом деле, зажиточную еврейскую женщину хорошо знали в Одессе, где она умудрялась блистать в любом обществе. Карповская возглавила парфюмерный трест, что вполне отвечало ее эстетическим вкусам.

Постепенно в СССР появлялись и другие парфюмерные фабрики. Наши неизбалованные женщины с радостью окружали себя и «Ландышем серебристым», и «Быть может», а о французских духах слагали легенды.

Сегодня нет проблемы купить духи, в какой бы точке мира они не производились. И лишь иногда, случайно услышав в транспорте тот самый, давнишний, запах, вдруг окунаешься в детство... Кстати, именно парфюмерная фабрика «Новая Заря» в 2001 году открыла в Гостином дворе первый в Москве и единственный в России музей парфюмерного искусства.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть