Хроника Отечественной войны 1812 года

02.12.2012

Алексей ЧЕРЕПАНОВ

Они ружья зарядили, 
в неприятеля палили,

Много били, истребили, 
остальных-то полонили,

Полонивши, их топили 
во Березоньке-реке,

Потопивши, отдыхали 
на зеленом на лугу,

На зеленыем лугу песни пели во кругу.

Народная песня.


9 (21) ноября 1812. 
Взятие Борисова

Подробнейший план по окружению и разгрому французских войск на реке Березине сочинялся в тиши уютного царского кабинета в Зимнем дворце, и на бумаге со всей неизбежностью приводил к гибели наполеоновской армии, а то и к пленению самого Бонапарта. Согласно монаршему плану три русские армии — Кутузова, Витгенштейна и Чичагова — должны были соединиться на реке Березине и «отрезать» Наполеона. Кутузов должен был «гнать» неприятеля с востока, корпус Витгенштейна — идти с севера, а армия адмирала Чичагова — с юга.

Однако стройным и безошибочным план выглядел только на бумаге, в театре военных действий любая пьеса разворачивается помимо воли драматурга, который к тому же не следит за действием в партере, а сидит в Петербурге. Лев Толстой полагал, что план «не имел смысла», ведь расстроенная армия Наполеона уже убегала из России». «Весь глубокомысленный план о том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с армией, был подобен тому плану огородника, который, выгоняя из огорода потоптавшую его гряды скотину, забежал бы к воротам и стал бы по голове бить эту скотину».

Командующий был против уничтожения неприятельской армии в генеральных сражениях, выгнать французов из России с наименьшими потерями — вот к чему он стремился. На словах фельдмаршал принял монаршую волю, на деле — совсем не торопился подойти к Березине с основными силами, понимая, что «поймать» Наполеона — задача невыполнимая, да и не нужная.

Тем не менее 21 ноября авангард 3-й армии Чичагова под командованием генерала Ламберта напал на Борисов, куда накануне пришла дивизия Домбровского. Русские выбили французов из укреплений, захватили мост через Березину, перешли на восточный берег реки и заняли Борисов. Наполеон побледнел, когда узнал о сдаче города, ведь с гибелью последнего моста через Березину французам грозило окружение и капитуляция.

Чичагов был настолько уверен в гибели французской армии, что предписал всем отрядам и партиям: «Наполеонова армия в бегстве; виновник бедствий Европы — с нею. Мы находимся на путях его. Легко быть может, что Всевышнему угодно будет прекратить гнев свой, предав его нам. Почему желаю я, чтобы приметы сего человека были всем известны. Он роста малого, плотен, бледен, шея короткая и толстая, голова большая, волосы черные. Для вящей надежности ловить и привозить ко мне всех малорослых».

11 (23) ноября 1812. 
Поражение Чичагова

«Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник», — писал в 1813 году баснописец Крылов, эзоповым языком намекая на то, что не за свое дело взялся морской адмирал Чичагов, когда по настоянию Александра I возглавил сухопутную Дунайскую армию. А если пресноводная щука решит, подобно коту, ловить мышей, получается и вовсе смех: «Щука, чуть жива, лежит, разинув рот, — и крысы хвост у ней отъели». После войны 1812 года практически все в русском обществе были уверены, что именно «земноводный генерал» упустил Наполеона под Березиной.

И действительно, после взятия Борисова в одном из домов обнаружили письмо Наполеона генералу Брониковскому, где сообщалось, что 22 ноября в городе будет располагаться Главная квартира Великой армии. Чичагов на письмо не обратил внимания, более того — главные силы армии оставил на другом берегу Березины.

Дальнейшие действия Чичагова логике тоже не поддаются. 23 ноября он назначил командиром авангарда графа Павла Палена и отправил его дивизию то ли атаковать французов, то ли в разведку, то ли «препятствовать отступлению неприятеля и войти в связь с графом Витгенштейном», а сам сел обедать. Но в пятнадцати верстах от Борисова на авангард Дунайской армии напала кавалерия маршала Удино и отбросила русскую пехоту. Пален отступил, потеряв около шестисот человек. Французские войска ворвались в Борисов и выбили Чичагова из города. Хорошо, что после отступления удалось разрушить мост, и французы не могли перейти еще не замерзшую Березину.

14 (26) ноября 1812. 
Сражение на Березине


25 ноября Наполеон решил строить переправу у деревни Студянка в нескольких верстах севернее Борисова, и одновременно произвести демонстрации и отвлекающие маневры около других бродов на Березине. К деревням Ухолода и Стахово отправили батальон пехоты и несколько сотен бродяг собирать материалы, якобы необходимые для постройки моста. Развернули пушки у мнимых переправ, приказали дивизии кирасиров гарцевать по берегу реки к Ухолоде южнее Борисова. Кроме этого, генерал-аншеф генерального штаба Лорансе приказал привести к нему нескольких евреев. Он долго расспрашивал их о переправе около Ухолоды, о дорогах к Минску, показывая, что французы станут переправляться именно здесь. В ту же ночь трое евреев бежали из Борисова и сообщили Чичагову о том, что французские войска собираются перейти Березину южнее Борисова. После изгнания Наполеона Чичагов приказал этих евреев повесить, но дело было сделано...

Ночью на 26 ноября началась постройка двух понтонных мостов около деревни Студянка, для чего французы разобрали крестьянские избы. Сегюр называет строительство переправы через Березину «одним из выдающихся подвигов французских инженерных войск». Понтонеры работали по пояс, а то и по горло в ледяной воде. Многие саперы замерзли в водах Березины.

«Присутствие неприятельской дивизии отнимало надежду обмануть русского адмирала. Каждую минуту ждали, что вот сейчас вся его артиллерия откроет огонь по работавшим солдатам. Несомненно, они ждали рассвета только затем, чтобы лучше направлять свои выстрелы». Однако когда рассвело, французы увидели затухающие костры, пустынный берег и тридцать удаляющихся пушек. Наполеон сначала не поверил донесению, бросился из Главной квартиры на берег, увидел «исчезавшие в лесу последние ряды колонны Чаплица и в восторге воскликнул: «Я обманул адмирала!»

Оставив часть своей армии у Борисова, Чичагов 25 ноября выступил в южном направлении к Забашевичам, где на следующий день получил донесение о переправе наполеоновских войск. К Студянке он смог вернуться только вечером 26 ноября. Штаб его армии настаивал на скорейшей атаке скапливающихся на правом берегу реки французских войск, но даже 27-го Чичагов не атаковал неприятеля.

К 26 ноября на восточном, левом, берегу реки скопилось по разным подсчетам от 60 до 80 тысяч французов, из которых только 30 или 40 тысяч были боеспособными солдатами, остальные — голодной озверевшей толпой. Сначала пошли боевые части. Корпус Удино первым ступил на шаткий мост, скрепы сломались, бревна рассыпались, но маршал все-таки перешел на правый берег Березины. К четырем часам окончили постройку второго моста, и по нему переправились сначала гвардейская артиллерия и артиллерия корпуса Удино, а ночью — войска Нея и молодая гвардия.

Наутро и все отставшие, больные, бросившие оружие, кинулись к мостам, и произошла страшная давка: «Первые ряды, теснимые теми, которые следовали за ними, или остановленные рекой, были раздавлены, смяты или сброшены на льдины, которые неслись по Березине», — писал Сегюр. Люди тонули в ледяной воде, пытаясь выплыть к другому берегу.

В 9 часов утра 28 ноября Витгенштейн наконец атаковал корпус Виктора, который прикрывал переправу на восточном берегу Березины, а Чичагов напал на главные силы Наполеона, уже переправившиеся на западный берег реки. Бои продолжались весь день, но, несмотря на численное превосходство русских, успехом не увенчались. Корпус Витгенштейна из 25 тысяч человек не смог разбить 8 тысяч бойцов арьергарда маршала Виктора. Чтобы отстоять переправу, французы несколько раз переходили в наступление и не дали Витгенштейну отбросить себя. Ночью Виктор решил отступить на правый берег Березины, но на мостах образовалась давка, переправа была загромождена повозками, телами замерзших. Виктору пришлось силой пробираться через эти заграждения из живых и мертвых, обнажая оружие против своих товарищей. Река была настолько переполнена трупами, лошадьми и повозками, что вышла из берегов на 25 метров.

Кутузов рапортовал царю: «К общему сожалению, сего 15 числа Наполеон переправился при деревне Студянке». Всю вину за неудачную операцию при Березине фельдмаршал возложил на Чичагова: «Неприятель строил мост, начал и продолжал свою переправу более суток, прежде нежели адмирал Чичагов о том узнал, хотя все ему наблюдаемое расстояние было не более 20 верст».

Тем не менее Березина окончательно погубила Великую армию. По точнейшему выражению Аркадия Аверченко, Наполеон на Березине «потерпел победу», недаром слово «C’est la Bér?zina» стало во французском языке синонимом неудачи и катастрофы.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть