Кавказ, 1942 год: война за нефть

22.09.2012

Нильс ИОГАНСЕН

70 лет назад, 18 сентября 1942 года, Гитлер определил Вермахту первоочередную задачу: «Решающим является прорыв на Туапсе, а затем блокирование Военно-Грузинской дороги и прорыв к Каспийскому морю».

.Уже 23 сентября пожелание фюрера было воплощено в жизнь, немецкие войска перешли в наступление, а советская армия развернула Туапсинскую оборонительную операцию. Практически одновременно бои начались и в районе Большого Кавказского хребта.

Главной целью Вермахта была нефть — в бакинском нефтяном районе добывали более 70%, а в грозненском и майкопском нефтяных районах — около 25% всего «черного золота» СССР. Захват Кавказа означал для Советского Союза поражение в войне, остановились бы все танки, самолеты, суда и автомобили. И если Германия в случае захвата румынских нефтепромыслов (Плоешти) переходила на синтетическое топливо, то у нашей страны такой возможности не было: заводы по производству бензина из угля в СССР отсутствовали.

Немецкое командование всегда предельно четко ставило задачи своим войскам. Таковых на этот раз было две. Первая — «захватить район Грозного и частью сил перерезать Военно-Осетинскую и Военно-Грузинскую дороги по возможности на перевалах. В заключение ударом вдоль Каспийского моря овладеть районом Баку». И вторая — «овладение всем восточным побережьем Черного моря, в результате чего противник лишится черноморских портов и Черноморского флота». После двух дней артподготовки и непрерывных бомбежек 25 сентября немецкие войска ударили со стороны
Главного Кавказского хребта в направлении Туапсе.

К тому времени значительная часть перевалов Главного Кавказского хребта была потеряна нашими войсками, советские военачальники явно недооценили возможности противника. Генералы почему-то считали горы непроходимым для врага препятствием, видимо, совершенно позабыв, что в Европе есть Альпы, а в Германии — отличные спортсмены. Между тем на Кавказе действовал целый немецкий горный корпус, куда, в том числе, входила и знаменитая дивизия «Эдельвейс», укомплектованная опытными альпинистами. Именно эти горные егери 21 августа 1942 года установили немецкий флаг на Эльбрусе. С военной точки зрения данная гора никакого значения не имела, но как пропагандистская акция операция удалась. Германия как бы показала всему миру, что Кавказ теперь принадлежит ей. Хотя это было и не так.

Тем не менее вдоль Главного Кавказского хребта немцы продвинулись очень далеко, бои шли уже под Моздоком. А вот на побережье дела обстояли неважно: значительная часть Новороссийска была захвачена, но восточный берег Цемесской бухты остался за советскими войсками, и дальше немцы уже не прошли.

На подъезде к Новороссийску со стороны Геленджика и сегодня стоит батарея морских орудий, которая стреляла по западному берегу бухты, захваченному противником. Новороссийск стал аналогом Сталинграда — дальше цементного завода «Пролетарий» (в Сталинграде — дальше Тракторного завода) немцам пройти не удалось. 

Обходным маневром на Туапсе Вермахт собирался окружить всю Новороссийскую группировку советских войск, одновременно захватив большой участок побережья. И на первом этапе наступление развивалось успешно — к 23 октября 1942 года немцы были уже в 35 км от Туапсе. Дорога, ведущая к городу, оказалась перерезана. Туапсе был базой снабжения всей Черноморской группировки, потеря города стала бы катастрофой для всех войск на побережье. Очень оперативно были произведены кадровые перестановки, оборону возглавил «Генерал Стойкость» — Андрей Гречко. Под его
командованием войска, пополненные резервами, перешли в контрнаступление и к 20 декабря отбросили противника на первоначальные позиции. Однако битва за Кавказ была далека от завершения.

.В то же самое время, когда наши войска отбивали наступление на Туапсе, другая группировка противника развивала наступление на Нальчик и Орджоникидзе (Владикавказ). 27 октября Нальчик был захвачен, а уже 1 ноября немцы вышли на ближние подступы к Орджоникидзе. До Военно-Грузинской дороги оставалось всего 15 км, но дальше врага не пустили. Наиболее крупные силы советских войск сосредоточились как раз на грозненском и вдадикавказском направлении, и под местечком Гизель далеко оторвавшаяся от основныx сил группировка Вермахта была окружена и уничтожена. Под Орджоникидзе немцы потеряли 140 танков, 2300 автомобилей, десятки орудий и минометов, а также более 5 тысяч солдат и офицеров. Частично противнику удалось вырваться из окружения, однако техники и тяжелого вооружения он лишился.

Практически одновременно с началом наступления на Туапсе — 24 сентября 1942 года — моздокская группировка противника выдвинулась в сторону Грозного с ранее захваченного плацдарма на южном берегу реки Терек. Советским войскам удалось остановить противника, в Закавказье немцы не прорвались, однако часть нефтяных промыслов в окрестностях Грозного была все же потеряна.
Правда, воспользоваться ими у немцев не получилось. Наши нефтяники каким-то хитрым и, похоже, до сих пор секретным способом заглушили нефтяные скважины. Как враги ни пытались их вскрыть, ничего не получалось. Но как только территория была освобождена от противника, советские специалисты быстро запустили их в эксплуатацию.

Кавказ очистится от захватчиков только после Сталинградской битвы, когда под угрозой окружения немцы будут вынуждены отступить. Однако осенью 1942 года Красная армия грамотно организованной обороной, по сути, не дала Вермахту переломить ход войны. Вот только сегодня об этом, к сожалению, знают немногие. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть