Февраль. Достать архив и плакать

17.02.2012

Михаил ТЮРЕНКОВ

95 лет тому назад творцы Февраля 1917-го в опьянении от власти, которая практически упала им в руки, назвали свершившуюся революцию «Великой бескровной».

Наверное, это была первая серьезная неправда в череде тех потоков лжи, которые в последующие годы и десятилетия прольются на скрижали русской истории. Не была Февральская революция «великой» — ее бесславный конец известен всем, а трагические итоги для страны доказаны многими исследователями. О «бескровности» же Февраля и его последствий сегодня даже и говорить постыдно.

В России ни один бунт (по определению — «бессмысленный и беспощадный») не был социальной панацеей. Даже в хирургическом смысле — принудительное отсечение «лишнего» и «отмирающего» всегда только усугубляло противоречия. Так, борьба с во многом несправедливым сословно-иерархическим устройством привела к красной диктатуре, воинствующему безбожию, ужасам коллективизации и волне репрессий. При этом в итоге «народная власть» оказалась еще дальше от народа, чем царская.

Впрочем, история циклична. Все мы свидетели того, как двадцать лет назад борьба с разложившейся партийной номенклатурой и тотальной коммунистической идеологизацией привела к развалу страны и обнищанию значительной части населения. При этом вчерашние борцы с партпривилегиями, получив власть, быстро погрязли в коррупции и удалились от народа на расстояние, рекордное во всей русской истории.

«Национальным обмороком» назвал события Февраля 1917-го Александр Исаевич Солженицын. Сегодня многие иссследователи, придерживающиеся самых разных убеждений, развивают ту же мысль. И только либеральные публицисты продолжают говорить о Февральской революции как об «упущенном шансе». Сегодня мы предлагаем нашим читателям еще раз осмыслить: что же случилось в России 95 лет назад?

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть