Сальвадор Альенде: «Я готов заплатить жизнью за доверие народа»

06.09.2013

Александр МОИСЕЕВ, «Международная жизнь» — специально для «Культуры»

Сорок лет назад, 11 сентября 1973 года, произошел один из самых кровавых в истории государственных переворотов. В Чили при поддержке США было свергнуто законное правительство, президент Сальвадор Альенде погиб. К власти пришла военная хунта во главе с генералом Пиночетом.

Сотни тысяч человек были брошены в концлагеря, как минимум тридцать тысяч убиты, многие — без суда и следствия. Точная цифра погибших до сих пор не известна. И поныне в Чили находят тайные захоронения замученных и расстрелянных чилийцев и иностранных граждан. О трагических событиях тех лет рассказывает ветеран отечественной журналистики, бывший главный редактор вещания на испанском и португальском языках радио «Голос России», заслуженный работник культуры РФ Леонард Косичев.

Леонард Анатольевич работал в Чили как раз в годы правления Альенде — с 1970?го по 1973?й в качестве корреспондента Гостелерадио СССР.?Пережил там драматические дни военного переворота и даже был арестован охранкой Пиночета как представитель «враждебного хунте Московского радио, ведущего в передачах на испанском языке античилийскую пропаганду». Только благодаря настойчивым усилиям нашего посольства он был освобожден и вместе с последней группой советских дипломатов покинул Чили через две недели после переворота.

культура: Какую позицию занимал СССР по отношению к Чили?
Косичев: Правительство законно избранного социалиста Сальвадора Альенде, которое тогдашний американский президент Ричард Никсон объявил «неприемлемым для США», не получило от Советского Союза сколько-нибудь весомой материальной помощи. Видимо, в Москве не было уверенности в том, что левый президент продержится весь срок. К тому же нам весьма накладно обходился Остров свободы. Советский Союз едва ли смог бы долго выдержать вторую Кубу. Тем не менее наша политика в регионе во многом определялась отношением того или иного режима к Соединенным Штатам.

культура: А США как вели себя на континенте?
Косичев: Вашингтон повсюду выискивал коммунистическое проникновение, даже в реформаторской деятельности далеких от марксизма правительств, стремившихся проводить более независимую политику. Латинскую Америку захлестнула волна военных переворотов, начиная с Бразилии в 1964?м и Аргентины в 1966 году. Такие диктатуры насаждались при поддержке Вашингтона, который видел в военных режимах лучшую гарантию защиты своих интересов в условиях «холодной войны». Недаром генерал Аугусто Пиночет, совершивший один из самых жестоких военных переворотов в Латинской Америке, хвастливо заявлял: «Я сдержал наступление кубинского и советского коммунизма в Чили».

Но в Латинской Америке были также правительства, которые пользовались условиями двуполярного мира и обращались к Советскому Союзу как к своего рода противовесу гегемонистским устремлениям США.?Так, левоцентристское военное правительство генерала Веласко Альварадо в Перу национализировало нефтяную компанию «Интернэшнл петролеум». И в ответ столкнулось с бойкотом со стороны США, в том числе в военной сфере. Тогда перуанское правительство установило дипломатические отношения с Москвой и решилось на такой смелый шаг, как закупка оружия у Советского Союза. Несомненно, в условиях двуполярного мира легче было и генералу Омару Торрихосу выступить с требованием к США о возвращении Панамского канала Панаме, чего, в конце концов, страна и добилась.

Не отказываясь от своих идеологических подходов, Советский Союз придерживался доктрины мирного сосуществования государств с различным социальным строем. Она была привлекательна и для многих латиноамериканских правительств, в том числе и для социалистического кабинета Сальвадора Альенде…

Фото: ИТАР-ТАССкультура: Вам лично доводилось встречаться с Альенде?
Косичев: Конечно. В частности, в 1973 году, незадолго до путча, я брал у него интервью. Президент говорил, в частности, о том, что отсталость и бедность латиноамериканских стран легче преодолеть общими усилиями и назвал интеграцию одной из важнейших предпосылок развития. Любопытной оказалась судьба заключительной фразы нашей беседы: «Именно такой путь — на основе идеологического плюрализма, определяющего сегодня наши отношения, позволит нам сказать свое слово на континенте». Я вставил ее в свою книгу «Чилийские репортажи», вышедшую уже после путча. Однако в Москве редактор, несмотря на мои возражения, снял ее. Пояснил так: «Вера в плюрализм и привела Альенде к поражению». Но посмотрите, какими вещими оказались слова великого чилийца! Теперь, спустя сорок лет, латиноамериканская интеграция расцвела пышным цветом и помогает странам региона быстрее и эффективнее выстраивать свою политику и экономику, а также противостоять давлению со стороны США и Западной Европы…

культура: Как можно оценить политику Альенде с позиции наших дней?
Косичев: Скажу так. Одержимый идеями социальной справедливости, президент не смог довести до конца начатые правительством Народного единства реформы. В Чили демократическим путем осуществлялась программа смелых преобразований с социалистической перспективой в рамках действовавшей конституции. Человек благородный, искренне желавший людям добра, Альенде, на мой взгляд, во многом заблуждался, за что некоторые политики называли его «доверчивым гуманистом».

Все три года народной власти он стремился избежать кровопролития и гражданской войны, действуя в рамках законности. Однако он вовсе не был «непротивленцем», каким его пытаются изображать левые радикалы. Альенде считал неизбежным и оправданным путь вооруженной борьбы в тех странах Латинской Америки, где не осталось иной возможности.

Но у себя на родине ему казался приемлемым иной путь. Его открывали, по мнению Альенде, давние конституционные и демократические традиции страны, организованность и сознательность рабочего класса. Альенде хотел бескровных перемен, полагаясь на право и мораль, дискуссию и убеждение. Зная это, герой кубинской революции Че Гевара подарил будущему президенту Чили свою книгу «Партизанская война» с надписью: «Сальвадору Альенде, пытающемуся другими средствами добиться того же». Судьба распорядилась по-своему: и тот, и другой пали с оружием в руках. «Героический партизан» Че Гевара — во главе повстанческого отряда в глухой боливийской сельве, «доверчивый гуманист» Альенде — в президентском дворце Ла-Монеда…

культура: А что можно сказать о его человеческих качествах?
Косичев: Военные, осуществившие переворот, столкнулись с новым типом президента. Ему предлагали добровольно сложить полномочия и покинуть страну — в этом случае гарантировали безопасность. Но Альенде не воспользовался этим предложением. Он считал, что революционный лидер должен уметь встретить опасность в любой момент, и решил с оружием в руках защищать доверенный ему народом мандат, зная, что идет на верную смерть. Президент исходил из того, что бой, который он даст с горсткой соратников, будет его моральной победой. Действительно, Альенде оставил чилийцам пример революционной стойкости и верности идеалам. По мнению лидера кубинской революции Фиделя Кастро, ни один президент на американском континенте не совершал столь драматического подвига.

культура: Какой эпизод Вашей чилийской командировки стал самым ярким воспоминанием об Альенде?
Косичев: Безусловно, это обращение к чилийцам из осажденного мятежниками президентского дворца Ла-Монеда. Никогда не думал, что в последний раз мне придется записывать выступление президента на репортерский магнитофон при таких драматических обстоятельствах. У меня комок подступил к горлу, когда на волнах последней державшейся в эфире левой радиостанции «Магальянес» я услышал голос Альенде. Хотя в гудевший эфир уже врывались взрывы и автоматные очереди, президент говорил с поразительным самообладанием и достоинством. Вот его слова: «Перед лицом этих событий мне остается сказать трудящимся одно — я не уйду в отставку. На этом перекрестке истории я готов заплатить жизнью за доверие народа». И он заплатил. За считанные минуты до падения Ла-Монеды президент покончил с собой из того же самого автомата, с которым отражал атаки путчистов. Капитуляции перед военными, восставшими против конституционной власти, он предпочел смерть. Альенде был прав, когда в своем последнем обращении сказал: «По крайней мере, обо мне будут помнить как о достойном человеке». Лет пять назад чилийское телевидение провело опрос по всей стране на тему «Великие чилийцы нашей истории». Первое место в этом списке занял Сальвадор Альенде.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть