«Амнистия была совсем не бериевской»

27.07.2013

Александр ПРОШКИН, кинорежиссер, автор фильма «Холодное лето пятьдесят третьего»

—?Сразу после войны жизнь была трудная, но спокойная. По Ленинграду можно было гулять даже ночью, преступность практически отсутствовала. Но внезапно все изменилось…

В 1953 году мне было всего 13, но события тех лет помню как сейчас. «Архаровцы» — несовершеннолетние преступники, выпущенные из тюрем и лагерей, — которые были старше нас на два-три года, появились в школе прямо перед началом учебного года. На одноклассников они практически не обращали внимания, мы для них были детьми, малолетками. «Архаровцы» же позиционировали себя как взрослых и бывалых.

В первую очередь, террору подверглись учителя: мат-перемат, «феня», угрозы «посадить на перо». А вечерами «архаровцы» выходили на улицы — вместе со своими «авторитетными» наставниками.

Люди боялись передвигаться поодиночке, старались не отпускать детей гулять, вечерами встречали жен, матерей, сестер и подруг с работы. Правда, беспредел продолжался всего пару месяцев. Уголовников очень оперативно переловили и отправили обратно в места заключения.

Кстати, все это происходило уже после того, как Лаврентия Павловича арестовали. Основной поток уголовников из лагерей пришелся на лето-осень того года. Поэтому амнистия, в общем-то, была совсем не бериевская.

В фильме «Холодное лето 53?го» я ничего не выдумал. Просто вспомнил типажи бандитов, которых осенью 1953 года встречал на улицах Ленинграда. Жуткие персонажи, настоящие отморозки.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть