Германия, которую мы потеряли

01.10.2014

Вадим БОНДАРЬ

65 лет назад, 7 октября 1949 года, была образована Германская Демократическая Республика. 3 октября 1990 года она прекратила свое существование, будучи поглощенной своим западным «собратом» — ФРГ. Оба события, как, впрочем, и вся история существования этого немецкого государства, самым непосредственным образом связаны с нашей страной.

Берлинский вал

После капитуляции Германии в мае 1945-го Европа, да и весь мир, пребывали в эйфории. Всем выжившим в той страшной войне казалось, что теперь политики, наконец, поняли свою ответственность и больше не допустят ничего подобного. Но пока солдаты победившей антигитлеровской коалиции продолжали брататься друг с другом и уставшими от тягот войны жителями Европы, англосаксонские кабинетные стратеги уже начинали вырабатывать концепции «сдерживания» СССР и планы по уничтожению мирового коммунизма. В конечном итоге, их претворение в жизнь самым трагическим образом сказалось на судьбе Германии и ее народа.

Весной-летом 1945 года по личному заданию премьер-министра Уинстона Черчилля Объединенным штабом планирования военного кабинета Великобритании был разработан план Unthinkable («Немыслимое»), предусматривавший военные действия Англии и США против СССР. Вскоре подключились и американцы: в штабе генерала Эйзенхауэра появился проект Totality — первый из американских планов войны с СССР. Далее 5 марта 1946-го Черчилль произнес свою печально знаменитую речь в Фултоне, и пошло-поехало. Антисоветские военные стратегии продолжали совершенствоваться. Причем уже в ядерных вариациях. В апреле 1949-го образовалось НАТО. А 23 мая усилиями наших бывших союзников на территории американской, британской и французской оккупационных зон была в одностороннем порядке провозглашена Федеративная Республика Германия со столицей в Бонне.

Берлин, 1945 годВсе это не могло не повлиять на советскую политику в отношении поверженного противника. Если изначально СССР стоял за создание единой нейтральной Германии, то в складывающихся обстоятельствах был вынужден изменить позицию. И через несколько месяцев на территории советской зоны оккупации возникла Германская Демократическая Республика. Эксперты, с которыми побеседовала «Культура», единодушны в своих оценках: другого выхода тогда не существовало.

— Действительно, Советский Союз выступал за единую Германию, — говорит ведущий научный сотрудник отдела военно-экономических исследований безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Сергей Казеннов. — Вопрос стоял о том, какая это будет Германия. Но поскольку часть ее оказалась под жестким контролем Запада, решили, что для равновесия целесообразно создать ГДР. Мы, современные россияне, не можем до конца прочувствовать ситуацию тех лет. В том жестком противостоянии возникновение ГДР — как альтернативы плану Маршалла и остальным шагам Запада — было просто неизбежно.

С ним согласен и директор Института стратегического планирования и прогнозирования Александр Гусев.

— И тогда, и сейчас действия Советского Союза можно оценить как единственно приемлемый вариант, — убежден он.

Строительство Берлинской стеныС самого возникновения демократической Германии Запад не только не смирился с ее существованием, но и всеми средствами старался превратить республику в плацдарм антикоммунистической борьбы. Постоянно устраивались провокации, в страну забрасывалась агентура, действовали диверсионные группы, велась активная антисоветская пропаганда. В этих условиях 13 августа 1961 года по рекомендации совещания секретарей коммунистических и рабочих партий стран — участниц Варшавского договора и на основании решения Народной палаты ГДР началось строительство Антифашистского оборонительного вала, больше известного как Берлинская стена. Ее протяженность составляла 155 км. «Холодная война», начатая Западом, разделила некогда единый народ.

Идеальный союзник

Несмотря на то, что изначально руководством Советского Союза создание ГДР не планировалось, в лице нового государства СССР неожиданно для себя получил идеального союзника. Несмотря на прокатившуюся по Германии войну, научный и производственный потенциал ведущих немецких концернов, располагавшихся на территории восточной части страны, во многом сохранился. После образования ГДР все они, включая такие образцы индустриальной мощи, как «Карл Цейс Йена», «Роботрон», «Буна», «Лейнаверке» и другие, были национализированы. Советский Союз помогал в их восстановлении, развивал двустороннее сотрудничество с дружественным государством. При Совете министров СССР была создана Межправительственная комиссия по научно-техническому сотрудничеству между двумя странами. ГДР стала нашим крупнейшим торгово-экономическим партнером. К середине 80-х на ее долю приходилась пятая часть импортированных в Советский Союз машин, оборудования и электроники. В свою очередь, СССР на 70% удовлетворял потребности народного хозяйства ГДР в сырье и горючем. ГДР вошла в десятку самых промышленно развитых стран мира. 6 октября 1984 -го была подписана «Долгосрочная программа развития сотрудничества между СССР и ГДР в области науки, техники и производства на период до 2000 года». К сожалению, ей не суждено было реализоваться.

Национальная народная армия ГДР стала самой боеспособной и надежной армией-союзницей СССР. Своими потенциальными противниками восхищались даже военнослужащие бундесвера. В массе своей это были не только отлично подготовленные, но и преданные своему делу бойцы. Не зря после объединения Германии армия ГДР не влилась в состав бундесвера и других вооруженных структур, а была фактически расформирована. Не доверяли представители западной цивилизации своим восточным собратьям. Предусмотрительно: как показал последующий ход истории, до братства между двумя немецкими народами еще ох, как неблизко. Народно-демократическое политическое устройство и внутренний социальный уклад ГДР наложили глубокий отпечаток на менталитет восточных немцев. В 2010 году институтом исследования общественного мнения ФРГ Emnid был проведен социологический опрос, который показал, насколько далеки друг от друга граждане воссоединившегося государства. Так, почти каждый четвертый опрошенный — 23% в Восточной и 24% в Западной Германии — признались, что «порой было бы желательно», чтобы стена, сорок лет разделявшая страну, стояла и сегодня. 15% респондентов на Востоке и 16% на Западе и вовсе заявили, что ее восстановление — «лучшее, что могло бы произойти».

Крушение ГДР до сих пор вызывает неоднозначную реакцию. Вокруг этого события существует множество конспирологических версий, разговоров о заговоре, предательстве, подкупе и банальном головотяпстве.

«Поцелуй Иуды»

В октябре 1989 года ГДР праздновала 40-летний юбилей. На торжества прибыл и Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев. По обычаю, заведенному в среде братских партий, при встрече поцеловал своего германского собрата Эриха Хонеккера. Впоследствии этот жест назвали «поцелуем Иуды». Ибо спустя всего полторы недели пленум ЦК Социалистической единой партии Германии снял Хонеккера с поста генсека, а в стране начался процесс, получивший известность как «обрушение стены».

В декабре того же года Горбачев отправился на Мальту — на встречу с новым президентом США Джорджем Бушем-старшим и госсекретарем Джеймсом Бейкером. По мнению экспертов, именно здесь был дан «зеленый свет» переменам в Восточной Европе — упразднению Организации Варшавского договора и другим радикальным политэкономическим трансформациям, которые привели к крушению системы социализма вообще и поглощению ГДР «западным собратом» в частности.

Буш в своих мемуарах «Как изменился мир» пишет: «Мы сами не понимали такой политики советского руководства. Мы готовы были дать гарантии, что страны Восточной Европы никогда не вступят в НАТО, и простить многие миллиарды долларов долгов, однако Шеварднадзе (тогдашний министр иностранных дел. — «Культура») даже не торговался и со всем согласился без предварительных условий. То же по границе с Аляской (речь идет о разграничении морских пространств в Беринговом и Чукотском морях. — «Культура»), где мы ни на что не рассчитывали. Это был дар Божий».

Но вернемся к ГДР. Ее судьбу фактически решили 9 ноября 1990-го, когда в торжественной обстановке в Гобеленовом зале дворца «Шаумбург» президент СССР Горбачев и канцлер ФРГ Гельмут Коль подписали «Договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве». А месяцем раньше Москва объявила о предстоящем выводе из ГДР Группы советских войск в Германии (ГСВГ) — одной из наиболее мощных армейских группировок в истории. За долгие годы пребывания на немецкой земле СССР построил там массу объектов жизнедеятельности и инфраструктуры — приходилось это все оставлять. По оценкам бывшего командующего ГСВГ генерал-полковника Матвея Бурлакова, вверенные ему части располагались в 777 военных городках, где насчитывалось 36 290 зданий и сооружений, причем более 21 000 объектов были построены на средства Советского Союза.

Стоимость нашей недвижимости в ГДР оценивалась почти в 30 млрд. долларов. Колоссальная сумма. Однако ничего даже близкого к ней мы не получили. Было подписано соглашение, по которому реализация принадлежащего СССР имущественного комплекса почему-то поручалась министерству финансов Германии. Немцам достались и деньги. Со своей стороны они обязались построить на территории Советского Союза несколько десятков городков и оплатить переезд войск. Вот и все. Более того, немцы затем даже выставили счет за некий ущерб, якобы нанесенный нашими войсками за годы пребывания. В итоге сумма компенсации ужалась до 385 млн. долларов. С 30 миллиардов!

Сделка оказалась для нашей страны настолько невыгодной, что многие эксперты убеждены: дело нечисто. Практически напрямую Горбачева до сих пор обвиняют в наличии корыстного интереса, а возможность приобретения его супругой многочисленных украшений продолжают связывать с выводом войск и объединением Германии.

— Нет, я думаю, Горбачев никогда не пошел бы на то, чтобы иметь от этого какую-то корысть, — считает Александр Гусев, оговариваясь, правда, что «владеет, возможно, не стопроцентной информацией». — Мне доводилось с ним работать, он не тот человек, который хотел нажиться на этом объединении. Это была его позиция. То, что Горбачев якобы получил, как сейчас принято говорить, в качестве отката, порядка ста миллионов долларов — просто спекуляции. Об этом даже не стоит говорить.

Но факт остается фактом: Советский Союз от вывода войск и согласия на воссоединение двух Германий не приобрел никаких выгод.

— Горбачев считал, что, совершив этот жест доброй воли, мы органично войдем в западное сообщество, получим в центре Европы лояльного партнера, который будет отстаивать наши интересы перед Западом, поэтому и не считал нужным мелочиться, — объясняет действия тогдашнего руководителя страны Сергей Казеннов. — В итоге вышло все наоборот…

Погрузка советской военной техники на паром «Композитор Мусоргский» в порту Ростока, Германия. 1 марта 1991 года.Действительно, все происходило с небывалой скоростью. За три года и восемь месяцев на Родину было переправлено 123 629 единиц вооружения и боевой техники, включая 4288 танков и 1374 самолета и вертолета, 677 000 тонн боеприпасов. И люди — 22 дивизии, 49 бригад, 42 отдельных полка — это более полумиллиона человек.

Страна была не готова принять их. В итоге людей фактически бросили в чистое поле, их негде было селить, не хватало финансов обеспечивать их денежным довольствием. Даже те средства, которые перечислила Германия, были разворованы с помощью мгновенно созданных коррупционных схем, а значительная часть пополнила «бюджеты» организованных преступных группировок. Тогда-то и начались армейские проблемы, на долгие годы подорвавшие престиж воинской службы. Кроме того, это был грандиозный стратегический просчет. Мы показали Западу, что с нами можно не считаться, вить из нас веревки, — чем он и занимался в течение всех 90-х. Кстати, американские войска и по сей день спокойно базируются в Германии — такой вот получился «паритет».

Однако и этим негативные последствия поспешного и необдуманного вывода войск не ограничивались. Немногие знают, что в те годы американские и западногерманские спецслужбы срочно спланировали и провели спецоперацию «Жираф», направленную на похищение как можно большего количества военных секретов выводимой Группы и на вербовку убывавших в СССР военнослужащих, особенно офицеров. Ведь группировка была элитная, оснащенная лучшими кадрами, вооруженная последними разработками советской военно-технической мысли. Западная пресса много писала об успехах этой операции. О том, например, как за видеомагнитофоны, автомобили «Лада» или даже что попроще «джеймс-бондам» удавалось выведать у советских солдат практически все, что их интересовало. Впрочем главком ГСВГ Бурлаков это отрицает.

Полностью правду обо всех этих мутных событиях нам еще предстоит узнать. Многие документы, связанные с ними, до сих пор засекречены. А свидетели и участники либо говорят прямо противоречащие друг другу вещи, либо, как тот же генерал Бурлаков, молчат. Как-то он даже сказал: «Думаю, еще не настало время, когда обо всем можно рассказывать открытым текстом».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть