Екатерина I

07.06.2013

Алексей ЧЕРЕПАНОВ

5 (16) февраля 1722 года Петр I выпустил закон о новой форме престолонаследия в России: «Заблагорассудили мы сей устав учинить, дабы сие было всегда в воле правительствующего государя, кому оной хочет, тому и определит наследство...» Устав отменял и традиционное наследование короны по мужской линии, и соборное избрание нового правителя, отныне преемник должен был определяться самовластной волей Императора Всероссийского. Однако даже сам законодатель не исполнил новый закон. По легенде, перед смертью, уже лишившись дара речи, Петр сумел нацарапать: «Отдайте все…» — но имя преемника ослабевшая рука монарха вывести не смогла.

Екатерина I

«Когда отсутствует или бездействует закон, политический вопрос обыкновенно решается господствующей силой».

Василий Ключевский

Первая императрица

Екатерина I, она же Екатерина Михайлова, она же Екатерина Василевская, она же Марта Скавронская, она же Марта Рабе, как и многие другие российские правители, пришла к власти благодаря военным. По смерти Петра Великого в России остались две силы, претендующие на власть. Старая московская аристократия намеревалась отдать трон прямому наследнику — великому князю Петру — десятилетнему сыну царевича Алексея. Новая знать, «птенцы гнезда Петрова», многие из которых участвовали в процессе над царевичем Алексеем, выступали за жену Петра I — императрицу Екатерину Алексеевну.

Однако существовала и третья сила — гвардия, которая обожала Петра Великого и свое обожание переносила на его жену. Екатерина гвардию тоже любила, и, по-видимому, искренне. Она «немалое имела попечение в воинских делах», часто «изволила сама при экзерцициях присутствовать». Поэтому когда ночью 28 января (8 февраля) 1725 года сановники собрались в Сенате, чтобы выбрать нового правителя, гвардейские офицеры заявили, что «разобьют головы старым боярам, если они пойдут против их матери Екатерины». После этого Сенат впервые в истории возвел женщину на российский трон.

Происхождение Марты Скавронской, как принято в историографии называть Екатерину, туманно и окутано тайнами. Историки до сих пор не пришли к единому мнению, откуда она родом и кто были ее родители. Но есть несколько косвенных свидетельств, подтверждающих, что Екатерина была шведской подданной и родилась либо в Швеции, либо в Прибалтике. После окончания Северной войны и заключения Ништадтского мира у Петра с женой состоялся шуточный разговор: «Как договором поставлено всех пленных возвратить, то не знаю, что с тобой будет», — говорил царь. Екатерина смиренно отвечала: «Я ваша служанка, делайте, что угодно. Не думаю, однако же, чтобы вы меня отдали, мне хочется здесь остаться». «Всех пленников отпущу, о тебе же условятся с королем шведским», — шутливо закончил Петр, для которого Екатерина была одним из главных трофеев Северной войны.

Екатерина не была красавицей и не блистала интеллектом, навсегда оставшись неграмотной. Во время ее короткого царствования указы от ее имени подписывала младшая дочь — Елизавета. Однако эта лифляндская портомоя, по словам историка Николая Павленко, «была наделена внутренним тактом, тонким пониманием характера своего вспыльчивого и сурового супруга, добротой и снисходительностью к порокам других, одним словом, свойствами, которыми был отчасти обделен ее царственный супруг». Екатерина родила царю 11 детей, но выжили только две дочери — Анна и Елизавета, — остальные умерли в детстве.

«Полудержавный властелин»

Воцарившись на престоле, императрица проводила дни во сне, а ночи в увеселениях, засиживаясь на пирушках до пяти утра, — по сравнению с ее распорядком дня петербургский график Евгения Онегина кажется расписанием в детском саду. В юности обладавшая отменным здоровьем, к сорока годам Екатерина превратилась в рыхлую особу с множеством болезней. Французский посол при русском дворе Капредон объяснял их гастрономическими излишествами, чрезмерным увлечением напитками, постоянными развлечениями и превращением дневных часов в ночные.

Не имея никакого интереса к государственным делам, Екатерина правила лишь номинально. Наибольшей полнотой власти обладал светлейший князь Александр Данилович Меншиков, который ловко совмещал государственный интерес с личным, не забывая умножать свое колоссальное состояние. Безграничная власть «полудержавного властелина» вызывала очень большое недовольство. Сторонники великого князя Петра затеяли было интригу, но Меншиков с соратниками опередил их, создав в феврале 1726 года Верховный тайный совет под председательством государыни. В новый государственный орган вошли соратники Петра Великого: сам Меншиков, Петр Толстой, Гавриил Головкин, Федор Апраксин, Андрей Остерман, а также единственный представитель старой русской аристократии — князь Дмитрий Голицын. Отныне никакое важное дело нельзя было доложить императрице помимо Верховного тайного совета, и никакой закон нельзя было принять без предварительного обсуждения верховниками. Новое учреждение стало выше Сената, который потерял приставку «Правительствующий» и превратился просто в «Высокоповеренный».

Однако и в ряду последователей Петра, в Верховном тайном совете, не было прежнего единства, виной тому — непомерные амбиции Меншикова, который решил породниться с Романовыми, выдав за великого князя Петра свою дочь Марию. Императрица дала согласие на этот брак. Но 6 (17) мая 1727 года Екатерина Алексеевна скончалась от воспаления легких. За несколько часов до смерти, по настоянию Меншикова, она подписала указ об отправке в ссылку Толстого, Ивана Бутурлина и других сановников, которые хотели сделать наследницей престола ее дочь — цесаревну Елизавету.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть