Темница с видом на Москву-Сити

20.05.2013

Анна ЧУЖКОВА

Последние пятнадцать лет жизни царевна Софья Алексеевна провела в Новодевичьем монастыре. На место заточения самой известной русской царь-девицы отправилась корреспондент «Культуры».

Храмы утопают в яблоневом цвету, ковром пестрят маргаритки и одуванчики, птицы заглушают городской шум, едва доносящийся за стены обители. Место заточения царевны Софьи сегодня больше напоминает санаторий, чем унылую темницу. Кстати, своей красотой монастырь во многом обязан именно этой пленнице.

Как известно, царевна к обители благоволила. Ее указом здесь появились три церкви и колокольня, построены каменные стены, башни. Новодевичий еще задолго до заточения Софья выбрала своей загородной резиденцией. Но в сентябре 1689-го ворота монастыря закрылись за ней навсегда. Сюда затворил свою властолюбивую опекуншу ее младший брат Петр. 32-летняя Софья «во многом плаче» оставляла Кремль, сестер и трон.

С тех пор домом ей стал «образец гражданской архитектуры XVII столетия», а точнее — бывшие караульни при Надпрудной башне. До Софьи в них размещались охранявшие монастырь стрельцы. Царскими эти палаты действительно не назовешь. Но по современным меркам — вполне комфортабельные двухкомнатные апартаменты с просторными сенями, изразцовой печью и шикарной «лоджией» в башне с видом на пруд и Москву-Сити. Пять минут от метро. К тому же в «келье-люкс» имелся хозяйственный цоколь с колодцем. Сейчас в помещениях обоих этажей расположились музейные экспозиции. Софье с нянькой, девятью постельницами и двумя казначеями был обеспечен, что называется, полный пансион. Из дворцовых припасов в монастырь посылали рыбу, пироги, мед, пиво, водку и различные сладости и лакомства. А имя царевны по-прежнему числилось в «швейной книге».

Согласитесь, наказание для опальной Софьи Алексеевны было не слишком строгим, особенно если иметь в виду мнительность и жестокость Петра. Но после Стрелецкого бунта 1698 года жизнь царевны круто изменилась. Она лишилась не только свободы, но и своего имени, а соответственно, и малейшей надежды на возвращение власти. Софья против воли была пострижена в монахини под именем Сусанны. Тогда-то Петр и показал сестре свой страшный гнев. По свидетельству австрийского дипломата Иоганна Корба, недалеко от Новодевичьего были воздвигнуты 30 виселиц, на которых казнили 230 стрельцов, а три зачинщика бунта были повешены у самых окон Софьиной кельи. Трупы не убирали полгода...

В советское время, после закрытия обители, здесь одно время располагался... «Музей раскрепощения женщины», позднее преобразованный в филиал Исторического музея. Сегодня интерес к месту заключения великой княжны у туристов не ослабевает, правда, не от любви к истории. Лет десять назад на одном из телеканалов показали сюжет о якобы чудодейственных свойствах «Софьиной башни», исполняющей желания. Мистическое настроение поддержали и газеты. С тех пор к Надпрудной башне не зарастает тропа — к потусторонним силам каждый обращается как может. Кто крестится, кто вкладывает в щели записки, многие пишут послания прямо на стенах. Приезжают свадебными кортежами.

— До бреда доходит! А ведь туда экскурсии водят, иностранцев, каждый день приезжают дети... Хотя, с другой стороны, это и реклама неплохая, — рассказывает местный кассир.

Несмотря на то, что властная и жестокая царевна едва ли отличалась христианским смирением, народ Софью канонизировал. И чего только не прочитаешь на башне. Большинство просит семейного благополучия и здоровья. Но находятся и такие записи: «Св. Софья, помоги нам выиграть Олимпиаду» или «Софья, помоги выполнить мастера спорта Украины по боксу!» Лера и Маша мечтают поступить в институт, Ира хочет для Саши хорошей работы, «быть с моим любимым Мишей» пожелала анонимная просительница. Многие ждут от царевны денег и удачи в бизнесе, но есть и совсем трогательные надписи, например «Чтобы не было войны» и «Чтобы у мамы прошли ноги».

Пока знакомлюсь с местным фольклором, замечаю у башни блондинку в розовом. Она достает фломастер и тщательно выводит свое послание благодетельнице. Едва «паломница» успевает закончить мольбу, как сзади раздается:

— Вы еще на Кремле напишите! Это же храм Божий, зачем вы стену портите? Совсем с ума сошли? Одному любовницу, другой — мужа, третьему — квартиру...

— Не я одна... Помогает же...

— Лучше бы сто рублей на ремонт пожертвовали. Вот попробуйте напишите на кремлевской стене. Путин та-ак поможет! Сразу двух мужей даст.

И взяв под ручку своего внучка, местный «страж порядка» удаляется.

— Вы правда мужа просили? — интересуюсь я у зардевшейся от стыда просительницы.

— Ну, личного счастья, как все девчонки.

— А у кого?

— У Софьи, которая заточена была. Фамилию не помню, но мне сказали, что девушкам помогает...

Чтобы уберечь от вандализма монастырские стены, в прошлом году высадили розы. Под напором «молельщиков» не выжила ни одна. А когда семь лет назад башня находилась на реставрации, их рвения не выдерживала даже защитная сетка на строительных лесах. В обители признаются: Надпрудная — что бездонный колодец, реставрировать ее бесполезно, найдутся новые желающие попросить заступничества у царевны. От последнего ремонта не осталось и следа — штукатурка облупилась, обнажилась кладка, магические надписи покрывают ее в несколько слоев. Правда, никакой таблички, поясняющей, что Софья — вовсе не святая, а башня — памятник культуры, который портить нельзя, нет. Охранники скучают в тридцати метрах, при входе в монастырь: сторожить стену приказа не было.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть