Битва культур

18.06.2014

Ольга ЖУКОВА, кандидат исторических наук

«Культуркампф» — таким термином, который можно перевести как «битва культур», пользуются порой историки для описания нефронтового противостояния фашистской Германии и СССР. 

Культурные ценности, оказавшиеся на оккупированных территориях, подвергались разграблению и варварскому уничтожению: усадьба Толстого «Ясная Поляна», пушкинский заповедник «Михайловское», Дом-музей Циолковского в Калуге, Ново-Иерусалимский монастырь, тысячи библиотек, театров, музеев… В ответ советское правительство с первых же дней войны приняло беспрецедентные меры по защите отечественной культуры.

Николай Шверник«Катюша» от Руслановой

Уже 24 июня 1941 года был образован Совет по эвакуации, который возглавил Николай Шверник (одним из его замов стал будущий предсовмина СССР Алексей Косыгин). С запада на восток страны было вывезено более 25 млн человек, тысячи промышленных предприятий, научных и культурно-просветительных учреждений. Театры, музеи, картинные галереи, архивы, дома народного творчества, киностудии, клубы размещались согласно разработанным еще до войны эвакопланам на Урале, в Поволжье, Сибири, Средней Азии. Решались сложнейшие оргвопросы: помещения для работы и жилья, зарплаты, карточки и доппайки, медицинское обслуживание, бытовые услуги — бани с санпропускниками, прачечные с дезинфекционными камерами, парикмахерские, столовые, общежития, гостиницы. Людей на новых территориях нужно было не только обеспечить мылом, спичками и керосином, но и удовлетворить их культурные запросы — от газет, книг и радиоточек до патефонов и кино.

В результате в тылу была создана особая культурная атмосфера, вселяющая веру в Победу — на сценах местных и эвакуированных театров ставились спектакли, на экранах кинотеатров и клубов шли кинофильмы, в библиотеки поступали новые книги, устраивались выставки картин и плакатов, работали музеи, исполнялись новые песни. Они звучали по радио и с киноэкранов и тут же поступали на вооружение Красной Армии, как и новые пушки, танки, самолеты. По признанию композитора Анатолия Новикова, не было среди написанного поэтами и композиторами в годы войны ни одного пессимистического произведения. «Каждое слово, каждая нота впитали в себя проблеск и победной зари, и далекого мира», — отмечал автор знаменитой «Смуглянки». 

Николай Черкасов на боевом корабле. Ленинградский фронтАктер Николай Черкасов — Александр Невский в известном фильме Эйзенштейна — в первые дни войны организовал фронтовую концертную бригаду, одну из первых среди 3685, действовавших в те годы. Леонид Утесов вспоминал: «На фронте среди артистов было что-то вроде соревнования — кто ближе к передовой подступит». 

На денежные взносы мастеров сцены в Фонд обороны строилась боевая техника. На средства Лидии Руслановой — батарея «Катюш», чтецов Сергея Балашова и Владимира Яхонтова — два танка, джаз-оркестра Утесова — два самолета «Веселые ребята», Свердловского театра музкомедии — эскадрилья «Советский артист». И список этот огромен.

Воевали хором

Приказ наркома просвещения Владимира Потемкина «О сборе материалов Великой Отечественной войны» от 15 ноября 1941 года, на первый взгляд, может вызвать недоумение. Враг стоит на подступах к Москве, а тут руководителей музеев обязывают собирать документы — свидетельства войны: от писем, фотографий, билетов в театры и кинотеатры до вражеских трофеев. С призывом участвовать в сборе экспонатов для будущих музеев Великой Отечественной войны нарком тогда же обратился к учителям и школьникам. А годом позже, 2 ноября 1942-го, когда положение на фронтах было все еще очень тяжелым, в СССР была создана Чрезвычайная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и причиненного ими ущерба.

Призыв, прозвучавший в самые трагические дни, вселял непреклонную веру в нашу Победу и породил истинно народное движение по созданию общественных краеведческих и историко-мемориальных музеев в самых разных уголках страны и восстановлению того, что было разрушено недостойными потомками Гёте и Бетховена.

музей «Свирская победа»Эту малоизвестную страницу нашей истории и культуры открыл созданный в Бурят-Монгольской АССР в 1942 году колхозным парторгом Данзановым краеведческий музей, в который сельчане приносили предметы старины и письма родных с фронта. А в конце 42-го в селе Кончанское на Новгородчине, в имении великого Суворова, началось восстановление разрушенной врагом усадьбы. Областное управление культуры изыскало на это 60 тысяч рублей. В 1943-м в Краснодоне, в доме, где жил Олег Кошевой, был создан музей героев-молодогвардейцев. 27 марта 1943-го Совнарком Украинской ССР издает постановление о создании литературно-художественного музея Тараса Шевченко. В усадьбе «Вишня» в Винницкой области в ноябре 1944-го началось возрождение музея и склепа Николая Пирогова. 7 ноября 1944-го воины Волховского фронта открыли в городе Лодейное Поле музей «Свирская победа». В мае 1945-го на Сапун-горе в Севастополе создан музей, посвященный битве за Крым… 

Первый концерт Государственного Воронежского хора, 1 мая 1943 г.Усилиями самодеятельных артистов в стране организовываются хоры и ансамбли песни и пляски. «Наверху» инициативу заметили и поддержали: в 1942 году таким коллективам предоставили официальный статус народных. Первым высокое звание получил Воронежский хор под руководством Константина Массалитинова: во время эвакуации коллектив на свой страх и риск остался в прифронтовой полосе, в селе Анна, и начал выступления перед фронтовиками…

Вовсе неизвестная, точнее, забытая страница культурной жизни воюющего СССР — провинциальные народные театры, существовавшие в те суровые годы в маленьких городках, поселках и колхозах. Их вполне достойный художественный уровень, продемонстрированный на областных и республиканских смотрах, сподвиг правительство РСФСР ввести одни из них в состав областных театральных коллективов на правах филиалов, другие — включить в государственную сеть театров, третьи — перевести на хозрасчет. Поражает география: это драмколлективы в Бийске, Норильске, Белебее, Чистополе; кукольные — в Абакане и Саратове; музкомедии — в Воткинске; театр оперы в городе Березники и даже колхозные театры — в городках Устюжна Вологодской области, Тара — Омской, Аткарск — Саратовской, Новошешминск — Татарской АССР.

Онегин запел по-киргизски

Открытие в воюющей стране новых театров, концертных залов, картинных галерей, библиотек, кинотеатров может показаться совершенно необъяснимым с точки зрения экономики. Ведь это требовало немалых расходов, а каждый день только на военные нужды страна тратила в среднем по 380 млн рублей. Плюс оплата союзникам золотыми слитками поставок по ленд-лизу боевой техники и тушенки-сгущенки. Однако морально-психологический эффект от создания нового театра или концертного зала не поддается подсчету в процентах и рублях.

В феврале 1942 года газета «Известия» рядом с торжественным сообщением о победе в битве под Москвой информирует и об открытии оперного театра в Астрахани. Ирония судьбы в том, что по плану «Барбаросса» именно на линию Архангельск – Астрахань должен был выйти к осени 41-го победоносный в Европе вермахт.

Интересна история начатого до войны строительства крупнейшего в СССР здания Новосибирского театра оперы и балета. Оно было остановлено на этапе отделки в 41-м — тогда в его огромные пространства были свезены ценности Третьяковской галереи, Музея изобразительных искусств имени Пушкина и нескольких других музеев страны. И только после их возвращения в родные пенаты строительство было завершено. В мае 45-го театр открылся премьерой оперы «Иван Сусанин».

Происходят заметные события в развитии национальных культур. В октябре 41-го (немцы на подступах к Москве) в Алма-Ате завершается строительство Казахского театра оперы и балета на 1500 мест. Меньше чем через месяц открывается Туркменский государственный театр оперы и балета. А в конце ноября в Якутске начинает работу филиал Центральной библиотеки.

В мае 42-го в Иваново из эвакуированных латышских деятелей искусства создается Государственный художественный ансамбль Латвийской ССР. Месяцем позже, в славные пушкинские дни, издание «Литература и искусство» (такое название обрела тогда наша газета — после слияния с «Литературкой») дает краткое сообщение о премьере в Киргизском театре оперы и балета во Фрунзе (теперь — Бишкек) оперы «Евгений Онегин». На киргизском языке! Отмечается удачное исполнение партий Татьяны и Ленского артистами Сайрой Киизбаевой и Абдыласом Малдыбаевым. В ноябре 1944 года в Чебоксарах открылся концертный зал Чувашской госфилармонии на 350 мест. В декабре того же года в Усть-Орде открывается первый окружной Бурятский театр, в Киргизском театре оперы и балета — премьера первого национального балета «Чолпон». В Саранске в оперном театре поставлена первая мордовская музыкальная драма «Литова». 

Фото из личного архива Ольги Жуковой. Публикуется впервые«Культурный аспект» нашел отражение даже в устном народном творчестве той поры. Ветерану сцены Марианне Модоровой памятен фронтовой анекдот. Два однополчанина, в прошлом театральные директора, рассуждают, сидя в окопе. «Посмотри-ка в бинокль, вот город, который нам предстоит брать». — «Ха, не смеши, знаю я этот городишко, там театрик всего на 500 мест…»

«Чувство расы» против «примитивных инстинктов»

Из приказа командующего 6-й армией генерала фон Рейхенау от 10 октября 41-го: «Исторические и художественные ценности на Востоке не имеют никакого значения… Войска заинтересованы в ликвидации пожаров только в зданиях, которые должны использоваться для размещения воинских частей».

Из приказа командующего 17-й армией генерал-полковника Гота от 17 ноября того же года: «Здесь, на Востоке, борются два внутренне непреодолимых воззрения — германское чувство чести и расы, многовековое немецкое воинство против азиатского типа мышления и примитивных инстинктов».

Однако Советский Союз одолел самую сильную, профессиональную и агрессивную армию того времени — во многом и благодаря тому, что музы не молчали. Финал «битвы культур» мистичен и поучителен. По плану Гитлера над морем, которое должно было возникнуть на месте Москвы после взрыва плотин, будет возвышаться гигантская фигура германского солдата-завоевателя... Но доставленный для этого осенью 41-го гранит в итоге пошел на облицовку жилых домов в начале улицы Горького. А в Берлине, в Трептов-парке был воздвигнут монумент советскому Воину-освободителю со спасенной немецкой девочкой на руках. Несмотря на то что среди самих немцев нашлось немало свидетелей спасения советскими солдатами немецких детей, недоброжелатели нашей Победы пытались посеять сомнение в правдивости этого факта. Да и сама Великая Победа до сих пор подвергается кощунственным ревизиям и фальсификациям. «Культуркампф» продолжается.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть