Stalin for sale

17.05.2013

Леонид МАКСИМЕНКОВ

Без малого год назад, 31 июля 2012 года, полузабытая структура агитпропа времен холодной войны — правительственная радиостанция США «Голос Америки» сообщила в эфире о завершении уникального «cовместного американо-российского проекта». Йельский университет создал якобы общедоступный «Сталинский цифровой архив» (Stalin Digital Archive).

Некогда громоподобные «вражьи голоса» сейчас мало кто слушает. Потому для большей убедительности «Голос Америки» разместил сенсационное сообщение на своем сайте. Однако в российских открытых источниках даже сегодня, весной 2013-го, практически невозможно найти не только сведения об этом совместном архивном предприятии, но и вообще какой-либо договор или же меморандум о сотрудничестве между Россией и США в архивно-библиотечной сфере.

Американское сообщение напоминало рекламную брошюру. Документы из личного архива Сталина «уже в ближайшее время могут стать доступны рядовому посетителю библиотек, причем не только российских, но и американских».

Представим, как радиостанция «Голос России» объявляет на весь мир о том, что документы из личных архивов Рузвельта и Черчилля уже в ближайшее время могут стать доступны рядовым посетителям библиотек, причем не только российских, но и англо-американских. И все это благодаря, например, издательству МГУ, которое на деньги, положим, фонда «Русский мир» занимается оцифровыванием тысяч документов, писем и книг, прошедших через руки американского президента и британского премьера.

Люди наверняка подумали бы, что их разыгрывают. Но в нашем случае это не мистификация. Дигитализация сталинского архива действительно имела место. Сайт открыт. Вернее, открыт лишь его рекламный «предбанник» (www.stalindigitalarchive.com).

Однако американские СМИ информацию о столь интересном проекте встретили гробовым молчанием. Это тем более странно, учитывая, что российской архивно-библиотечной тематикой теперь занимается не только Конгресс США, но и федеральные суды, а также иные компетентные и не очень заокеанские органы и учреждения. Вспомним дело о знаменитой «Библиотеке Шнеерсона», коллекции иудаики, хранящейся в недрах Российской государственной библиотеки и трофейных залежах Российского государственного военного архива. А может, между этими сюжетами есть прямая связь? Россия не отдает американским хасидам архив любавического реббе Иосифа Ицхака Шнеерсона, а США в ответ размещают в интернете личный архив и библиотеку Иосифа Сталина?

Или новость «Голоса Америки» была ответом на что-то другое? Напомним, за десять дней до того, 21 июля 2012 года, президент России Владимир Путин подписал Федеральный закон № 121-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». А потому не переложил ли Йельский университет при поддержке правительственной радиостанции США часть ответственности за загадочное получение оцифрованной коллекции на своих российских партнеров, которые в этом совместном предприятии, по сути, играли роль организации с функциями иностранного агента?

Я без пропуска в Кремль вошел

Если есть «российско-американский совместный проект», должна существовать и российская сторона этого предприятия. Иначе остается предположить, что американское университетское издательство или кто-то еще проникли в кладовые российского федерального архива (архивов), сфотографировали или отсканировали сталинские документы, переслали их диппочтой или по защищенным каналам спецсвязи в Америку и разместили на сайте университета. Воплотили в жизнь мечту Осипа Мандельштама:

И к Нему — в Его сердцевину —

Я без пропуска в Кремль вошел.

Разорвав расстояний холстину,

Головою повинной тяжел...

Без пропуска вошли, скопировали, привезли в Америку и разместили на своем сайте. Из любви к посетителям российских библиотек, из заботы о детишках и студентах... Впрочем, фантазии в сторону. В сообщении заокеанского голоса четко и внятно назван контрагент проекта — Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), кстати, занимающий соседнее здание с Генпрокуратурой РФ...

Согласно правительственному Положению о Росархиве, Министерство культуры — вышестоящий по отношению к Росархиву орган государственной власти. Но о «совместном сталинском проекте» по сей день молчат не только сайты РГАСПИ, Росархива, но и Минкультуры, Российской академии наук, Российской национальной библиотеки. Всю доступную информацию можно найти лишь в североамериканском интернете, согласно которому речь идет о дигитализации 28 000 архивных документов или 400 000 страниц из личного фонда Сталина, хранящегося в Москве в государственном казенном учреждении — том самом РГАСПИ.

Дигитализация якобы проведена по взаимному «соглашению». Но где текст этого документа? Кто, когда и где его подписывал и ратифицировал? Не наносит ли этот проект ущерба финансовым, культурным, политическим интересам России? На мои многочисленные запросы внятного ответа по существу проблемы Росархив так и не дал.

В ответе от 1 февраля сего года, например, лишь говорится, что «основная стадия проекта по копированию документов завершена, создана база данных, содержащая описания дел». Можно добавить: база данных не только создана, но уже размещена на американском сайте, а «образы документов», которые, по мнению Росархива, «не передавались», в действительности четко и внятно вывешены на сайте американского издательства.

Итак, «образы документов» из сталинского фонда размещены на американской интернет-платформе и готовы к коммерческому распространению на жестких условиях по платной подписке. Кстати, на сайте проекта мелькает государственный герб Российской Федерации — конституционный символ, охраняемый законодательством РФ. Более того, Йельский университет проставил знак авторского права на весь сайт, а значит, на все документы из этой уникальной коллекции. Однако зарегистрироваться на сайте из России оказалось невозможно. Количество вопросов в анкете потенциального пользователя зашкаливает, то есть, по сути, владельцы интернет-ресурса занимаются сбором личной информации о профессиональной и общественной деятельности интересующихся граждан и гражданок, требуют американские адреса пользователей с названием штата, зип-кодом, местом работы и так далее.

Если мы повстречались в Москве

Поэт Михаил Светлов слыл большим шутником. Однажды подвыпившие финские туристы встретили его за полночь на Невском и спросили, где находится ближайший открытый бар. Светлов ответил: «У Вас, в Хельсинки». Отныне американские историки и политологи на свой вопрос, заданный в Москве: «Скажите, пожалуйста, как пройти в личный архив Сталина?» — могут получать примерно такой же ответ: «А зачем Вы в Москву приехали? Ведь его архив у вас, в Америке, на интернет-сайте».

В прошлое уходят времена, когда в РГАСПИ тянулись исследователи со всего мира. Они платили за российскую визу, покупали авиа- и железнодорожные билеты. Копировали за немалую плату страницы сталинских и иных советских архивных документов (по цене 30-40 рублей за лист форматом А-3 и А-4, лимит от 120 до 400 страниц в год, в зависимости от фонда). Останавливались в гостиницах и частном секторе. Одним словом, зарубежные ученые, студенты, аспиранты и частные граждане совершали научно-туристическое и архивно-историческое паломничество в Третий Рим и тратили в нашей столице валюту.

Кто теперь подсчитает несобранные в российский бюджет средства от тиражирования документов, которые являются общенародным достоянием, а значит, не являются объектом авторского права? Но их без особых усилий можно сделать таковыми на оффшоре, например на интернет-платформе американского университета.

В редколлегию российско-американского совместного проекта (памятуя о пресловутом списке Магнитского, хочется добавить: «в его открытой части») не вошел ни один гражданин Российской Федерации или проживающий за пределами РФ российский ученый. Да и вообще это виртуальное перемещение ценнейшей коллекции случилось в тот момент, когда поменялся статус федеральных архивов. Раньше они могли держать средства от выгодных совместных проектов на своих банковских счетах. Теперь, став казенными учреждениями, обязаны сдавать весь доход от потребкооперации в госбюджет.

Идеологическая цена вопроса

Иосиф Сталин десятилетиями скрупулезно собирал свой личный архив. В святая святых советского государства — Особом секторе ЦК в обстановке тотальной секретности работала группа, занимавшаяся коллекционированием личных документов вождя. Это записки, резолюции, черновики шифровок, выступления, доклады, материалы к ним, письма и ответы, диктовки, пометы секретарей. Прежде всего, те документы, которые Сталин сам хотел сохранить для потомков. Лишь малая часть стала основой Собрания сочинений, изданного при жизни Сталина в тринадцати томах. Прочее оставалось на секретном, совершенно секретном и особой важности хранении.

После смерти вождя архив постоянно тасовался и разбазаривался. Например, из 20 000 книг личной библиотеки Сталина сегодня учтено около пятисот, то есть почти три процента. Граммофонные пластинки, на которых он ставил оценки исполнителям, вообще исчезли. Есть подозрение, что «наследники» генералиссимуса, прежде всего Никита Хрущев, также «поработали» в архивной коллекции.

При советской власти существование так называемого «сталинского фонда» было государственной тайной. После развала Советского Союза он перешел в Архив Президента Российской Федерации. В конце 90-х Борис Ельцин передал его на государственное хранение, предварительно рассекретив в большей части. Новым владельцем оказался бывший Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, преобразованный в РГАСПИ. Получил он такое наследство по праву. Из всех должностей Сталина самая длительная была секретарская, в ЦК большевистской партии. К тому же в этом архиве уже существовал фонд с несколькими описями сталинских документов.

Кроме того, Ельцин передал архивы Молотова, Ворошилова, Маленкова, Кагановича, Бухарина, Зиновьева, Ежова, грузинских соратников Сталина, подлинные протоколы заседаний Политбюро и материалы к ним, протоколы совещаний в ЦК. Затем, уже при Владимире Путине, в РГАСПИ были переданы входящие и исходящие шифротелеграммы, материалы Государственного комитета обороны.

Но если бы именно эти военные документы были размещены на главной странице американского сайта (в память о том, что СССР был союзником США и Великобритании по антигитлеровской коалиции), тогда вопросов было бы чуть меньше. Так нет же: первыми идут телеграмма Сталина Гитлеру, машинописная копия письма Гитлера Сталину без каких-либо пометок Сталина, запись переговоров Молотова в Берлине в октябре 1940 года. Опять двадцать пять. Замусоленные до дыр геббельсовской и их наследников пропагандой документы.

Еще одна приоритетная тема в научных исследованиях Йельского университета — еврейская, и в связи с этим в качестве небольшого отступления хотелось бы привести один сталинский документ в противовес бесчисленным ариям из оперы «Государственный антисемитизм в СССР».

25 июля 1940 г. Замнаркома иностранных дел Деканозов — в Москву:

«ТЕЛЕФОНОГРАММА (по ВЧ)

Из Каунаса 25.VII. 1940 г.

21 час

В настоящее время в Литве особенно в городе Вильно скопилось много беженцев евреев из бывш. Польши. Часть этих беженцев имеет польские паспорта и большая часть из них имеют соф-кондуиты, выданные литовским правительством. Общее количество таких беженцев около 800 человек. По социальным категориям — это духовенство, учащиеся религиозных школ, учителя, торговцы, адвокаты и другие лица свободных профессий.

Эти беженцы имеют родственников в Палестине и Америке, куда они желают уехать. Все они обеспечены соответствующими визами и деньгами.

Оставление этих беженцев в Литве нежелательно; поэтому считаем целесообразным срочно разрешить им транзитный проезд через СССР, организовав их отправку по группам в 50-100 человек.

Просим указаний.

25 июля

Деканозов, Поздняков

Отп. 10 экз. мем.

1 — т. Сталину

2 — т. Молотову

3 — т. Ворошилову

4 — т. Микояну

5 — т. Кагановичу

6 — т. Берия

7 — т. Лозовскому

8 — т. Соболеву

9. — т. Куроптеву

10 — в дело

Исх № 237м

Передал Яшин приняла Смирнова».

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 627. Л. 92. Протокол № 19 (Особая папка).

Помета на документе: «За — Молотов». Протокольно проголосовали Сталин, Каганович, Андреев, Микоян, Ворошилов.

29 июля Политбюро принимает постановление «П19/121 (ОП) Вопрос НКИД. Разрешить находящимся в Литве беженцам — евреям из бывш. Польши транзитный проезд через СССР за границу, организовав их отправку по группам в 50-100 человек» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 28. Л. 62).

Так, по воле Сталина, были организованы пломбированные вагоны, которые транссибирским экспрессом перевезли через Советский Союз во Владивосток для отправки в Америку цвет еврейских талмудистов из польских религиозных школ (иешив). Именно они воссоздали в Америке уникальные талмудические центры. Это к вопросу о том, кто кому должен, и кто кого спас. И сколько таких сюжетов... Важно, чтобы право на их обнародование оставалось у российских ученых, а не у заморских торговцев нашей историей.

Запоздалый «комментарий»

Кстати, уже после настойчивых запросов в Росархив, его руководитель Андрей Артизов вдруг обиняком заговорил о главной архивной интриге новейшего времени. 1 октября 2012 года на радиостанции «Голос России» в передаче «Разговор с Константином Косачевым» он стал гостем ведущего — бывшего председателя комитета Госдумы по международным делам, а ныне председателя Россотрудничества. Диалог состоялся следующий:

«Артизов: В отношении документов мы цифруем только отдельные комплексы, которые представляют наибольший, как нам представляется, интерес для общественности. Я имею в виду, например, фонд Сталина. Он скоро будет выставлен, когда закончится его оцифровка.

Косачев: Когда?

Артизов: Я думаю, что максимум через два года. А если все получится, то через год».

В момент этого разговора оцифрованный архив фонда Сталина уже выставлялся на американском сайте...

Тем временем в интернете уже появились намеки на то, что цифровая версия сталинского архива находится в процессе перепродажи и теперь заметаются следы этого дела. И действительно, в последние месяцы постоянно меняется и запутывается информация на сайте Издательства Йельского университета и Сталинского цифрового архива. Впрочем, нас больше волнует российская часть этой истории.


Совершенно не секретно

Специально для «Культуры» ситуацию со «Сталинским цифровым архивом» прокомментировал директор Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) Андрей СОРОКИН:

Никаких тайн вокруг Сталинского архива нет. Более того, хочу поделиться свежим информповодом: 11 июня планируется презентация интернет-портала «Документы советской эпохи». Он создается по инициативе РГАСПИ Федеральным архивным агентством (Росархив), его пилотная версия готова и в настоящее время дорабатывается. В основе этого портала — электронные ресурсы нашего архива, в том числе архив Сталина и те массивы документов Политбюро, которые оцифрованы к настоящему времени (с 1919 по 1934 год).

Что касается совместного проекта РГАСПИ и Йельского университета «Электронный архив Сталина», всю историю в деталях я рассказать не смогу, поскольку директором архива являюсь лишь два с половиной года, а начинался он раньше. От себя же могу сказать, что действительно такой проект существует и осуществляется на основании договора, заключенного между нашим архивом и издательством Йельского университета. Как и прочие международные договоры, он был согласован с Федеральным архивным агентством.

Уже после моего вступления в должность директора РГАСПИ к этому договору 2009 года было подготовлено дополнительное соглашение, разъясняющее некоторые положения. Разумеется, все документы, предоставляемые американской стороне, — из рассекреченных фондов, поскольку нерассекреченные документы (могу сказать, что в нашем архиве находится 8320 таких единиц хранения, среди которых и некоторые документы из фонда Сталина, документы Государственного комитета обороны, Политбюро) объектами подобных проектов не могут являться по определению.

Теперь о финансовой стороне дела. Оцифровка архива Сталина была осуществлена целиком и полностью за счет российской стороны. Ни копейки из-за рубежа ни РГАСПИ, ни какая-либо иная российская структура за осуществление этого проекта не получала. Однако по его итогам, когда весь массив образов документов будет отправлен в издательство Йельского университета (а это будет сделано в самое ближайшее время), мы планируем, согласно договору, получить в российский бюджет достаточно крупную сумму. Подчеркну, поскольку наш архив является казенным учреждением, все деньги от реализации данного проекта поступят в госбюджет. К слову, то, что уже появилось в интернете, — это лишь прототип «Электронного архива Сталина», поскольку основной массив данных американской стороне еще не «отгружен». Издательство Йельского университета на уже созданном сайте пока разместило ничтожную часть от объема всего фонда Сталина, переданную в рамках реализации пилотной стадии проекта.

Кстати, уже сегодня в самом РГАСПИ можно совершенно свободно поработать как с фондом Сталина в его бумажной и электронной формах, так и с другими оцифрованными на настоящий момент документами. Например, с электронной базой данных Коминтерна, еще одним международным проектом, завершенным несколько лет назад (этот ресурс открыт по платной подписке за рубежом и совершенно бесплатно предоставляется посетителям РГАСПИ). Что касается интернет-портала «Документы советской эпохи», то пока не принято окончательного решения, как будет осуществляться удаленный доступ к образам документов на этом ресурсе. Наиболее вероятным представляется решение, согласно которому свободным будет доступ к поисковой системе — самой базе данных и описанию документов, а уже возможность копирования документов будет осуществляться за определенную плату. К 11 июня Росархив должен принять соответствующие решения по этим вопросам.

                                                                                                                                                  Подготовил Михаил ТЮРЕНКОВ

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть