Берлинская операция: мифы и реальность

11.05.2014

Александр ФИДЕЛЬ

В дни годовщины Победы самое время поговорить о том, как советские войска поставили убедительную точку в борьбе с немецким фашизмом.

Пожалуй, ни одна из проведенных Красной Армией операций завершающего этапа войны не стала объектом такой резкой критики со стороны современных исследователей, как Берлинская наступательная.

Зачем понадобилось ее проводить, — вопрошают некоторые критики. Мол, исход войны был ясен, и следовало ради сохранения солдатских жизней пренебречь соображениями престижа, предоставить возможность брать Берлин союзникам. Благо по уже достигнутым договоренностям он должен был войти в советскую зону оккупации.

Конечно, беречь живую силу — это святое. Но не преувеличивается ли тяжесть потерь? В рядах Красной Армии в ходе Берлинской операции погибло 78 тысяч солдат, у немцев — по разным данным, от 100 до 400 тысяч. При том, что по законам войны при наступлении на хорошо укрепленную оборону потери атакующей стороны, как правило, выше, чем у обороняющейся. Значит, брали военачальники умением, а не только числом.

Что касается договоренностей с союзниками относительно зон оккупации, то их выполнение обеспечивалось только жесткой линией советского военного руководства. Например, маршал Жуков вспоминал, что американцы отнюдь не спешили покидать входившие в советскую зону оккупации Саксонию и Тюрингию. Пришлось пригрозить, что мы ограничим им доступ в их зоны в Западном Берлине. К слову, именно в Тюрингии были взяты в качестве трофеев не вывезенные американцами (за два месяца не успели) оборудование для производства ракет Фау-2, сами ракеты и узлы к ним, а также часть специалистов. Фау-2 стала прототипом первой советской баллистической ракеты Р-1. Без этого задела, безусловно, позволившего сэкономить годы, сложно сказать, смогли бы мы стать победителями в космической гонке.

Не на последнем месте находились и соображения государственного престижа. До сих пор, спустя почти семьдесят лет, памятники советским воинам в Берлине (первый из которых, вблизи Рейхстага, в Тиргартене, был открыт уже 11 ноября 1945-го), сохраненные надписи наших солдат на Рейхстаге нагляднее всего напоминают миру (прежде всего — не любящему об этом вспоминать Западу), кто внес решающий вклад в победу над фашизмом. Взяв Берлин, советская сторона стала фактически принимающей стороной знаменитой конференции в пригороде немецкой столицы Потсдаме. А оставь мы право поставить финальную точку в великой войне за союзниками — еще вопрос, состоялась ли бы вообще Потсдамская конференция с ее известными итогами. Вполне вероятно, что многие нацистские преступники ушли бы от ответственности, да и послевоенное устройство мира могло оказаться иным — не позволяющим обеспечить Советскому Союзу положение равного с США мирового полюса.

Были и сугубо военные аспекты, требовавшие скорейшего взятия Берлина, с чем союзники не торопились. Разговоры о возможности длительной осады не выдерживают критики. Противник тщательно готовил свою столицу к обороне, что наверняка включало и создание стратегических запасов продовольствия. Осада Берлина неизбежно затянулась бы не на один месяц. И все это время продолжалась бы война. Вермахт еще насчитывал несколько миллионов человек, удерживавших территории от Норвегии до Балкан. История показывает, что именно сдача столицы, как правило, приводит к развалу организованного сопротивления — так было после падения Варшавы и Парижа, хотя правительства из них эвакуировали. Так вышло в конечном итоге и с Третьим рейхом: 2 мая пал Берлин, а уже 6-го Йодль прибыл в штаб союзников с полномочиями подписания безоговорочной капитуляции на всех фронтах.

Таким образом, быстрое взятие Берлина спасло сотни тысяч солдатских жизней на всех участках фронта, мирное население, а также сотни тысяч, если не миллионы, узников концлагерей, «зачищавшихся» нацистами в преддверии неминуемого краха. Да и просто приблизило окончание войны, ведение которой ложилось тяжким бременем на обескровленную экономику страны. Быстрее начался возврат на мирные рельсы, миллионы солдат на несколько месяцев раньше смогли вернуться домой — и этот эффект молниеносной Берлинской операции также следует учитывать.

Еще одно направление критического удара — решение Ставки бросить в мясорубку уличных боев четыре танковые армии. Да, военная наука предписывает избегать втягивания танковых соединений в штурм укрепленных пунктов, тем более в уличные бои, их задача — обходить узлы сопротивления, развивать прорыв, громить врага в чистом поле.

Но в данном конкретном случае развивать прорыв было уже некуда — Берлин был главной и окончательной целью не только операции, но и всей войны. При штурме немецкой столицы именно применение бронированного тарана обеспечило быстроту и активность наступления. Хорошо подготовленный к обороне в инженерном отношении и вообще самый крупный из когда-либо штурмовавшихся городов был взят всего за десять дней. Абсолютно уникальный случай.

Еще одна деталь той операции. Крупные немецкие силы были отрезаны от Берлина и не смогли прийти ему на помощь. В частности, юго-восточнее столицы находилась 200-тысячная группировка, которая была окружена, но предпринимала неоднократные, порой небезуспешные, попытки прорыва — войскам 1-го Украинского фронта удавалось латать бреши в кольце. Такая борьба продолжалась вплоть до 2 мая — фактического окончания войны. Кто знает, удалось бы так же успешно сдерживать немецкие атаки в случае длительной осады Берлина?

Конечно, имелись в ходе Берлинской операции и ошибки, без которых ни одно крупное дело не обходится. В частности, приводившее не к лучшим результатам «соревнование» между командующими фронтами.

И тем не менее выводы можно делать, лишь сравнив потери с достигнутыми результатами и с другими ключевыми сражениями войны. Советские войска вместе с польскими союзниками в Берлинской операции потеряли около 80 тысяч погибшими и 280 тысяч ранеными при общей численности группировки трех фронтов 1,9 млн. человек (то есть 4,2% погибших и 14,7% раненых).

Для сравнения: при наступлении в Курской битве мы потеряли 184 тысячи погибшими и пропавшими без вести и 425 тысяч ранеными при той же примерно численности группировки (9,5% и 22,3% соответственно). В Сталинградской оборонительной и наступательной операции потери составили 1,13 млн. человек, в том числе почти 480 тысяч — безвозвратные.

Резюмируя, можно сделать однозначный вывод: разговоры о том, что в ходе Берлинской операции солдат бездумно, в угоду тщеславию руководства страны кидали в топку войны, несостоятельны. Более того, эта операция относится к наиболее выдающимся и славным страницам нашей истории, да и мирового военного искусства. Что же касается ее результатов, подведших итог всей войне, то именно они во многом определили послевоенное устройство мира и авторитет нашей державы.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть