Ловушка для диверсанта

12.04.2013

Иван КОРЧАГИН

«Смерть шпионам!» — под таким девизом 70 лет назад, в апреле 1943 года, была создана мощнейшая организация, все тайны которой не раскрыты и до сих пор.

В самом процессе создания этого спецподразделения немало загадок. Например, так и не ясно, какую дату правильно считать днем основания «Смерша». Кто-то говорит, что 14 апреля — именно в тот день было принято решение о реорганизации НКВД, фактически — его разукрупнения. Из него были выделены две мощные структуры: Наркомат госбезопасности в качестве самостоятельного ведомства и военная контрразведка, которая вошла в состав Наркомата обороны.

Другой датой считают 19 апреля того же года, когда в еще одном постановлении Совнаркома и было, собственно, сказано об образовании Главного управления контрразведки «Смерш» («Смерть шпионам!»). А третий «день рождения» — 21 апреля, когда Сталин подписал постановление ГКО № 3222 об утверждении положения о Главном управлении контрразведки «Смерш». Под грифом «совершенно секретно».

Кстати, единого «Смерша» не существовало. Подразделения с таким названием были созданы в трех ведомствах. Самая авторитетная — военная контрразведка в Наркомате обороны, ее начальник Виктор Абакумов подчинялся непосредственно Сталину. Армейский «Смерш» (тот самый, из знаменитого романа Богомолова «Момент истины. В августе 44-го») ловил диверсантов в прифронтовой зоне. Посоперничать с ним мог отдел контрразведки НКВД, курируемый лично Лаврентием Берией, — в зоне его ответственности находился тыл с шастающими по лесам недобитыми немцами, предателями и полицаями, а также более серьезная «дичь»: агенты-парашютисты, заброшенные для совершения крупных диверсий. Третий «Смерш» был чуть скромнее — управление контрразведки в Наркомате Военно-морского флота, отчитывающееся перед главкомом ВМФ Николаем Кузнецовым.

Разумеется, со шпионами и диверсантами боролись и до апреля 1943-го — существовали особые отделы, которые ловили вражеских парашютистов, пресекали пораженческие настроения, фильтровали вышедших из окружения. Почему же потребовалась реорганизация? Причем ставка в «Смерше» делалась на владение оперативным искусством и аналитическими навыками. Получается, армейские методы работы, присущие особым отделам, не давали результата?

Увы, так и было. В 1942 году активизировалось забрасывание в советский тыл и внедрение в ряды действующей армии немецких агентов из числа солдат, попавших в плен и согласившихся сотрудничать с врагом. За плечами у них было от нескольких месяцев до полугода, а у руководителей групп — до года подготовки в немецких и финских разведцентрах.

Но самым мощным ударом стало проникновение вражеского агента в святая святых — протокольный отдел Государственного комитета обороны. Он не просто присутствовал на заседаниях, но и протоколировал особо секретную информацию, которую затем выкладывал врагу.

О существовании агента упоминают историк Арсен Мартиросян и генерал-майор госбезопасности Валерий Малеванный. Это был ответственный партийный работник, служивший политруком в одной из частей. Попав в окружение, а затем в плен, он согласился сотрудничать с немцами. Выйдя через несколько месяцев к своим и скрыв факт нахождения в плену, он рассказал разработанную немцами легенду своего спасения. Формально он проходил отсев в особом отделе, но видимо, сыграла свою роль высокая партийная должность. И этого человека направили в ГКО.

Самое поразительное, что в конце 1942-го ему удалось уйти через линию фронта. И лишь в начале 43-го наши разведчики в США случайно выяснили, что у немцев был такой агент. Фамилия его до сих пор не рассекречена. По одним сведениям — Минешкий, по другим — Мышинский или Мишинский. Тяжелые бои под Сталинградом и некоторое упреждение немцами наших действий историки спецслужб связывают именно с его агентурной работой.

Примечательно, что после создания «Смерша» таких агентов больше не появлялось.

Более того, в 1944 году «Смерш» разработал и провел одну из тончайших операций в истории Второй мировой войны. По различным каналам немцам была вброшена информация о создании на территории СССР антисоветской армейской организации «Офицерский союз». Разумеется, на самом деле никакой организации не было, задачей этого виртуального «союза» было выманивание немецкой агентуры. Сотни парашютистов попадали в руки наших контрразведчиков, многие соглашались сотрудничать и развивали дезинформацию о том, что вот-вот офицеры скинут Советскую власть.

Несмотря на огромные заслуги перед страной, в лучах славы «смершевцы» не купались. Лишь четверо из них были удостоены звания Героя Советского Союза, и все четверо — посмертно.

В мае 1946-го — в связи с изменением обстановки — грозное название решено было оставить только для истории.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть