Свежий номер

Об этом забывать нельзя

17.10.2019

Августин СЕВЕРИН, Великий Новгород

По столицам прибалтийских государств вновь и вновь маршируют шеренги «патриотов», обряженных в эсэсовскую униформу, а то и самих престарелых ветеранов карательных подразделений. В России же находят все новые свидетельства их злодеяний. Весной новгородские поисковики обнаружили очередное захоронение мирных советских граждан, замученных латышскими пособниками оккупантов. Материалы расследования (а первое было проведено здесь советскими военными следователями еще в 1947 году) сложно читать без содрогания — тут и леденящие душу подробности зверств, и списки несчастных, и фамилии карателей, записанные педантичными немцами... «Культура» побывала в районе трагедии.

После ужасной находки у деревни Жестяная Горка подключилось Следственное управление СК России по Новгородской области. Возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 357 УК РФ — геноцид.

— Сейчас ведутся поисковые работы для того, чтобы установить места захоронений, — рассказал «Культуре» Вадим Васильев, следователь по особо важным делам, курирующий раскопки со стороны СК. — В случае обнаружения костных останков сразу же проводим эксгумацию, собираем скелет каждого погибшего и назначаем судебно-медицинскую экспертизу: устанавливаем давность гибели, фиксируем повреждения. Огнестрельные ранения, черепно-мозговые травмы, переломы костей — все, что можно диагностировать по прошествии семидесяти с лишним лет.

Работают поисковики в прилегающей к деревне Марьиной роще, именно здесь приспешники нацистов закапывали свои жертвы.

— В 1947 году советская власть установила факт массовых убийств, но в непростые послевоенные времена, видимо, не хватило сил и средств на перезахоронение погибших, на увековечение памяти, — продолжает Вадим Васильев. — И, к сожалению, никаких мемориалов, четких ориентиров наши предшественники нам не оставили. Есть описание расстрельных ям три на восемь, четыре на восемь метров. По информации УКГБ по Новгородской области, конкретно здесь, в Марьиной роще, похоронено около 2600 человек. Еще более 1100 — у деревни Черная. Там мы тоже копали, но пока ничего не нашли. Здесь же на сегодняшний момент эксгумировали останки 519 соотечественников.

После войны в Жестяной Горке и Черной работала Комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в Новгородской области. Ее члены «произвели раскопку ям-могил в местах захоронения лиц гражданского населения и советских военнопленных». В итоге был составлен акт, в котором перечислены лишь немногие преступления нацистских карателей.

«Труп женщины, возраст около 25 лет. На затылочной кости обнаружено входное пулевое отверстие, выходное отверстие через левую глазницу. Труп мужского пола, в возрасте 13–14 лет, без одежды. Множественный осколочный перелом теменных костей... Труп мужчины, около 25 лет... Труп женщины в возрасте около 45 лет». Таких записей в отчете комиссии — более 130. Невозможно себе представить боль и ужас, которые испытали безвинно замученные и убитые.

— Согласно архивным данным, когда нацисты захватили эту территорию, один из генералов издал приказ о создании мертвой зоны, — рассказывает следователь. — Проще говоря, поручил провести полную зачистку местности от советских граждан. Якобы для борьбы с партизанами. В деревнях оставляли только обслуживающий персонал, остальных либо угоняли, либо расстреливали. Например, в Черной войну пережило человек двадцать. Всех остальных считали либо партизанами и их помощниками, либо сочувствующими советской власти. А дальше просто: допрос — расстрел. Часто и без допроса. Со священниками, цыганами, евреями, коммунистами, пленными красноармейцами даже не разговаривали — сразу привозили сюда и убивали. 

Во время оккупации, продолжавшейся с осени 1941-го по февраль 1944-го, население Батецкого района, входившего тогда в состав Ленинградской области, уменьшилось в шесть раз!.. Около 21 тысячи угнали на работы в Германию. Несколько тысяч уничтожили.

«Каратели советских граждан после ареста привозили группами и в одиночку в деревню Жестяная Горка. Здесь некоторым из арестованных производился короткий допрос с пытками. Часть людей без допроса сразу же расстреливали. Трупы складывали по порядку в заранее приготовленные ямы, засыпали тонким слоем снега, а потом вновь расстреливали и хоронили в те же ямы. Расстрел производился в полукилометре за деревней Жестяная Горка, левее дороги, идущей из деревни», — говорится в отчете комиссии.

В том, что в найденных после войны захоронениях казненные, сомнений не было никаких. Вот еще одна цитата: «Смерть граждан, трупы которых обнаружены в ямах-могилах около дер. Жестяная Горка, насильственная и последовала от полученных ими тяжких смертельных телесных повреждений – сквозных огнестрельных пулевых ранений головы, шеи, груди, повреждений головы тупыми тяжелыми предметами и остро режущим и рубящим оружием, а также переломом реберных дуг, часто множественных, причиненных какими-то тупыми предметами... Повреждения и, в частности, пулевые, как боевую травму следует исключить. Расположение входных пулевых отверстий в громадном большинстве случаев на затылочной части головы указывает на специальные выстрелы — расстрелы... Диаметр входных отверстий пулевых – 0,9 см, является типическим для немецкого автомата «Шмайссера», имевшего калибр пули 0,9 см... В ряде случаев выстрелы в затылочную часть головы производились в упор, на что указывала найденная копоть на костях черепа и обширные разрушения костей черепа под воздействием газов при выстреле в упор... Множественные переломы реберных дуг позволяют заключить, что этим лицам повреждения причинены какими-то тупыми предметами в виде сильных коротких ударов, как-то: ногами, обутыми в твердый сапог, ударом приклада и т.п.».

— В деревне Жестяная Горка стояло подразделение айнзацкоманды 1с, а в пяти километрах отсюда располагалась жандармерия, — уточняет следователь. — Там мы тоже вели поисковые работы, но пока ничего не нашли.

Офицерами тайлькоманды (подразделения) айнзацкоманды 1c, обосновавшейся в Жестяной Горке, были граждане Германии, солдатами, то есть непосредственными палачами, — выходцы из Латвии, преимущественно латыши. Хотя и не только они: в отряде служили также прибалтийские немцы и даже русские, до войны проживавшие в Прибалтике. Вот некоторые имена: Янис Цирулис, Альфонс Удровскис, Евгений Рагель-Метцвальд, Порфирий Беляев, Сергей Корти, Эрих Бухрот, Рудольф Гроте, Бруно Загерс (Цагерс), Адольф Клибус, Николай Крумин, Артур Криевиньш, Харис Лиепиньш, Карл Лацис, Эгон Бедман. По свидетельствам историков, германское командование обещало передать им «зачищенные» земли. Отсюда и такое старание. Судя по документам, «мертвая зона» должна была быть весьма обширной. Жертвы привозились из Новгородского, Оредежского, Батецкого, Лужского, Гатчинского районов.

В 1947 году на руку следователям сыграла и немецкая педантичность: нацисты документировали все свои преступления: «1 февраля 1942 г. расстрелян цыган Масальский Яков с четырехлетним сыном из дер. Лабожи. 13 августа 1942 г. казнь четырех евреев. 28 августа 1942 г. казнен священник Александр Петров из Гатчины. 5 октября 1942 г. бывший председатель колхоза «Ленинский труд» (под Новгородом), уличенный в помощи партизанам, казнен тайлькомандой. Также казнен бургомистр дер. Чауни. За отчетный период проверены 12 русских девушек, предназначенных для отправки в Германию. 13 октября 1942 г. за отчетный период в районе команды взяты в плен шесть партизан и два агента. 12 февраля 1943 г. расстрелян Васильев Иван из дер. Капустно, Иванов Василий Иванович из деревни Новая Деревня, Цигенбард Наум, еврей, зоотехник».

Результаты работы комиссии стали основой для обвинительного заключения Военного трибунала, заседание которого состоялось в Новгороде в декабре 1947-го.

Новое расследование, начатое после находки волонтеров этой весной, подтверждает выводы, сделанные в послевоенные годы, и свидетельства очевидцев массовых казней. Первый раскоп, где поисковики обнаружили братскую могилу, — приблизительно в километре от деревни.

— На участке в пять соток мы эксгумировали останки более чем пятисот людей, — объясняет Васильев. — Но нашли мы только одну из ям, а их должно быть еще пять. Последнее захоронение найдено пару недель назад: один человек, явно расстрелянный, на что указывает пулевое отверстие в височной области.

Были и более страшные находки.

— Женщина с грудным ребенком, видимо, державшая его в руках перед смертью. Также в яме нашли расстрелянную семью – рядом лежали мужчина, женщина и два ребенка. Рост младшего — около 90 сантиметров, то есть ему явно было не больше пяти лет.

Работать современным следователям намного сложнее, чем их предшественникам во второй половине сороковых. 

— Очевидцев осталось очень мало, — поясняет Вадим Васильев. — Недавно привезли на раскопки бабушку из деревни Черной, и она сказала, что копаем не там, нужно искать в другом месте. Поменяли дислокацию. Но в точности поиска все равно нет уверенности: за десятилетия сильно изменился ландшафт, да и бабушку может подвести память. К словам свидетелей тех событий мы прислушиваемся, но проводим более тщательную и детальную разведку. Обследовать предстоит всю Марьину рощу, почти каждый квадратный метр.

В документах указано, что от крайнего дома деревни Черной до ближайшей могилы — четыреста метров в юго-западном направлении, приблизительно такое же расстояние разделяет первую яму-могилу с последней.

— Но GPS тогда не было, условное направление «юго-запад» не очень конкретно, поэтому ширина района поиска — около километра, — с сожалением признает следователь. — Мы уже обследовали примерно пять гектаров.

Здесь шли ожесточенные бои, напоминание о них — обелиск над братской могилой советских солдат и сотни имен на мемориальных плитах. В паре сотен метров — камень, посвященный убитым нацистами евреям. По обе стороны от тропы, соединяющей памятники, — свежевырытые ямы правильной формы: здесь поисковики ищут останки тех, кого не смогли похоронить по-человечески, мирных жертв оккупантов.

Фото: vnovgorod.sledcom.ru— Сначала копается шурф размером метр на метр и глубиной от метра до полутора, — поясняет следователь. — Затем с помощью щупа, т-образной металлической палки длиной около трех метров, «прощупывается» все дно ямы. Когда вгоняемая в землю палка упирается в кость, раздается характерный звук. Обозначив находку, поисковики начинают полноценные раскопки: шурф расширяется и углубляется, найденные останки зачищаются, фотографируются, затем — эксгумация и передача на экспертизу в Москву. Вообще же, методы используются разные: там, где были массовые расстрелы, должно быть много гильз, поэтому специалисты прошли всю территорию с металлоискателями.

Новые шурфы копают военнослужащие: 90-й отдельный специальный поисковый батальон Западного ВО, сформированный специально для этих целей в 2007 году. База военных находится в Ленинграде, но трудятся они везде, где шли бои.

— Новгородская, Мурманская, Ленинградская, Псковская области, Крым, — перечисляет начальник раскопок старший прапорщик Николай Телицын. — На данный момент здесь 25 срочников и 6 контрактников. Сейчас работает 1-я рота, ежемесячно ее сменяет 2-я рота.

— Они смогли подключиться в середине лета, до этого мы справлялись своими силами: комитет, волонтеры, МЧС, МВД, судебные приставы, все, у кого была возможность и желание помочь, — уточняет следователь.

Батальон будет трудиться здесь до конца октября, затем его руководство примет решение о продолжении либо о временной приостановке работы. Но лишь временной.



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел