Сталинград. Конечная

31.01.2013

Нильс ИОГАНСЕН

2 февраля Россия широко отметит 70-летие победного завершения Сталинградской битвы — в этот день, спустя двое суток после сдачи в плен генерала-фельдмаршала Фридриха Паулюса, частями Красной армии в Сталинграде были подавлены последние очаги сопротивления вермахта. Торжественные мероприятия пройдут в Москве и городе на Волге. Страна почтит память героев, которые остановили и повернули вспять врага. 



Начнем с подвигов не боевых, но трудовых. Сегодня о них говорят нечасто и как бы вскользь. А это в корне неверно: в ходе битвы за Сталинград его жители совершили воистину невозможное. За считанные недели на пути немецких войск вручную, при помощи одних только лопат и тачек, возвели оборонительные сооружения общей протяженностью 2572 км. Было перемещено 14 миллионов кубометров грунта — больше, чем позднее при строительстве канала Волга – Дон. В итоге глубоко эшелонированные защитные «обводы» города осенью 1942-го воспрепятствовали быстрому захвату Сталинграда ударом с севера вдоль Волги, как это планировало немецкое командование. На отдельных участках линии противотанковых рвов, прикрываемых огнем пулеметов и артиллерии, до самого конца битвы оставались неприступными, враг тут так и не прорвался.

В окрестностях города земля сохранила немало «шрамов» той войны. Ломаные линии глубоких прямых канав, по краям поросших деревьями, — те самые противотанковые рвы, которые копали женщины, старики и даже дети. Чуть поодаль виднеются большие ямы, иногда из земли еще торчат полусгнившие бревна — остатки пулеметных дзотов. К сожалению, сюда уже давно никто не приходит, хотя раньше ветераны и участники строительства укреплений часто именно здесь рассказывали школьникам о том, как остановили немцев. Как копали, спасаясь от обстрелов и бомбежек, как потом удерживали построенные укрепления.

Сталинградский тракторный завод (СТЗ). Огромное предприятие, вытянувшееся на несколько километров вдоль Волги. Это еще одно место, где ратный подвиг неотделим от трудового. В самый разгар сражения тут ремонтировались танки, из нескольких разбитых машин подчас собиралась одна, которая тут же шла в бой. Линия фронта проходила непосредственно по границе завода, танкистам не нужно было далеко ехать. После смены рабочие и инженеры вооружались и шли в город — патрулировать или отбивать очередную атаку противника. А порой и садились на «свои» танки. Так случилось и 23 августа 1942 года, во время прорыва гитлеровцев вдоль реки — его помогали отбивать рабочие СТЗ. Немцам так и не удалось захватить завод, он стал тем рубежом, далее которого вермахт не продвинулся.

В Волгограде есть два памятника бойцам Волжской военной флотилии. По большей части в составе флотилии были гражданские суда с довоенными экипажами, именно им и пришлось воевать. На западный берег доставлялись продовольствие, боеприпасы и пополнения, на восточный — вывозили раненых, гражданское население и ценные грузы. Поддерживали огнем войска, тралили Волгу от многочисленных мин, осуществляли зенитное прикрытие. Но даже сегодня, когда еще живы последние бойцы Волжской военной флотилии, об их подвиге знают очень немногие. А что будет завтра?..

Раньше было хорошее понятие — «Вахты Памяти», когда каждому последующему поколению с детства рассказывали, какой ценой нашей стране досталась ее свобода и независимость, и какие жертвы за это пришлось принести. И на фронте, и в тылу. Сегодня подобные Вахты, увы, почти не практикуются, и молодежь зачастую имеет самое поверхностное представление о Великой Отечественной войне. Или вообще превратное, навязанное извне. Смогут ли, если потребуется, встать на защиту своей Родины такие «иваны, не помнящие родства»? Или же они «толерантно» не станут сопротивляться оккупантам?

Но несмотря ни на что, сегодня заметны положительные сдвиги. Так, со страниц газет и телеэкранов уже не звучит хула в адрес героев войны, как это нередко случалось еще совсем недавно. А если она иногда еще и появляется, то желающих заткнуть тех, кто пытается исказить нашу историю, находится немало. Да и власти обращают все большее внимание на увековечение памяти о Великой Отечественной войне. И мероприятия, которые пройдут в Москве и Волгограде — показательный тому пример.

Синоним победы или игра в политику?

2 февраля Волгоград вновь станет городом-героем Сталинградом. Правда, не навсегда. Героическое имя вернется пока только на шесть памятных дней в году. Такое решение
30 января приняла Волгоградская городская Дума. Но сегодня активно обсуждается и вопрос об окончательном возвращении этого имени городу на Волге. Однозначного ответа пока нет. Так стоит или нет затевать эпопею с переименованием?

Дмитрий СКВОРЦОВ, историк

Уже несколько лет дискутируется вопрос возвращения твердыне над Волгой исторического названия Сталинград. Но как только его поднимают, тут же звучат голоса, что за таким восстановлением подразумевается реабилитация Сталина. Возникает ощущение замкнутого круга: желание исторической справедливости намеренно политизируется, истолковывается под углом сведения счетов и партийных интересов. Между тем, удивительное дело: во многих европейских столицах есть или улица, или площадь Сталинграда, названные не в честь советского вождя, а ради увековечения подвига Красной армии, переломившей на берегах великой русской реки ход Второй мировой. А значит, и положившей начало освобождению Европы от коричневой чумы. Более того, в современном французском языке слово «Сталинград» стало синонимом полной победы, чьего-то сокрушительного разгрома. И даже самые крайние европейские либералы не видят ни в такой лексике, ни в городской топонимике намека на восхваление Иосифа Виссарионовича. На этом фоне решение использовать название «город-герой Сталинград» по великим военным датам выглядит временным компромиссом. Все-таки называть вещи их истинными именами стоит всегда, а не только по большим праздникам.

Сергей БОНДАРЕВ, публицист

Нет, воля ваша, но сторонниками возвращения имени Сталинград на географические карты движет отнюдь не чувство исторической справедливости. Лукавят они. Все их потуги попахивают рискованной игрой в политику, попыткой открыть ящик Пандоры. В конце концов, понятно, почему Калининград никогда не станет Кенигсбергом, хотя именно ради овладения этой фашистской крепостью полегли сотни тысяч наших солдат. И никто по такому случаю не заламывает руки, обвиняя нас в утрате памяти. Нас уверяют, что слово «Сталинград» не будет вызывать нежелательные ассоциации у тех, кто попал в свое время под каток репрессий. Ой ли? Давайте тогда вспомним, что исторически этот город назывался Царицыным. И человек, в честь которого он был переименован перед войной, весьма наследил здесь еще во время Гражданской. Когда в реке топили баржи с пленными белогвардейцами и прочими «классово чуждыми элементами». Слишком еще памятны и болезненны многие эпизоды той поры, слишком еще расколото наше общество, чтобы лишний раз возбуждать его попытками исторических реваншей. И еще. Когда Ленинград вновь становился Санкт-Петербургом, сколько криков было со стороны советских патриотов, что это слишком дорогое удовольствие? Ну, а теперь сторонники переименования Волгограда лишь скромно помалкивают насчет цены вопроса. А она, поверьте, достаточно велика.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть