Последний бой генерала Ватутина

17.04.2019

Иван РЫБИН

Фото: Израиль Озерский/РИА НовостиБуквально на днях бандеровские последыши осквернили бюст Николая Ватутина в Черниговской области. Один из самых талантливых и перспективных советских полководцев, выдвинутых войной, на Украине внесен в список лиц, виновных в организации «голодомора» и репрессий, что, конечно же, является полнейшей чушью. Ватутин форсировал Днепр и освобождал Киев — вот в чем правда... Генерал армии скончался в госпитале 15 апреля 1944 года. Обстоятельства ранения и смерти военачальника до сих пор туманны, а первые слухи о том, что «дело нечисто», поползли еще тогда — в годы Великой Отечественной.

Гибель генерала армии, причем того, которому уже прочили маршальское звание, событие чрезвычайное. Начиная с июня 41-го подобных случаев у нас было всего три. Но лишь один — столь неоднозначный. Ивана Черняховского, равно как и Иосифа Апанасенко, скосил осколок шального снаряда — на войне гибнут не только солдаты.

На огненной дуге

Опытнейший штабист, человек с отличным образованием и безупречной биографией, неконфликтный и при этом не состоящий в каких-либо фракциях внутри армейской верхушки. Довольно любопытна характеристика, данная Ватутину Георгием Жуковым в своих воспоминаниях. Николай Федорович, по мнению Маршала Победы, был «высоко эрудированным и мужественным военачальником», «отличался исключительным трудолюбием и широтой стратегического мышления», «обладал завидной способностью коротко и ясно излагать свои мысли и к тому же имел на редкость красивый и четкий почерк», а «чувство ответственности за порученное дело было у него развито чрезвычайно».

С первых дней гитлеровского нашествия и до мая 1942-го Ватутин оставался начальником штаба Северо-Западного фронта, задачей которого являлась оборона Ленинграда. Город трех революций удалось удержать в том числе благодаря грамотному оперативному планированию, умелому распределению сил, их своевременной и быстрой перегруппировке.

Летом 42-го Николаю Федоровичу дали в подчинение Воронежский фронт. В тяжелейших кровопролитных боях (в городе осталось одно целое здание!) Воронеж отстояли. Заслуги Ватутина оценили, повысив в звании до генерал-полковника. Еще через два месяца ему присвоили чин генерала армии — наш герой был среди творцов великого разгрома гитлеровцев под Сталинградом.

Затем пришел черед Курской дуги. В этом сражении самым заметным эпизодом считается танковый бой под Прохоровкой. Но ключевыми для всей битвы стали противостояния на флангах, одним из которых командовал Ватутин.

— Если проштудировать хронику — а журналы боевых действий нынче доступны, их можно почитать — увидим, что у Николая Федоровича заместителя не оказалось, а своего начальника штаба генерала Семена Иванова он вынужден был направить в помощь командующему 69-й армией. В итоге Ватутин и анализировал ситуацию, и управлял войсками, через него проходил весь обмен информацией — настоящий человек-оркестр, — отмечает историк Валерий Замулин.

Аркадий Шайхет/РИА НовостиВысокие потери при обороне и контрнаступлении, в том числе на соседних участках, тем не менее отчего-то попытались свалить на Ватутина. Грамотный штабист легко отбил атаки недоброжелателей. В ходе расследования — из Москвы на фронт уже в середине июля прилетела комиссия во главе с Георгием Маленковым — вины генерала армии найдено не было. Напротив, отличившемуся полководцу поручили важнейшую миссию — подготовку освобождения Украины, прежде всего Киева, что, по мнению Сталина, должно было принести крупный пропагандистский эффект.

— Генсек очень ценил Николая Ватутина, еще более укрепившего свой авторитет после Курской дуги. Генерал грамотно воевал, подтягивал и продвигал таких же одаренных профессионалов, например, Ивана Черняховского, — рассказывает историк, полковник запаса КГБ Арсен Мартиросян.

— По итогам Курской битвы никаких претензий, кроме голословных, к Ватутину быть не могло. Своими дивизиями он распорядился наилучшим образом, особенно с учетом тех кадровых проблем, что ему постоянно приходилось закрывать. Вопросы накопились к тем, кто контролировал танковые корпуса, бывшие в резерве Ставки. То есть в первую очередь — к маршалу Александру Василевскому. Впрочем, противопоставлять его и Ватутина тоже нельзя — они были в отличных отношениях, дружили, — объясняет Валерий Замулин.

Где искать «крота»?

Обстоятельства ранения, ставшего причиной смерти генерала, изучены плохо. Некоторые детали порой противоречат друг другу. О чем историки не спорят, так это о дате — покушение произошло 29 февраля 1944 года в районе города Ровно, когда Николай Ватутин, сопровождаемый взводом охраны, совершал поездку по тылам 13-й армии. Маршрут окончательно утвердили незадолго до отправления, более того, предпринимались даже меры дезинформации противника — опасались целенаправленного налета штурмовиков люфтваффе. Однако на кортеж напала пехота, примерно две сотни человек. Согласно официальной версии, это были украинские националисты. Правда, некоторые источники говорят о немецкой части, пробивавшейся к своим. Тем не менее ясно одно: генерала ждали — нападение произошло из засады.

— Враги знали, где именно и во сколько он поедет. И это не похоже на бандеровцев, такая версия лишена логики. Идет наступление, Красная армия успешно движется вперед, у фашистских прихвостней, коллаборационистов и карателей, одна задача — унести ноги. Они не станут набрасываться на хорошо вооруженный, пусть и малочисленный, генеральский кортеж. Вот обоз какой-нибудь пограбить могут, еда и боеприпасы им нужны, да и охрана там невеликая. И, судя по архивным документам, именно такой инцидент произошел тогда где-то рядом, — вспоминает Арсен Мартиросян.

Дело о гибели Николая Ватутина засекречено и поныне. Точнее, оба дела, впоследствии объединенные в одно: по нападению на кортеж и по факту смерти в госпитале.

История с лечением, действительно, крайне неоднозначная. До середины апреля генерала пытались выходить в освобожденном Киеве. Подробности и здесь почему-то неизвестны, нет даже ответа на вопрос, делали ли полководцу операцию? Пуля пробила бедро и раздробила кость, существовала опасность гангрены, рассматривался вариант ампутации конечности. В этом случае врачи гарантировали жизнь, но данное решение почему-то не вынесли.

Сейчас принято кивать на Никиту Хрущева. Дескать, он настоял, чтобы Ватутина не эвакуировали в Москву, и намекнул, что пациента следует «залечить». Насчет первого — да, все верно. Второе — не доказано. Аргументация обширная, но в целом не особо внятная. Начиная от провалов Никиты Сергеевича на Курской дуге и заканчивая политикой. Например, желанием «кукурузника» выступить в роли единоличного освободителя Украины. Хрущев, действительно, был «политическим заместителем» Ватутина в ходе Курской стратегической оборонительной операции, но выступал статистом. Толкал речи перед бойцами и командирами — «работал лицом». В армейские дела глубоко не лез, как-либо напортачить просто не имел возможности.

Если же все-таки рассматривать «теорию заговора», то есть принять за рабочую версию, что Ватутина устранили, то заказчиков, скорее, стоит искать среди тех, кому он перешел дорогу своими полководческими талантами. Но каковы бы ни были домыслы, кортеж попал в засаду, а значит, где-то в расположении наших засел и «крот». В этом историки солидарны.

— Я общался с внуком Ватутина. Он уверен, что деда сперва подставили под пули, а потом залечили. В их семье эта версия, больше похожая на легенду, передается из поколения в поколение. Грешат на Хрущева, но с доказательствами туго. К тому же такие люди, как Ватутин, являлись «штучным товаром» — их ценили. Состряпать фиктивный донос, обвинив, к примеру, в связях с иностранной разведкой — это одно, но никто бы не решился на убийство героя, просто опасаясь гнева вождя, — рассуждает Валерий Замулин.

Фото: Владимир Самохоцкий и Алексей Поддубный/Фотохроника ТАСС

Впрочем, если действовать чужими руками, то гнева можно избежать. Списав все на недосмотр контрразведки. Органы СМЕРШ, мол, проглядели шпиона в штабе 13-й армии, который и навел на генерала команду вражеских ликвидаторов.

Шпиона, судя по всему, действительно проглядели. Диверсанты напали на кортеж, завязался бой. Однако остаются и иные вопросы. Ранение было не смертельным, а врачи, лечившие генерала армии, — опытными. Но кто-то вдруг наложил на начавшую подживать рану мазь Вишневского. Возник сепсис, от которого Николай Ватутин и скончался.

Случайные осколки

История Великой Отечественной войны даже спустя 74 года полна тайн, это касается и судьбы прославленных полководцев, не доживших до Победы. Но загадку нередко придумывают и на пустом месте, ради сенсации.

Генерал армии Иосиф Апанасенко погиб от разрыва снаряда в августе 1943 года. Военачальник известен тем, что осенью 1941-го матерно обругал Сталина. Для защиты Москвы с тихоокеанского побережья планировалось снять часть тяжелых орудий, и Апанасенко вспылил. «А если японец нападет, чем буду защищать Дальний Восток? Этими лампасами?! Снимай с должности, расстреливай, орудий не отдам!» — орал герой Гражданской. Вождь, что с ним случалось довольно редко, уступил.

Конспирологи любят преподносить гибель генерала армии как месть Сталина, ничем такое допущение не подкрепляя. Несмотря на свой подчеркнуто грубый стиль поведения, Апанасенко в Кремле был на хорошем счету. Признавался авторитетным, грамотным и деятельным командиром. Да и в 80-х, когда большинство советских военачальников вымарали в грязи, на Апанасенко так ничего и не накопали. Воевал честно, командовал умело, был отличным организатором, погиб...

«Это был замечательный командующий. Молодой, культурный, жизнерадостный. Изумительный человек! Было видно, что в армии его очень любят. Это сразу бросается в глаза. Если к командарму подходят докладывать не с дрожью в голосе, а с улыбкой, то понимаешь, что он достиг многого», — такие воспоминания о генерале Иване Черняховском оставил маршал Константин Рокоссовский.

Ивана Даниловича — без пяти минут маршала и, возможно, одного из будущих руководителей СССР — настиг под Кенигсбергом осколок снаряда. Полководец передвигался на машине вдоль передовой, немцы заметили и дали прицельный выстрел. Никто, кроме генерала, не пострадал. В армии был негласно объявлен траур: Черняховского любили, Сталин считал его самым способным из представителей новой военной школы.

— Глупо искать второе дно в каждом случае. Война выбирает жертв, невзирая на звания, — и не случайно генералов у нас погибло более четырех сотен. Загадки действительно встречаются, но раздувать из них скандалы не стоит, — предостерегает Арсен Мартиросян.

Отдельные факты действительно наводят на размышления. Так, в конце войны охрана Константина Рокоссовского получила из Ставки приказ стрелять во всех, кто покажется подозрительным. Об этом вспоминал шофер маршала Жукова Александр Бучин. Он же свидетельствовал, что резко усилили «личку» и самому Георгию Константиновичу. Немудрено, если учесть, что в последние месяцы войны Гитлер грезил созданием различных деморализующих противника факторов, таких, как пресловутое «оружие возмездия». В том же списке находилось и точечное устранение высших чинов Красной армии. Кроме того, Ставка уже начала опасаться козней англо-американских союзников. И не беспочвенно: как стало известно из рассекреченных лишь на исходе XX века документов, уже ранней весной 1945-го Черчилль приказал подготовить операцию по силовому выдавливанию советских войск из Польши и Чехословакии, получившую кодовое название «Немыслимое».




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть