«Хотим провести открытую реставрацию полотна»

05.04.2019

Августин СЕВЕРИН

Отечественная война нашего народа, начавшаяся с «нашествия двунадесяти языков», завершилась 6 апреля 1814 года первым отречением Наполеона. Неделей ранее русские войска с триумфом вступили в Париж. Подарком по случаю 205-летней годовщины славных событий, в свое время чрезвычайно поднявших величие, престиж и самосознание России, станет открытие знаменитой «Бородинской битвы», в настоящий момент находящейся на реконструкции. «Культура» побеседовала с директором музея-панорамы Владимиром ПРЕСНОВЫМ.  

культура: Ваш музей не ограничивается панорамой. А выставляете экспонаты, посвященные Заграничному походу 1813–1814 годов?
Фото: PHOTOXPRESSПреснов: Да, им посвящен экспозиционный комплекс в заключительном зале. Так было и останется по завершении ремонта. Наше собрание располагает произведениями батальной живописи и графики, воинским снаряжением, наградным оружием и предметами униформы союзных армий. Часть коллекции была представлена, к примеру, на выставке «Капкан для Бонапарта», которую мы организовали в прошлом году и приурочили к 205-летию сражения под Кульмом. Впервые посетители увидели плиты с памятника русским офицерам, скончавшимся в Праге от ран, полученных в августе 1813-го.

культура: Насколько обширна ваша коллекция?
Преснов: Сейчас имеется более 30 тысяч единиц хранения, есть даже коллекция редких книг и серьезное нумизматическое собрание. В постоянной экспозиции — порядка пятисот предметов. Остальные экспонируются на временных выставках. Пополняем же фонд, с одной стороны, с помощью дарителей, с другой — сами совершаем закупки. Работаем с коллекционерами, у которых экспонаты покупает департамент культуры города Москвы.

культура: Недавно завершился первый этап реконструкции. Зачем она потребовалась?
Преснов: Здание построено в 1962 году, и с тех пор капитальный ремонт не производился. И морально, и физически устарели вентиляция и системы, поддерживающие температурно-влажностный режим. Это негативно влияло на экспонаты. Сейчас работы проведены, идет отладка нового современного кондиционера. Но предстоит решить еще ряд проблем: если внутри все готово и мы можем приступать к восстановлению экспозиции, то снаружи работы еще даже не начинались. В частности, на входной группе провалились ступени — их ремонтом и заменой займемся в ближайшее время.

культура: Но самое главное — полотно. Его ведь и прежде не раз реставрировали?
Преснов: Действительно, история у панорамы, написанной к столетию Дня Бородина, интереснейшая. Специально для нее построили деревянный павильон на Чистопрудном бульваре. После революции экспозиция закрылась. Долгое время полотно, скатанное в рулон, хранилось или, если точнее, валялось в разных уголках Москвы: в соборе Александра Невского на Миусской площади, в Донском монастыре, под сценой театра Нескучного сада, на складе театра Эрмитаж... Впрочем, вопрос о возвращении шедевра народу поднимался неоднократно. В 1949 году, наконец, выбрали дату — 150-летие Бородинского сражения. Здание собирались возвести на берегу реки в Нескучном саду, но потом переиграли и остановились на Кутузовском проспекте. В октябре 1962-го панорама торжественно открылась, но уже через пять лет случился пожар, существенно повредивший полотно. Восстановили его в кратчайшие сроки, буквально за несколько месяцев: сохранившуюся часть картины дублировали на новый холст, а все остальное дописали мастера из Студии военных художников имени Грекова.

Прошли годы, из-за неправильного климата старая часть полотна стала отходить от дублировочного холста. Обследование показало: требуется серьезная реставрация!

Мы планируем открыться в сентябре 2019-го. Затем выберем метод реставрации и начнем работу по восстановлению полотна. Снова закрываться не хотелось бы, поэтому предлагаем проект, который, надеюсь, поддержат городские власти. Идея заключается в том, чтобы реставраторы трудились на глазах у посетителей. Работ такого масштаба на панорамах еще никто не проводил. Хотя сама по себе открытая реставрация — не новость, многие музеи, в том числе на Западе, делают так, чтобы посетители могли наблюдать за работой мастеров, открытым методом реставрируются, скажем, большие фрески. Это не только вызывает особый интерес, но и создает чувство сопричастности происходящему: мы видим и как памятник пострадал, и как его лечат.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАССкультура: Помимо реконструкции здания и реставрации шедевра, стоит ожидать чего-нибудь нового?
Преснов: Продолжаем внедрять информационные технологии, но без серьезного акцента. Мы все-таки художественный музей, и главный экспонат — картина, все остальное вторично.

Хотим заменить свет, но только в экспозиционных залах, панорамы новшества не коснутся: это достаточно сложная вещь, и не всегда подобные нововведения приводят к желаемым результатам. У нас есть сеансы, в течение которых мы пускаем звуковой ряд, но даже он затрудняет восприятие картины. Когда-то, кстати, была смонтирована система, создающая дымовой эффект, но, запустив ее несколько раз, мы поняли, что она тут лишняя.

Тем не менее стараемся не отставать от прогресса. Осенью запустим мобильное приложение дополненной реальности «Артефакт». Установив его, вы сможете, переходя от экспоната к экспонату и наводя свой планшет или смартфон, получить ценные сведения. Мы определим «точки интереса», подходя к которым можно будет узнать много нового. Ведь поместить все факты на этикетке с аннотацией невозможно, а с приложением вы сами определяетесь, что вам интересно.

Вдобавок у нас появится музейная гостиная, это достаточно большое рекреационное пространство. В 1962 году музей строился по принципу Мавзолея Ленина: «пришел — посмотрел — ушел». Людям негде было посидеть, обменяться впечатлениями, записаться на интерактивные программы, попить кофе. В гостиной же будет открытое хранение фонда скульптуры, места для проведения мастер-классов, кафе.

Парк, который располагается между панорамой и Кутузовской избой, его площадь — около 3 га, мы также собираемся осваивать. Есть концепция развития, хотя уже сейчас проводим там уличные выставки. У памятников установлены стенды с дополнительным описанием, а считав QR-коды, можно получить детальные сведения. И, конечно, Кутузовская изба, которая стоит именно на том месте, где проходил судьбоносный совет в Филях. Да, конечно же, это воссозданная изба — оригинальная сгорела еще в XIX веке. Вторая изба, построенная Михаилом Литвиновым и Николаем Струковым, кстати, также пришла в негодность... Сейчас, когда панорама закрыта, этот мини-музей «отдувается» за остальные экспозиции. Изба разделена на две части: в теплой горнице с помощью мультимедиа рассказывается о Военном совете в Филях, во втором помещении — небольшой выставочный зал.

культура: К двухсотлетию нашествия в бывшем музее Ленина открылся музей Отечественной войны 1812 года. Государственный исторический музей передал ему роскошную коллекцию из своих фондов. Что-нибудь изменилось с того момента?
Преснов: Хотите спросить, есть ли конкуренция между «Бородинским полем», музеем на площади Революции и нами? Пожалуй, мы, скорее, дополняем друг друга. Каждый посетитель ищет то, что интересно именно ему, и нам жаловаться на недостаток людей не приходится. Все московские школьники посещают наш музей и потом, став взрослыми, возвращаются уже со своими детьми. В конце концов, мы ведь позиционируем себя не как музей 1812 года, и сравнивать нашу коллекцию с уникальной экспозицией, созданной стараниями сотрудников ГИМа, бессмысленно. Наш основной экспонат — такое замечательное явление искусства, как панорама. Панорамы появились в мире в XVIII веке, XIX век — период расцвета этого вида изобразительного искусства. Такие полотна создаются до сих пор и по-прежнему вызывают живой интерес, и в этом отношении нам в Москве конкурентов нет.

культура: А сколько вообще в стране панорам?
Преснов: Всего четыре. Во-первых, панорама «Оборона Севастополя». Как и нашу, ее первоначально написал Франц Рубо. Есть сравнительно небольшое, но тоже по-своему уникальное полотно в Хабаровске, это «Волочаевская битва». Плюс Волгоградская панорама «Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом», — мастера Студии военных художников написали ее в 1982 году.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАССкультура: Вы сотрудничаете с коллегами?
Преснов: По нашей инициативе при Союзе музеев создана секция музеев —хранителей панорам и диорам России. Мы, как координаторы секции, написали приглашения коллегам из 67 учреждений, 22 из них откликнулись. В планах на следующий год — совместные выставки, пока в основном виртуальные и планшетные. Но есть и реальные, например, мы активно сотрудничаем с Калужским объединенным музеем-заповедником, планируем совместную выставку с Музеем Арктики и Антарктики. В перспективе — Севастополь, Хабаровск, Волгоград. Панорамы и диорамы — очень сложный вид искусства, требующий определенной эксплуатации: грамотно выставленный свет, правильное хранение и т. п. Думаем о написании методички по созданию и продвижению панорам. Потенциальные авторы приезжают к нам из других городов и стран, консультируются — зачастую они просто не знают, с чего начать. В свое время панорамы явились настоящим прорывом в изобразительном искусстве — эксперимент с пространством, оптикой, технологическими новшествами. В минувшем году мы в рамках Петербургского культурного форума подписали соглашение с Международным советом панорам. В мире их порядка шестидесяти. Впрочем, сотрудничали и раньше — ежегодно коллеги со всего мира собираются на конференции, мы в них постоянно участвуем.

культура: Какие страны лидируют по количеству панорам?
Преснов: Направление активно развивается в Китае, где создано более 20 художественных панорам и диорам. В основу сюжета китайцы закладывают события национально-освободительной борьбы и гражданской войны 1930–1940-х. Девять лет назад открылась первая пейзажная панорама в Чжэнчжоу, посвященная многотысячелетней культуре Поднебесной.

В Европе и США много панорам — и ровесниц нашей, и чуть старше. Но проблемы схожие, прежде всего связанные с реставрацией. Снимать огромную картину нехорошо, а зачастую и невозможно. Хотя прецеденты есть, например, свою панораму в Атланте, посвященную войне Севера и Юга, американцы на время реставрации снимали.

Данное искусство популярно в Турции, там, на границе с Сирией, вот-вот откроется новая панорама, написанная нашими мастерами-грековцами. Кстати, турецкие коллеги поделились занятным наблюдением: когда открылась панорама, посвященная захвату Константинополя войсками султана Мехмеда II в 1453 году, количество посещений всех стамбульских музеев возросло на порядок...

Добавлю еще один интересный факт: большой мастер Ядегар Азизи из Германии с 2003-го представил более десяти панорам в технике фотографии с применением компьютерной графики. Художника вдохновляют самые разнообразные темы — заснеженный Эверест и джунгли Амазонки, столица Римской империи во времена императора Константина и разрушенный Дрезден в феврале 1945-го. А к двухсотлетнему юбилею лейпцигской «битвы народов» он с помощью специалистов создал трехмерную модель города. Затем компьютерная графика была перенесена на баннерную ткань. Казалось бы, все просто, но, поверьте, результат производит неизгладимое впечатление. Я видел одну из его панорам под названием «Берлинская стена». Разумеется, это все коммерческие проекты, и если бы вложенные деньги не возвращались сторицей, то новых полотен не появлялось бы. То есть панорамы по-прежнему актуальны и популярны. И классические, как в нашем случае, и созданные с использованием современных художественных средств.


Фото на анонсе: Сергей Пятаков/РИА Новости




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть