Всесоюзная бабушка

22.02.2019

Андрей САМОХИН

Фото: Георгий Зельма/РИА НовостиОна числилась в «малом советском пантеоне» наряду с Луначарским, Калининым, Семашко... Считалась одним из главных борцов со старорежимными пережитками в образовании, вдохновителем и организатором пионерии, а также — для самых маленьких — символом особого «ленинского» гуманизма и детолюбия. На волне перестроечной истерии эту женщину, тянувшую нелегкую лямку супруги вождя, а потом и его вдовы, всячески высмеивали в прессе, сводя ее профессиональную деятельность к отрицательным величинам. Накануне 150-летия со дня рождения Н. К. Крупской мы попытались спокойно проанализировать ее значение для отечественной педагогики.

Говоря о Крупской, как, впрочем, и о других большевиках, после революции наделенных сколь-нибудь значительными полномочиями, весьма непросто отделить привнесенные ими разрушительные, сектантско-догматические начала от их же собственных созидательных, государственнических устремлений. Хотя Крупская всегда оставалась в тени Владимира Ильича, пустым местом ее точно не назовешь — неглупая, образованная женщина с выраженной склонностью к педагогической деятельности.

Задолго до революции она печаталась в журнале «Свободное воспитание», а в 1915 году написала книгу «Народное образование и демократия». Уже в декабре 1917-го Надежда Константиновна возглавила Внешкольный отдел (с 1920-го — Главполитпросвет) в Наркомате просвещения. На этом посту Крупская стала заметным участником разгрома дореволюционной школы. Кроме того, занималась внедрением «самоорганизации учащихся», принципов политехнизма в качестве сквозного трудового воспитания, классового подхода в подборе учителей. Наконец, продвигала серьезнейшее сужение линейки гуманитарных предметов. С другой стороны, нельзя не упомянуть роль Крупской в успешной кампании по ликвидации безграмотности, созданию системы детских садов, яслей, пионерлагерей. Но не навеяны ли достижения «всесоюзной бабушки» партийными мифами? С этим категорически не согласна Елена Леванова, доктор педагогических наук, профессор кафедры социальной педагогики и психологии МПГУ.

— Крупская внесла ощутимый вклад именно как исследователь, ученый, — считает Леванова. — Гимназию она окончила на «отлично», училась, пусть и не до конца, на Бестужевских курсах, преподавала в вечерней школе, активно занималась самообразованием. В частности, прочла многих зарубежных классиков педагогики, ценила нашего гения — Константина Ушинского. В труде «Народное образование и демократия» Крупская поднимает вопрос о воспитании «нового человека» на основе мирового педагогического опыта, не прибегая к марксистской терминологии. Она пишет, что образование должно быть связано с этапами развития ребенка, с окружающей жизнью. То есть ее новаторские взгляды как педагога сформировались задолго до революции, а последняя лишь дала возможность применить их на практике.

Но разве Крупская не нагружала сверх всякой меры детско-юношеские массы сплошной идеологией? Леванова убеждена, что это не совсем так.

— Жена Ленина и не могла по-иному. И тем не менее сводить всю деятельность Надежды Константиновны к некоему начетничеству неверно. Думаю, она состоялась — и как педагог, и как организатор.

Фото: Л.Доренский/Фотохроника ТАСС— Прежде всего, надо отметить ценность ее подхода к личности ученика, — подтверждает кандидат исторических наук, доцент Российского государственного университета им. А. Н. Косыгина Михаил Юдин. — Крупская придавала этому очень большое значение, говорила об индивидуальности каждого ребенка, о том, что необходимо «индивидуализировать задания»: учитывать пробелы, более сильных ребят обучать углубленно, поддерживать таланты. Руководя внешкольным отделом Наркомпроса, Надежда Константиновна, по сути, выступила строителем внешкольного образования в масштабах всей страны. Разработала теорию коллективного воспитания и пионерского движения. Причем настаивала на организации «самих детей, а не для детей» — они должны научиться самоорганизовываться. Да, в теоретической области каких-то серьезных идей у Крупской нет. Но ее роль в отечественной и советской педагогике существенна, в первую очередь, в плане формирования человека-коллективиста.

А насколько справедливо мнение, что Крупская является «родительницей» советской пионерии? «Одной из главных «родительниц», — уточняет Елена Леванова. Название придумал Иннокентий Жуков — скульптор, педагог-новатор и видный деятель российского скаутского движения. Он же предложил знаменитый салют «Будь готов! — Всегда готов!», алый галстук и прочие заграничные фишки, адаптированные к советской действительности.

— Но пионерия во многом обязана Крупской, — уверяет Леванова. — Она поняла, что организационные принципы скаутов служат объективным отражением возраста — свойственных подросткам поведенческих моделей. И способствовала органичному слиянию последних с идеалами коммунизма. Именно общепедагогические находки и наблюдения Крупской позволили пионерской организации просуществовать так долго.

Не слишком ли елейный образ Надежды Константиновны — доброй «всесоюзной бабушки» — вырисовывается?

— Она была — живой человек со своими ошибками, — признает Леванова. — Не поняла системы воспитания Антона Макаренко. А еще называла «буржуазной мутью» сказку Корнея Чуковского «Крокодил»...

Добавим сюда, что ошибками и язык не поворачивается назвать то, что творилось с российской школой в 1920-е: предметность уроков смешалась, школьники, отобранные по классовости происхождения, объединившись в «учкомы», могли третировать учителей — «шкрабов», решать, что учить, а что нет. За всем этим стоял Наркомпрос, намеренный решительно покончить со старой «буржуазной» школой. И хотя Крупская спорила в деталях с наркомом просвещения Анатолием Луначарским, в главном они сходились. С их экспериментами Сталин покончил лишь в 1931-м, когда ЦК ВКП(б) принял постановление «О начальной и средней школе»: оно возвращало основные организационные нормы дореволюционного образования. После этого Крупскую фактически отстранили от Наркомпроса.

— И все-таки теоретические построения Надежды Константиновны по формированию детского коллектива и социализации ребенка нам еще пригодятся, — обещает Михаил Юдин. — А, скажем, ее принципы «трудового воспитания» ныне претворились в установку «ранней профориентации ученика». То есть наследие Крупской сейчас востребовано.

Спрашивается, почему же супруга Владимира Ильича не восприняла идей Макаренко? Он ведь тоже ставил трудовое воспитание во главу угла?

Фото: РИА Новости— Подходы у коллег были единые: самоорганизация учащихся, внимание к их индивидуальным особенностям, воспитание коллективизма, — отвечает Юдин. — Однако Крупская полагала, что это все должно работать на государство и общество, а Макаренко считал ключевой целью развитие самой личности ребенка. Например, знаменитый хозрасчет, введенный Макаренко в коммунах, был неприемлем для Крупской, поскольку сохранял капиталистическую мотивацию труда...

Постсоветские публицисты нередко обвиняли ленинскую вдову в драконовской чистке библиотек.

— Действительно, с 1920-го по 1930-й Крупская руководила Главполитпросветом РСФСР, который выдавал рекомендации к изъятию из обращения вредной литературы, — подтверждает собеседник «Культуры». — Но изымались не только идеологически недопустимые книги, а еще и произведения «порнографического характера». Вместе с тем известен случай, когда Крупская отвергла подготовленный подчиненными «запретительный список», содержащий творения Платона и других античных мыслителей.

В общем, по мнению Юдина, ответить на вопрос, что все-таки преобладало в профессиональной практике Крупской, разрушение или созидание, нельзя, оставаясь вне рамок исторического контекста.

— Накануне потрясений 1917-го резко упал авторитет государственной власти, и Русской православной церкви, увы, также, — рассуждает историк. — Начались поиски нового в искусстве, поэзии, культуре, педагогике. Различные свежие подходы были востребованы временем: какие-то из них несли благо, другие — нет. Отказ от христианской морали и духовных ценностей? Конечно, плохо. Распространение идей равенства, справедливости, коллективизма? Разве не прекрасно? Но и то, что гипертрофированные левые идеи признавались единственно верными и насаждались насильно, мы никак не можем признать делом хорошим. Как и фактический отказ от тысячелетней отечественной истории и классической литературы или же осуждение народных сказок, как «буржуазных». Но сегодня, справедливо не желая повторения подобных извращений, не стоит и тотально отбрасывать все полезное, что было наработано в те грозные годы — в частности в педагогике и конкретно — Надеждой Константиновной Крупской.


Фото на анонсе: Фотохроника ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть