Владимир Хотиненко: «Ленинская тема остается неисчерпаемой»

21.01.2019

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Вспоминая кончину основателя советского государства, «Культура» задала режиссеру сериала «Демон революции» Владимиру Хотиненко несколько вопросов. Могла ли смерть Ильича быть насильственной? Кому она была выгодна? Как развивалась бы история России, проживи Ленин еще пять-десять лет? Есть ли планы вновь обратиться к этой исторической фигуре в своем творчестве?

Фото: Сергей Киселев/mskagency.ru


— Для меня Ленин — ​герой пьесы, написанной на небесах. Допустить тот или иной вариант ее развязки — ​то же, что придумать альтернативный финал шекспировской или чеховской драмы. Никакие новые факты, которые требуется еще доказать, не изменят сути истории, однако, как и в любом сюжете, в ней присутствуют элементы детектива. Известно, что Ленин не раз ходил по самому краю — ​его чудом не опознали охранявшие Зимний дворец юнкера и отобравшие автомобиль бандиты, не убила пуля Фанни Каплан. Однако факт остается фактом: в 1922 году Ленин оказался практически исключен из политического процесса. Почему? Такова дра-ма-тур-гия.

Могло ли сложиться иначе? История не терпит сослагательного наклонения. Время вождя истекло, пришла пора перевернуть часы, и как бы ни старались альтернативщики прочертить гипотетическую канву дальнейшей ленинианы, у них получается неинтересно, а значит, к историческому Ленину мы будем возвращаться вновь и вновь. Не избежал этого и я. Сейчас готовлю киноверсию своего телесериала «Демон революции». Главной движущей силой картины станет поезд с запломбированным вагоном, доставивший Ильича в Петроград. И вот здесь случай играет огромную роль: если бы он не доехал, все точно пошло бы по-другому.

Роль революционного вождя была, безусловно, создана для Ленина. Однако он мог с ней разминуться, в последний момент успел вскочить на подножку. Почему именно он? Ленину было плевать на любые человеческие обязательства — ​перед немцами, товарищами, массами. Владимир Ильич ко всем относился одинаково, как к орудиям своей миссии. Для харизматичных пассионариев не существует нравственных законов, а лишь цели и средства, моральные нормы к людям, которых ведет рок, практически неприменимы. Речь не о жестокости, а соответствии предназначению, большой игре, революции. Затем занавес опустился, Ленин стал неудобной фигурой для вождей нового типа. Политическая изоляция Владимира Ильича была выгодна «творческому коллективу» ближайших соратников — ​свою роль сыграли неудовлетворенные амбиции стаи, которой стал неудобен вожак. Многие считали себя несправедливо обойденными Лениным, заслонившим их словно тень отца Гамлета. И после его смерти в 1924-м началась история «лебедя, рака и щуки», в которой все, кроме Сталина, доказали неспособность удержать власть.

«Демон революции»

Так же, как Ленин, в свое время сошли с исторических подмостков Цезарь, Чингисхан, Марат, Наполеон. Как и они, Владимир Ильич был величайшим актером исторической драмы, но что это был за человек, во многом остается загадкой. Что им двигало? Месть за брата — ​это не более чем лирика. Больше всего он хотел добиться справедливости, любой ценой, не взирая ни на какие жертвы. Эта идея заслоняла для него все. Во что она вылилась — ​другой вопрос, а в справедливости ведь нет ничего худого… В силу этого обстоятельства ленинская тема остается неисчерпаемой, но из-за полярного отношения сегодня его начинают забывать, а это очень жаль: Владимир Ильич — ​невероятная страница мировой истории.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть