Свежий номер

С чего начинается армия?

22.02.2018

Андрей САМОХИН

Столетие подписания Брестского мира связано — ​календарно и по сути — ​с вековым юбилеем рождения Красной армии. События, происходившие в 1918-м, гораздо многозначнее упрощенных политизированных оценок, которыми грешат как «левые», так и сторонники монархии. О тесном переплетении двух дат беседуем с известным историком и публицистом, советником ректора МПГУ Евгением Спицыным.

Спицын: С 23 февраля обычно связывают создание Рабоче-крестьянской Красной армии, хотя это, конечно, не совсем так. Соответствующий декрет СНК вышел 15 января 1918 года по старому стилю. Тогда предполагалось, что страна пройдет временную фазу власти «диктатуры пролетариата», а затем последует бесклассовое общество, где «органы насилия», т. е. полиция, армия, будут не нужны. Их место займет «простое вооружение народа».

культура: Похожее на Национальную гвардию, бывшую в начале Великой французской революции народной милицией, ополчением?
Спицын: Да, большевики многое пытались брать у своих французских предшественников. Но жизнь быстро развеяла иллюзии. Создание ВЧК для защиты самой революции стало началом образования силовых структур государства. Надо сказать, что в военном комиссариате первого состава советского правительства не было единоначалия: наркомат по военным и морским делам возглавлял «триумвират» из Владимира Антонова-Овсеенко, Николая Крыленко и Павла Дыбенко. Основания для формирования армии были просты: она набирается «из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся масс», доступ в ее ряды открыт для всех граждан республики не моложе 18 лет. То есть в декрете никаких классовых запретов не было, но декларировалось определенное идеологическое кредо красноармейца: «каждый, кто готов отдать свои силы, свою жизнь для защиты завоеваний Октябрьской революции, власти Советов и социализма». Полное государственное довольствие и 50 рублей в месяц — ​таковы были выплаты военнослужащим. Членам их семей также гарантировался продпаек и ежемесячные выплаты.

культура: Красная армия создавалась для борьбы против внешнего врага молодой советской республики или была нацелена на ведение гражданской войны?
Спицын: Нет, никакой войны не предполагалось, и скажу больше: она бы и не началась, если бы не мятеж Чехословацкого корпуса в конце мая 1918 года, инициированный странами Антанты. Армия — ​важный элемент государственного строительства: она была призвана защищать новую власть от ее вооруженных противников, равно как и границы от внешних врагов.

культура: Однако как раз большевики вскоре сдали западные границы и земли за ними кайзеровским войскам, подписав «похабный» Брестский мир…
Спицын: Все было не совсем так. Большевики поначалу не собирались воевать с немцами, рассчитывая на скорый переворот в Германии, выход ее из мировой войны и дальнейший тесный союз двух революционных правительств. Но жизнь оказалась одновременно жестче и сложнее теоретических схем.

культура: Речь о том, что немецкая армия не спешила обратить штыки против своих «буржуев» и начала захват Украины, Прибалтики, создав прямую угрозу Петрограду?
Спицын: Опасность для города возникла еще в сентябре 1917-го, после того как немцы взяли Ригу. Большевики были абсолютно ни при чем: здесь вина лежала на Временном правительстве. Массированное наступление на немцев и австрийцев планировалось вместе с союзниками еще в апреле 1917 года, но было сорвано и перенесено на июнь, о чем трубили все газеты. Немудрено, что оно полностью провалилось.

культура: На счет «ни при чем» можно поспорить: большевистские эмиссары (вместе с агитаторами из других революционных партий, конечно) активно разлагали армию весь семнадцатый год.
Спицын: Они просто слышали народ в шинелях: большая часть солдат и многие офицеры не хотели продолжать войну, утратили доверие и к командованию, и к гражданским властям. Большевики поняли, что проблемы мира и земли — ​самые насущные для народа. Они сумели четко ответить на запросы эпохи в двух первых декретах, поэтому и перехватили власть.

Вернемся к «похабному» «тильзитскому» Брестскому миру, как его назвал сам Ленин. Переговоры шли в три этапа, и с последним из них тесно связано рождение Красной армии. На втором раунде переговоров, который проходил в январе 1918 года, советскую делегацию возглавлял Троцкий, занимавший пост наркома иностранных дел. Он всячески оттягивал соглашение, мотивируя это тем, что воевать с немцем некому: старая армия уже не существует, а новая еще не создана. Подписание сепаратного мира с Германией означало бы нарушение обязательств России перед странами Антанты. Было опасение и окончательного раскола европейского социал-демократического движения.

культура: А со стороны немецкого генштаба сепаратный мир был, наоборот, главной задачей. Не об этом ли его представители договаривались с большевиками, когда пропускали их в апреле семнадцатого в пломбированных вагонах в Петроград?
Спицын: Это сказки. Ныне уже и экранизированные. Никаких обязательств перед кайзеровским генштабом Ленин не брал. И он не пользовался услугами международного афериста Парвуса (Гельфанда). С Парвусом эсдеки к тому времени вообще порвали все контакты.

Итак, первые переговоры с немцами в Брест-Литовске окончились перемирием, обставленным многочисленными уловками. Подноготная такого поведения большевиков была проста: они ждали, что кайзера со дня на день сметет революция. Германия в начале ХХ века перехватила у Англии роль мастерской мира. Но она критически зависела от продовольственных поставок из России. Та, в свою очередь, была главным рынком потребления немецкой техники. Это сотрудничество было мощным мировым фактором. Большевики именно поэтому рассчитывали, что победа социалистической революции одновременно в двух странах сделает дальнейший «мировой пожар» неизбежным.

культура: Но революция произошла в Германии только в ноябре 1918-го…
Спицын: Да, а в январе 1918-го немецкие переговорщики сообразили, что их водят за нос. Тогда они поставили первый ультиматум. Генерал Гофман выложил на стол карту, по которой граница России смещалась глубоко на восток, спускаясь по линии восточнее Моонзундского архипелага, Риги, западнее Двинска на Брест-Литовск. От страны «откусывалась» территория свыше 150 тыс. кв. км. Но этот ультиматум был не последним. Наша делегация тогда отбыла в Петроград для консультаций. Троцкий демонстративно ушел с поста наркоминдел.

Ситуация осложнилась тем, что на Украине шла гражданская война между гайдамаками УНР и сторонниками Советов. Первые пошли на то, чтобы попросить у немцев и австрийцев военной помощи. Согласно 3-му Универсалу УНР, озвученному в ноябре 1917-го, в состав Украинской народной республики вошло девять бывших губерний Российской империи (изначально претендовали на пять). И вот в конце января 1918-го эти самостийники подписали с германским командованием так называемый «малый Брестский мир», по которому фактически сдали немцам огромную и богатую землю. Кстати, Троцкий еще в декабре предупреждал, что СНК не признает отдельных немецко-украинских соглашений. Но такие заявления мало волновали Германию. У них тоже была критическая ситуация: несмотря на введение продовольственных карточек и продразверстки, бушевал голод. Немцам захват Украины представлялся спасением и козырем в разговоре с большевиками. Продукты из малорусских деревень немедленно пошли составами в Дойчланд. Так украинские националисты расплачивались со своими «помощниками». Части кайзеровской армии начали оккупацию Украины, дойдя к лету до Воронежской и Курской губерний, заняв часть Таманского полуострова и Донской области с Ростовом.

Но и севернее их дела обстояли неплохо: немцы захватили Польшу, большую часть Белоруссии, Литву, часть Латвии. Причем эти территории сдали не большевики, а царская армия во время летнего отступления 1915 года.

культура: Тогда Германия и решила поставить перед Смольным вопрос о сепаратном мире и аннексии территорий?
Спицын: Именно. И здесь надо уточнить: если Троцкий выбрал свою позицию — ​«ни войны, ни мира, а армию распустить» — ​как неизменную, то Ленин (о чем не все знают) призывал придерживаться ее только «до очередного германского ультиматума». И тот был выставлен в середине февраля. Но перед этим немцы прервали затянувшееся перемирие и начали наступление широким фронтом. Практически не встречая сопротивления, передовые отряды двигались вглубь России — ​иногда со скоростью до 50 км в сутки. До Питера оставалось рукой подать…

культура: Иван Бунин в «Окаянных днях» воспроизвел разговоры некоторых горожан того времени: «Ну вот, немец придет, наведет порядок».
Спицын: Не думаю, что писатель отразил настроение большинства, для которого германские войска были и оставались вражескими. Большевикам пришлось для элементарного выживания становиться на позиции государственников-оборонцев. В статье «Тяжелый, но необходимый урок» Ленин записал: «Мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о неисполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве…»

Перед этим в ЦК РСДРП (б) шли ожесточенные споры на тему, что делать. Фракция «левых коммунистов», возглавляемая Николаем Бухариным, Феликсом Дзержинским, Александрой Коллонтай, категорически отказывалась от каких либо контактов с немцами. Мотивация — ​«несмываемый позор от сговора с немецкими империалистами». Ленин же считал такую позицию «грубейшей политической ошибкой». На двух заседаниях ЦК он и его сторонники оказались в меньшинстве. И тогда немцы двинулись вперед — ​к Нарве и Пскову. И с этими событиями позже как раз и стали связывать рождение Красной армии 23 февраля.

культура: Что на самом деле произошло в этот день?
Спицын: В офицерах русской армии проснулось чувство национальной гордости, государственного самосохранения. И они, презрев классовые предрассудки, политические разногласия, вместе с добровольцами-красногвардейцами в составе наспех собранных «сводных частей» возглавили отпор наступавшим на нескольких участках. Под Нарвой у станций Йыхви и Кохтла бронепоезд путиловских рабочих своими удачными действиями заставил немцев на время отступить.

При этом Нарвскую оборону организовал бывший командующий 12-й армией генерал-лейтенант Дмитрий Парский, а псковскую — ​полковник Генштаба Иордан Пехлеванов — ​этнический болгарин. Вместе с латышскими революционными стрелками и рабочими сражались остатки частей 70-й пехотной, 15-й кавалерийской дивизий, офицеры 15-го Украинского гусарского, 15-го Татарского уланского, Копорского пехотного полков, некоторых других частей старой армии. В то время как отряды красных моряков во главе с председателем Центробалта Павлом Дыбенко после немецкого артобстрела самовольно оставили линию обороны у Нарвы и бежали в Гатчину, штабс-капитан Александр Бржезицкий со своей батареей, не будучи красноармейцем, героически отстреливался от превосходящих германских сил.

культура: Многие, кстати, считают его прообразом поручика Мышлаевского в «Белой гвардии» Булгакова.
Спицын: И, как литературного героя, судьба привела Бржезицкого в конце концов в ряды Красной Армии…

культура: Но в итоге ни красногвардейцы, ни офицеры не смогли остановить наступления немцев? И никакой военной победы 23 февраля не случилось?
Спицын: С одной стороны — ​так. Псков три раза переходил из рук в руки и в конце концов был сдан. Нарва пала 3 марта, в день подписания Брестского мира. Однако части под командованием генерала Парского в конце февраля все же затормозили немецкое наступление на Петроград, закрепившись на станции Кохтла. Бескровной и быстрой победы у германцев не выходило. И хотя кайзеровцы многократно превосходили мощью и организованностью юную Красную армию, последняя в этих боях действительно начала формироваться не на бумаге декрета, а в боях, объединяя людей общим чувством защиты Отечества. А правительство большевиков ясно осознало, что лозунговая стихия, анархия вместо субординации, никогда не позволит создать силу, способную защитить страну от раздербанивания. Ленин объявил «беспощадную войну революционной фразе о революционной войне». Старым «военспецам» широко открыли красноармейские двери, и они туда массово пошли.

культура: Можно ли сказать, что уже тогда начался раскол большевистской верхушки на резко антагонистические в будущем силы: крайних интернационалистов, которые относились к России как к вязанке хвороста для мирового пожара, и, условно говоря, «имперцев»?
Спицын: Да, разделение обозначилось уже тогда и персонифицировалось в лице Бухарина с Пятаковым, с одной стороны, и Ленина со Сталиным — ​с другой. Вождь мирового пролетариата, переступив через некоторые свои прошлые установки, четко заявил, что в условиях неготовности мировой пролетарской революции мы стоим на почве создания сильной пролетарской государственности. И было сделано все для построения нового социалистического государства. Была найдена правильная мотивация и для царских офицеров, составивших костяк комсостава РККА, и для гражданских сотрудников, численность которых во всех ключевых наркоматах, требовавших специальных знаний, достигала, по данным многих историков, все первые годы советской власти 90–95 процентов.

культура: Какой была обстановка перед подписанием Брестского мира?
Спицын: Крайне напряженной. Немцы по-прежнему нависали над Петроградом. Состоялось два экстренных заседания ЦК, на которых Ленин смог уговорить однопартийцев подписать мир на германских условиях (он пригрозил даже выйти из состава ЦК) и немедленно отправил шифровку об этом в Брест. Немцы в ту же ночь, с 23 на 24 февраля, перестали наступать, и это спасло столицу от оккупации с непредсказуемыми последствиями для страны. Правда, на Юге России наступление австро-германских войск продолжалось до лета 1918 года.

Да, договор был чудовищным: захватчикам отдавались огромные, в том числе исторически русские, территории, миллионы соотечественников. При этом Владимир Ильич был абсолютно прав, когда говорил, что в столь унизительных и «похабных» условиях Брестского мира виноваты прежде всего «наши горе-«левые» Бухарин, Ломов, Урицкий и Ко». Но надо признать, что Ленин в отличие от многих своих товарищей умел смотреть на ситуацию стратегически, масштабно — ​предвидя, что все потери России скоро к ней вернутся, поскольку кайзеровская Германия «не жилец». И действительно, как только 11 ноября 1918 года Германия подписала капитуляцию перед Антантой, Брестский договор был немедленно денонсирован РСФСР.

культура: День защитника Отечества давно стал всенародным. Почему политический контекст перестал иметь значение?
Спицын: Конечно, дата во многом условная, никакой победы тогда одержано не было. Но зато в этот день увидело свет историческое воззвание СНК «Социалистическое отечество в опасности!». Красная армия прошла крещение в боях с иностранными интервентами. Причем не как мифическая «классово-революционная», а как общенародная российская воинская сила, наследующая своим историческим предшественницам. А праздник отмечать начали в 1922-м, когда вышло соответствующее Постановление Президиума ВЦИК РСФСР.

23 февраля с иноземными захватчиками, как и в прошлые века, плечом к плечу сражались представители разных классов, сословий и политических воззрений. Потому и праздник этот — ​наш общий. Вряд ли стоит выдумывать новый.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел