Свежий номер

Танки правды не боятся

17.08.2017

Нильс ИОГАНСЕН, Смоленская область

75 лет назад, 7–10 августа 1942 года, по версии историков, рядом с городом Сычёвка Смоленской области произошло встречное сражение, по своим масштабам превосходящее знаменитый бой под Прохоровкой. И советская группировка там якобы потерпела сокрушительное поражение. Однако в воспоминаниях военных об этом событии почему-то не сказано ни слова. Корреспондент «Культуры» отправился к местам боев и расспросил местных жителей и специалистов о том, что происходило с противоборствующими сторонами на этом небольшом участке фронта. 

Памятник погибшим односельчам в д. Хлепень

Как предполагается, битва бронированных машин состоялась у деревни Хлепень, которая находится на полдороги от Зубцова до Сычёвки. Поле, где тогда вроде бы сошлись танки, недавно обозначили — на обочине трассы стоит свежий плакат, рассказывающий о противостоянии «добра и зла» и «грандиознейшем» танковом сражении. Первое — бесспорно, второе вызывает сомнения.

Виртуальные дивизии

Около 950–1000 единиц БТТ — таковы были силы РККА на сычёвском направлении, у 20-й и 31-й армий. Всего в первой Ржевско-Сычёвской операции участвовало 1700–1800 наших танков, цифры хорошо известны, и их никто не пытается оспорить.

А вот с противником все сложнее. Нашим войскам противостояли три дивизии Panzerwaffe — 1-я, 2-я и 5-я. Если считать по штатам 1940–1941 годов, то там имелось бы 600–700 «панцеров». Теоретически.

«После поражения под Москвой, а также боев первого года войны, полнокровных танковых дивизий в вермахте на восточном фронте не осталось. Можно говорить о наполнении техникой в среднем на уровне 50–60 процентов, да и то далеко не везде. Более того, часть соединений «раздергивали» до уровня полков и даже меньше, хотя на бумаге они оставались как бы дивизиями», — объясняет историк БТТ Юрий Пашолок.

Именно такой картина была на «Ржевском выступе». Большую часть бронетехники летом 1942-го изъяли и отправили на юг — под Харьков, Ростов и Сталинград — и вместо «панцеров» стали вооружать противотанковой артиллерией, причем новейшей — длинноствольными 75-миллиметровыми орудиями Pak-40 и не менее эффективными Pak-38 (50 мм). Документы об этом опубликованы и находятся в открытом доступе. В общей сложности на три дивизии осталось до сотни машин — факт уже давно установлен историками. 

«31-я армия превосходила противника по БТТ в 22 раза, 20-я — в 7,2 раза. Если брать в среднем — в 15 раз, — рассказывает кандидат исторических наук, замдиректора по науке Тверского государственного объединенного музея Светлана Герасимова. — Учитывая то, что в этих соединениях наступало около тысячи машин, можно говорить где-то о 70–80 вражеских танках на ржевском направлении в совокупности. Из них на сычёвском — до полусотни».

Соответствуют ли эти выкладки действительности? Спросим у очевидцев.

«Не было тут немецких танков вовсе, никто их у нас не видел. Может, где и были, но у нас точно одни мотоциклы германские катались да грузовики с подводами, даже броневиков не встречалось», — вспоминает старейшая жительница деревни Хлепень, 90-летняя Анна Петровна Смирнова.

Баба Нюра, как все ее называют, не выглядит на свои годы, ей с виду лет 60–70. На память не жалуется, помнит все — и как наши отступали в 1941-м, и как гитлеровцы приехали, кто где стоял, у кого жили оккупанты, что делали. 

В округе БТТ тоже отсутствовала, тяжелую технику летом 1942-го никто не видел и не слышал. И укреплений фашисты здесь тогда не строили. К чему бы это?

Пропавшие в болоте

Непосредственно в Хлепени нет братских могил и иных свидетельств тяжелых боев, стоит лишь обелиск — в память погибших на фронтах односельчан. На полях трактористы до сих пор выкапывают плугами «эхо войны», но детали от танков среди опасного металлолома не попадаются.

«Мой муж всю жизнь тут механизатором проработал, практически при каждой вспашке появлялись опасные находки. А сколько народа погибло от всяких боеприпасов... Конечно, в основном подрывались (и продолжают подрываться) по дурости — разбирают мины и снаряды, пытаются глушить рыбу взрывчаткой. Только вот траков и прочих деталей танков на полях никто не находил. А плакат тот про встречный бой вызывает у всех большое недоумение», — утверждает заведующая Хлепенской библиотекой и сельским музеем Любовь Андреева.

Куда же делись наши танки? Ведь известно, что 6-й и 8-й корпуса наступали именно по направлению на Хлепень. Но потом 8-й внезапно повернул на Карманово, а 6-й — под Зубцов.

«Все просто — до нас машины не доехали несколько километров, танки завязли. Во-первых, там болота, для бронетехники совершенно непроходимые. Во-вторых, прошли сильные дожди — Вазуза разлилась, это усугубило бездорожье. Почти 300 танков намертво застряли в грязи, их потом долго из нее доставали. Некоторые я помню. Спустя 20–30 лет, в 70-х, недалеко от нас был найден Т-34, его потом увезли в Кубинку», — говорит краевед Алексей Иванов, бывший директор школы с. Хлепень (закрыта в 2015-м).

Таким образом, большие потери действительно были. Ведь неважно — перебили танку гусеницу, у него сломался мотор или он напрочь застрял в болоте. Машина не в строю — и точка. Хорошо хоть в результате этого дикого «оффроуда» никто не погиб, немцы немного отошли и дали возможность танковым корпусам Красной армии спокойно зарываться в грязь. Именно поэтому фашисты и не строили укреплений.

«Только по 20-й армии в боевые потери списали 255 танков, я как раз недавно смотрел в ЦАМО документы по Погорело-Городищенской наступательной операции — это часть Первой Ржевско-Сычёвской. При этом докладывается об уничтожении 200 вражеских машин. Конечно, кое-где танковые бои все-таки случались, но небольшие и точно уж не встречные. Наши войска освободили Карманово, там у немцев имелась бронетехника, да они и сами не скрывают, что ее потери оказались существенными», — объяснил директор музея «Богородицкое поле» Игорь Михайлов.

Действительно, в документах противника есть данные об убыли 40–60 процентов БТТ. Между прочим, и по причине утопления в болотах: спустя много лет после войны один «панцер» нашли в трясине около деревни Муковесово. У краеведов есть на примете еще несколько мест, где доблестные немецкие мехводы заехали не туда. Так, при попытке пройти по старой гати в трясину ушла целая колонна — две «двойки», «тройка», БТР и грузовики.

Но около половины от выше посчитанных 50 гитлеровских машин — это примерно 25–30 единиц потерянной техники, включая утопленную в бездонных сычёвских болотах. Очень похоже на правду, с советскими документами совпадает. Это штабы писали о сотнях уничтоженных вражеских танков, а на низовом уровне отчитывались честно, ведь за недостоверную информацию можно было и в штрафбат угодить. Скажем, герои-артиллеристы одной из батарей (документ есть в распоряжении «Культуры») уничтожили достаточно врагов, немцы несли потери — здесь и живая сила, и минометы, и артиллерия... Но танков в рапорте почему-то совсем нет. И подобных бумаг более чем достаточно.

Рождение легенды

Ржевско-Сычевская наступательная операция

Таким образом, истина крайне незамысловата: из-за ошибок командования выдвижение танковых корпусов на Хлепень сорвалось, переправиться через Вазузу и прорвать оборону немцев не удалось. Пришлось на ходу менять план действий. В результате фланговых ударов были освобождены Зубцов и Карманово. Казалось бы, это успех. Но в начале сентября генералы, которые спланировали танковые прорывы, получили по шапке. Большой показательной порки не случилось исключительно потому, что машины потихоньку доставали из болот и возвращали в части. Однако дело завели, и кое-кто отправился на лесоповал.

«Вывод был такой, что поспешное создание мобильных танковых групп не принесло пользы, они даже не вышли за линию пехоты, неоднократно «терялись» и т.д., — отметила Светлана Герасимова. — Больше всего критики досталось генерал-майору Александру Бычковскому, который, собственно, и командовал бронетехникой. В начале 1943-го его арестовали, судили и дали 10 лет лагерей».

Документ за подписью «Иванов» ныне тоже находится в свободном доступе, а кто скрывается за этим псевдонимом, всем хорошо известно. Вождь явно был в ярости, и его можно понять. Причем проблема заключалась вовсе не в застрявших в грязи танках, а в провале стратегического плана.

«Нам сейчас говорят, что все Ржевские операции были направлены на то, чтобы связать силы противника, не дать ему перебросить части на юг, но вышло иначе, — считает Алексей Иванов. — Как раз немцам удалось это осуществить, они оставили танковые дивизии, существующие практически только на бумаге, под Сычёвкой и Зубцовом, а большинство машин оттуда вывели. Соответственно, эти танки наступали под Ростовом, Харьковом, они рвались к Волге и Кавказу. Напротив, почти две тысячи Т-34 и КВ бессистемно катались под Ржевом, достигнутые ими успехи оказались довольно скромными. А ведь эти силы могли принести пользу на других участках фронта. В общем, наши генералы попались на германскую «дезу».

Любопытно, что делом Бычковского занимались не чекисты-особисты, а контрразведчики, то есть искали не банальных «врагов народа», а шпионов. И, судя по тому, что генерал отделался так легко, поиск оказался не очень удачным — в места не столь отдаленные отправился лишь исполнитель, а те, кто отдавал приказы, вышли сухими из воды.

Между тем вопросы поднимались более чем острые.

— Почему немцы заранее узнали о нашем наступлении?

— Почему никто не отследил массовый вывод БТТ противника на юг? Несколько сотен машин — не иголка, их перемещение спрятать невозможно.

— Почему при наступлении на своей земле (в 200 км от столицы, где военные должны, по идее, знать каждый куст) генералы «забыли» про обширные болота на берегах Вазузы и Гжати?

— Почему не приняли во внимание дожди и разлив рек?

— Почему танки катались «сами по себе»?

— Почему проворонили появление в вермахте новых противотанковых пушек? Позже, осенью 1942-го, во время операции «Марс» они сильно проредили бронетехнику РККА.

Однако расследование странных внедорожных танковых путешествий, по сути, тогда провалилось. Да и было не до того — требовалось воевать. Впоследствии историю решили несколько «скорректировать». В 1960-м вышла книга начальника штаба 20-й армии генерала Леонида Сандалова, именно в ней впервые появилась цифра — полторы тысячи танков.

«Обе стороны ввели в бой 9 августа почти все войска, предназначенные для действий на зубцовском, сычёвском и кармановском направлениях. Общее число танков, принявших участие в боях в дни встречного сражения, в войсках правого крыла Западного фронта превышало 800, а в войсках левого крыла группы армий «Центр» было около 700. Из этого количества в полосе 20-й армии действовало 255 танков 20-й армии и 334 танка подвижной группы фронта. Враг бросил в полосу 20-й армии свыше 500 танков», — это цитата из книги «Погорело-Городищенская операция».

Мемориал на въезде в Сычевку

Разумеется, обнародование новой «правды» возмутило ветеранов ВОВ и краеведов. Тем более что тогда люди, прошедшие войну, были еще довольно молоды и полны сил.

«Работал у нас краевед Николай Манько, он занимался непосредственно этим танковым «сражением». Встречался с воевавшими, с местными жителями, собирал информацию, — рассказала директор Сычёвского краеведческого музея Елена Советникова. — Сегодня его уже нет в живых, да и материалы его исследований не сохранились. В начале 70-х ему запретили «копать», а все записи изъяли». 

«Тема ждет своих исследователей, она совершенно не изучена, — считает Светлана Герасимова. — Даже в официальной истории можно найти упоминания о том, что секретность проведения первой Ржевско-Сычёвской операции была утрачена. Соответственно, противник успел подготовиться. А про утопленные танки есть и у Сандалова. Правда, там у него написано про десятки, а не сотни застрявших в болотах машин».

Около желтого плаката останавливаются автомобили, люди фотографируются, выходят на само поле, в недоумении смотрят по сторонам. Приехав домой, они залезут в интернет и прочтут рассказы о том, что тут якобы «бездарно бросили на убой сотни танков и тысячи бойцов». К сожалению, подобные статьи далеко не редкость. О том, что они имеют мало отношения к действительности, еще придется написать не одну книгу.


Фото на анонсе: Николай Максимов/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел