Зачем американцы «съели» Кука

30.03.2017

Андрей САМОХИН

Знаменитый полярник, писатель и ученый в новой книге «Фредерик Кук на вершине континента. Возвращаем Мак-Кинли великому американцу» доказательно опроверг вековую напраслину, возводимую на первопроходца Северного полюса с подачи коварного антипода — коммандера Роберта Пири. Труд, который автор проделал за 14 лет, включает анализ уникальных документов и описание натурного эксперимента: покорения высочайшей горы Америки российскими альпинистами — строго по маршруту Кука. О значении этой сенсации в мировой географии, о вечной дихотомии честолюбия и морали в истории великих открытий беседуем с директором клуба «Приключение» Дмитрием ШПАРО.

культура: Что побудило Вас засесть за книгу: поиск истины или какие-то личные мотивы?
Шпаро: Личный мотив — реабилитировать великого американского коллегу, оболганного при жизни конкурентом; восстановить историческую справедливость, исправив в итоге статьи в энциклопедиях. Все — очень личное! Дело в том, что человек, необязательно первым, как мы на лыжах в 1979-м, но в любом качестве оказывающийся на макушке планеты, приобщается к некоему неформальному полюсному братству. И все, что связано с этим особым местом, начинает воспринимать как свое кровное. Такова магия заветной точки. А здесь речь идет о первопроходцах…

До сих пор в справочных изданиях указывается коммандер ВМС США Роберт Пири, который, с его слов, достиг Северного полюса на собачьих упряжках в сопровождении чернокожего слуги и четырех эскимосов 6 апреля 1909 года.

культура: В русскоязычной «Википедии» сообщается, что этот факт оспаривают серьезные исследователи…
Шпаро: Но в большинстве западных, да и наших бумажных энциклопедий и учебников Пири называется открывателем полюса. В советское время он считался почти «иконой». Замалчивались его расизм, непомерное тщеславие, высокомерие, потребительское отношение к людям. Помню, как еще до нашего лыжного похода с благоговением читал книгу Пири «Северный полюс» издания 1937 года. А во время маршрута даже выписывал оттуда цитаты, которые вставлял в корреспонденции для «Комсомольской правды».

культура: Интересно, а мы-то почему так некритично относились? Ведь уже в 30-е были получены советские данные, заставлявшие усомниться в правдивости броска Пири к полюсу…
Шпаро: Он был официальным героем для Америки, мы же тогда, вопреки идеологии, как бы немного кланялись Штатам. Когда я в полярном смысле «повзрослел», узнал побольше, то в нашей с географом Александром Шумиловым работе 1987 года «К полюсу!» появилась глава про Пири и Кука, где приводились разные мнения о приоритете того или другого.

Справедливости ради надо сказать, еще в 1969-м в США вышла книга американского писателя Теона Райта «Большой гвоздь», автор которой довольно презрительно писал о методах и самой сути «полярного подвига Пири» и воздавал должное Куку. Позже к советскому изданию сочувственное предисловие подготовил академик Алексей Федорович Трешников — океанолог, географ, полярный исследователь.

культура: А сегодня что Вы думаете об этом споре?
Шпаро: Как и большинство ученых (подчеркиваю — ученых), я уверен, что Пири и близко не подошел к полюсу, а Кук годом ранее побывал если не в самой точке, то где-то рядом. При этом первый сделал все для дискредитации соотечественника, не гнушаясь подлогом, подкупом свидетелей, ложью. Собственное же «достижение» он обосновал весьма слабо, что становилось все яснее по мере развития арктической науки и исследований океанических льдов. Пири продвигался к полюсу с совершенно невероятной скоростью и еще быстрее — обратно по своим следам, хотя постоянно дрейфующий лед сделал бы такой маршрут невозможным. При этом сам он был крайне неважным штурманом. Напротив, о правдивости Кука говорит такой факт: не зная о направлении дрейфа, на обратном пути он не нашел своего депо на земле, это поставило под угрозу жизнь всего отряда и вынудило к непредусмотренной зимовке. Кстати, зимовка с двумя инуитами на острове Девон в тесной, промерзшей пещере (питались только мясом и жиром убитых животных) должна быть внесена в историю освоения Арктики как самое выдающееся приключение, окончившееся счастливо.

С другой стороны, открытие нашими и зарубежными полярными летчиками огромных дрейфующих ледяных островов, неизвестных в ту пору науке, один из которых, приближаясь к полюсу, довольно точно описал Кук, — тоже свидетельствует в его пользу.

культура: Вам стало просто обидно за Фредерика?
Шпаро: Когда я принялся разбираться в этой запутанной истории, сразу всплыли два обстоятельства, всю жизнь висевшие над Куком как дамоклов меч. Первое — потеря части его полярных записей и приборов, которые он вынужден был оставить в северной Гренландии и которые бесследно исчезли после того, как там побывали люди Пири. Последний также привез «показания» двух эскимосов, сопровождавших Кука: якобы они подтвердили, что тот никуда особо не ходил, а написал полярный дневник вблизи материка.

Вторым и, как ни странно, главным «обличением» стала история с покорением высочайшей горы США Мак-Кинли на Аляске. При активном участии могущественного «Арктического клуба Пири» Фредерика Кука обвинили в том, что он сфальсифицировал свое восхождение на пик с напарником Эдуардом Барриллом в 1906 году, описанное в великолепной книге «К вершине континента». Обвинение тут же экстраполировали на достижение полюса, мол, единожды солгав…

Мак-Кинли. 2002

По стечению обстоятельств мой ныне знаменитый сын Матвей отправился в 2002-м на Мак-Кинли в составе команды из 11 человек, среди которых двое были колясочниками. Они взошли на гору за 45 дней, и это достижение сделалось сенсацией. Ребята-инвалиды поднимались по исключительно крутой стене на одних руках. Из поездки Матвей привез купленный на Аляске роскошный альбом о Мак-Кинли известного американского фотографа Уошборна. Меня поразило, что половина текста в нем была посвящена разоблачению «жульничества» Кука вековой давности.

Если человека ругают, выражают сомнения в нем — подобное бывает, но когда вот так — с маниакальной злостью, то это настораживает. Явные передергивания, бросавшиеся в глаза, вызвали невольное сочувствие, а затем и симпатию к этому выдающемуся человеку.

Я связался с американским Обществом доктора Фредерика Альберта Кука и получил массу материалов, включая фотографии, копии документов. Сначала думал написать биографическую книгу о путешественнике для серии «ЖЗЛ», но в процессе понял, что больше нужна не беллетризованная биография, а добротное исследование, посвященное восхождению на Мак-Кинли и всей последующей катавасии. Остальную обширную информацию оставил для двух, как предполагаю, будущих томов. А для первого пришлось еще добрать фактов и документов из разных заокеанских архивов. В итоге работа затянулась на годы…

культура: Предисловие к Вашей книге написал почетный президент РГО, научный руководитель Института географии РАН, академик Владимир Котляков. Он Ваш единомышленник?
Шпаро: Да. Я обратился к Котлякову за консультацией по поводу движения ледников на Аляске. Прочитав рукопись, Владимир Михайлович загорелся, сказал, это готовая докторская по географии, предложил себя в качестве автора предисловия, за что я ему очень благодарен.

Виктор Афанасьев и Олег Банарь на вершине Мак-Кинли с книгой Ф. Кука

Меня удивило, что существует цепочка людей, через десятилетия передающих в США своеобразную эстафету ненависти к Куку. Ниспровергатели в один голос приводят доводы, якобы подтвержденные проверочными экспедициями: дескать, взойти на аляскинский пик по пути Кука невозможно. Поскольку мы сами «клуб экспедиций», то в 2006 году решили проверить сей тезис. Пригласили двух классных альпинистов с огромным опытом — Виктора Афанасьева и Олега Банаря. И вот эта двойка только с веревками и ледорубами в точности повторила маршрут Кука по его дневнику — вплоть до мелких деталей. И лицезрели те же самые виды, что и двое американцев столетием раньше. То есть правда Кука была полностью узаконена… Внутренняя уверенность соединилась с фактами.

культура: За что цеплялись хулители Фредерика? Не дал ли он сам повод к сомнениям?
Шпаро: Увы, дал. Это можно назвать неосмотрительностью исследователя или даже легкомыслием. В своей книге о покорении Мак-Кинли Кук, который являлся великолепным фотографом, разместил снимок Баррилла, позировавшего с американским флагом как бы на самой макушке. Но потом было с улюлюканьем доказано, что кадр сделан на одной из более низких вершин. Покорителю главной высоты Америки, очевидно, показалось, что обедню не испортит качественное постановочное фото, снятое при спуске на горе, похожей по очертанию на «призовую». Тем более что, по свидетельству Кука, на пик они взошли на последнем издыхании и смертельно замерзшие. На съемку, видимо, просто сил не хватило. А может, снимок не получился, фотоаппарат замерз… Стремясь лучше иллюстрировать книгу, не рассматривая фотографию в качестве документа, автор не придал собственной маленькой уловке значения. Когда же его победные аляскинские лавры внезапно начали поливать грязцой, а после и вовсе грубо сорвали вместе с арктическими, признаться в подмене он не смог — это значило бы для него расписаться в общем обмане. Попал в ловушку. Возникла летучая фраза, которую бросали ему в лицо при жизни и повторяют по-прежнему: «Доктор Кук, докажите, что вы были на Мак-Кинли, и тогда мы поверим, что вы были на Северном полюсе».

культура: Там ведь, кажется, фигурировало предательство…
Шпаро: Главным стало коварство Баррилла. Он, за 5000 долларов (очень большие тогда деньги), переданные ему агентами Пири, лжесвидетельствовал против компаньона, положив руку на Библию. Поведал суду, что они не осилили и полпути к вершине, решив сфальсифицировать восхождение. И даже представил альтернативный план маршрута. Я привожу его в книге. При этом в дневнике Баррилла имеется зарисовка одной из вершин — но ее можно увидеть только из той точки, до которой они, по словам автора, не дошли. Самое интересное, что блокнот оказался в семейном архиве Пири. Частная коллекция! И наследники до сих пор не дают разрешение на публикацию рисунка. Вот уж действительно — скелет в шкафу.

Подручные Пири позже устроили настоящую травлю Кука, и он вынужден был бежать из страны. Применялись подлые методы. Так, некие «доброжелатели-специалисты» предложили Куку помочь восстановить за небольшую плату его утерянную навигацию по дороге к полюсу. Он согласился, а те, будучи засланными казачками, сразу побежали в газету, клятвенно утверждая, будто Кук их нанял, чтобы сфальсифицировать задним числом маршрут. Одна грань этой истории — чистое сияние Арктики, свет человеческого мужества и дерзания, а другая — грязная возня дельцов…

культура: Презентовали ли Вы результаты расследования за океаном?
Шпаро: К сожалению, в США мы не догадались договориться о публичной лекции по горячим следам восхождения Афанасьева и Банаря. Возможно, это еще впереди. Перевод же книги на английский мне сделали носители языка, и сейчас я интенсивно ищу западного издателя.

Фредерик Кук

О нашей реабилитации Кука я рассказал в январе в норвежском Тромсё на международной конференции «Арктические границы», где одновременно докладывал о полярных экспедициях — моих и Матвея. У норвежцев должно быть особое отношение к Фредерику, ведь их национальный герой Руаль Амундсен называл того учителем. И когда Кука посадили в американскую тюрьму, в 1926-м навестил его, а после встречи публично назвал гением. Национальное географическое общество США в ответ расторгло с норвежцем контракт на чтение лекций и отказалось спонсировать следующую экспедицию. По-моему, я нашел в Норвегии полное понимание.

Но уверен, в Штатах подобного не будет: слишком уж программным стал там тезис, будто Пири — великий герой, а Кук — великий жулик. В защиту Пири горой стоит National Geographic.

культура: В чем же загадка столь резкой, извините за каламбур, поляризации двух путешественников на родине? Оба, как-никак, американцы…
Шпаро: У Пири оказалось мощное лобби с поддержкой президента Теодора Рузвельта, военно-морских боссов, прессы. В «Арктический клуб Пири» входили очень богатые люди. Кук же был романтиком-одиночкой, которого лишь изредка поддерживали такие же романтики, но иногда с капиталом. Почему получилось именно так, я тоже задумывался. Оба люди смелые, рискованные. Однако если коммандер презентовал себя стопроцентным янки — гордым белым властелином в военной форме, символом нации, то доктор Фредерик был из семьи немцев-переселенцев, бедняком в детстве и юности — слишком мягким и человечным для имперского монумента. Если первый заявлял, что готов душу дьяволу продать за то, чтобы единолично взять «большой арктический приз», то второй с радостью соглашался разделить полярную победу с соперником. Часто лечил бесплатно, эскимосов считал друзьями. Безумно талантливым и широким человеком был доктор Кук! Он ведь даже на Баррилла, фактически продавшего его, не сердился, оправдывал: мол, пять детей, деньги необходимы позарез, слабая человеческая натура. Хотя и остро переживал предательство. Читая трогательную переписку Кука с женой в конце жизни, понимаешь, насколько величественным человеком он был и как много потеряла Америка, его отвергнув.

Роберт Пири

культура: О чем будет продолжение детективной полярной эпопеи?
Шпаро: Сейчас пишу 17-ю главу следующей книги «Неизвестный Пири», посвященную уже полностью разоблачению коммандера — как аморального и страшного человека. Существуют неоспоримые доказательства, что он приписал себе не только достижение полюса, но и предыдущий рекорд 1906 года в дальности проникновения в высокие широты. В 1909-м на пути из Арктики к земле при странных обстоятельствах был застрелен молодой ученый Росс Марвин, участник экспедиции Пири и к тому же его личный секретарь. Ответственность за преступление в любом случае — на начальнике экспедиции.

культура: Наверное, такое издание станет для США бомбой — Вы сводите с пьедестала национального героя…
Шпаро: Но я же восстанавливаю в правах другого — настоящего национального героя. Я не первый, кто это делает, однако по сравнению с другими авторами у меня есть некоторая фора: я своими ногами прошел по дрейфующим льдам более 10 тысяч километров и лично видел, что там и как. И мои друзья-альпинисты тоже побывали на верхушке Северной Америки, пройдя путем Фредерика Кука. Поэтому надеюсь, наши свидетельства в придачу к скрупулезным исследованиям документов пусть и не сразу, но лягут на чашу весов исторической справедливости. Как, кстати, и следующий факт, малоизвестный за рубежом. Пири и Кук в своих полярных бросках в точности воплотили план, разработанный для экспедиции к Северному полюсу великим русским полярным исследователем контр-адмиралом Фердинандом Петровичем Врангелем. Он еще в 1846-м в докладе на годовом собрании РГО предложил идти через Гренландию с помощью эскимосов на собачьих упряжках.

культура: Торжествует ли Ваше чувство исторической справедливости от нынешнего российского возвращения в высокие широты?
Шпаро: Конечно, хоть и происходит оно не так быстро, как наше бегство оттуда в 1990-х. Слава Богу, идет очистка Арктики от многолетнего замусоривания. С Земли Франца Иосифа вывезли миллионы тонн ржавых бочек. Рад, что Владимир Путин лично курирует этот и другие арктические проекты через РГО.

Но еще больше дел впереди. Например, мыс Челюскин — самая северная точка Евразии. Его нужно сделать национальным заповедником и местом всемирного туристического паломничества. Посмотрите, как португальцы умело подают свой самый западный выступ материка — мыс Рока. Нам тоже есть чем гордиться и что помнить. Начиная с имени талантливого штурмана Семена Ивановича Челюскина, открывшего эту землю 9 мая 1742 года. Здесь трогательный памятник над могилой наших полярных летчиков, избушка Папанина времен его начальства на станции, гурий (пирамида из камней.— «Культура»), сложенный Амундсеном. Знаменитая погранзастава этим планам не помеха. Но сперва несколько гектаров надо очистить от тех же бочек, между которыми приезжим сейчас приходится буквально пробираться.

культура: Какие ближайшие знаковые экспедиции организует Ваш клуб?
Шпаро: Мы давно мечтаем, и есть на эту тему поручение президента — совершить необычное путешествие от побережья Антарктиды до Южного полюса. Уникальность его в том, что пойдут трое: двое на лыжах, а один в инвалидном кресле, поставленном на лыжи. То есть — только силой рук. Это поистине эпохальный прорыв цивилизации. Мы называем проект Вторым открытием Южного полюса. Наш слоган: «Воля — Полюс». Все участники, что называется, в наличии, маршрут разработан. Клуб переносит старт экспедиции уже в четвертый раз, пока на ноябрь 2017-го. О причине легко догадаться — мероприятие не из дешевых. Ждем, когда люди, распоряжающиеся государственными или частными средствами, придут к пониманию, что подобные победы нужны нашей стране, как воздух.

Одна грань этой истории — мужество человека и чистое сияние Арктики, другая — грязная возня дельцов


Человек в Арктике

Фото: Kremlin.ru

29 марта в Архангельске открылся IV Международный форум «Арктика — территория диалога», на пленарном заседании которого выступил президент РФ. В древний русский северный порт съехались делегаты от международных организаций, делового и экспертного сообщества. Основная тема форума «Человек в Арктике» включает разные аспекты, в том числе экологический. В тот же день Владимир Путин в сопровождении премьер-министра Дмитрия Медведева и главы Минприроды Сергея Донского посетил остров Земля Александры в составе архипелага Земля Франца-Иосифа. Со специальной смотровой площадки высокие гости оценили чистую прибрежную полосу, еще недавно полностью заваленную мусором — в основном бочками из-под дизтоплива. Более 42 тысяч тонн отходов удалось вывезти с острова, после того как Путин побывал там в апреле 2010 года и дал поручение ликвидировать экологический ущерб Арктической зоне РФ. 


Фото на анонсе: Сергей Метелица/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть